ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Социолингвистически маркированные определительные конструкции лексико-семантической группы «Национальные особенности персонажей» в произведениях У.М.Теккерея.

 

Котова Юлия Сергеевна,

соискатель кафедры общего и славяно-русского языкознания Кубанского государственного университета граснодар.

Научный руководитель доктор филологических наук, профессор

Немец Георгий Павлович.

 

В повести «В благородном семействе», видя свою главную цель в обличении социально-нравственных пороков английского общества, писатель использует ряд определительных конструкций для обозначения некоторых национальных и социально-психологических особенностей персонажей.

У.М. Теккерей осуждает морально-нравственное разложение молодежи верхних слоев английского общества, в кругах которой считалось достоинством соблазнить девушку из «низов», как это сбирался сделать ловелас Брэндон. В этом контексте положительно-окрашенное словосочетание high moral state (высоко нравственное состояние) приобретает противоположную, отрицательную оценочность и воспринимается иронически: such is the high moral state of our British youth- так высоко нравственное состояние британской молодежи.

Восклицание Oh, free and happy Brittons, what a miserable, truckling, cringing race you are – О, свободные, счастливые британцы! Какое вы жалкое, угодливое, раболепное племя – содержит в цепочке определений miserable, truckling, cringing (жалкое, угодливое, раболепное) эксплицитные субъективно-оценочные эмоционально-экспрессивные значения. Однако здесь эти отрицательно окрашенные определительные конструкции, вступая в оксюморонные отношения с конструкциями положительной ориентации free and happy Brittons (свободные, счастливые британцы), образуют иронический контекст, усиливающий обличительную силу авторского высказывания, направленного против одного из главных социальных и нравственных пороков, изображаемого им британского общества – снобизма.

В «Ярмарке тщеславия» целый ряд социолингвистически маркированных определительных конструкций также связан с изобличением снобизма, тщеславия, высокомерного и презрительного отношения вышестоящих к тем, кто классом ниже. Эти пороки рассматриваются автором как типично английские, свойственные представителям его нации. Особенно значимы в смысловом и стилистическом отношении такие определительные словосочетания, как truly British soul, his English habit, Pride -настоящая британская душа, его английская привычка, гордыня (о Джордже Осборне, который приходил в восторг и восхищение при одном только виде представителей высшего света). Иронизируя над заносчивостью и снобизмом Джорджа, автор насмешливо называет его this young British Lion (этот молодой Британский Лев), тем самым перенося свою насмешку на многих других своих соотечественников (лев - национальная эмблема Великобритании). Тем самым данное словосочетание превращается из средства индивидуальной характеристики персонажа в средство типизации.

Конструкция honest British exultation (честное британское ликование) характеризует тщеславные помыслы старого Осборна, когда он строит планы женить своего сына на обладательнице крупного состояния и обеспечить ему благосостояние и жизненную карьеру. Старый сноб тешит свое самолюбие и тщеславие тем, что он сможет в результате стать основателем славного рода баронетов (the progenitor of a glorious line of baronets).

Снобизм и тщеславие с налетом шовинизма как национальная черта представителей изображаемых слоев английского общества изобличается автором и в таких социолингвистически маркированных определительных конструкциях, как “an English gentleman” (английский джентльмен), “a captain in the famous British army”(капитан в знаменитой британской армии), которые контекстуально противопоставляются конструкции mere foreigners (всего лишь  иностранцы), когда старый Осборн, увидев могилу своего сына, вознегодовал потому, что она, как ему казалось, находилась в недостойном его сына месте. It seemed a humiliation to old Osborne to think that his son an English gentleman, captain in the famous British army, should not be found worthy to lie in ground where mere foreigners were buried” – Старому Осборну показалось оскорбительным, что для его сына, английского джентльмена, капитана славной британской армии, не подобает лежать в земле, где лежат какие-то иностранцы.

Социолингвистическую маркированность приобретают в контексте романа и словосочетания, с помощью которых автор описывает детали памятника Джорджу Осборну, воздвигнутого его тщеславным отцом (“an elaborate monument upon the wall where Britania was represented weeping over an urn and a broken sword and a couchant lion indicated that the piece of sculpture had been erected in honor of  a deceased warrior” – разукрашенная мемориальная доска, на которой была изображена Британия, плачущая над урной, сломанный меч и спящий лев указывали, что доска эта водружена в честь павшего война) и далее идет замечание автора с экспрессивно-оценочным словосочетанием, в котором обнаруживается его отношение к изображаемому: … the walls of St. Pauls   are covered with hundreds of those braggart heathen allegories– стены собора Святого Павла… покрыты сотнями этих хвастливых языческих аллегорий. Здесь обращает на себя внимание функционирование определительной конструкции a couchant lion (спящий лев), которое, как и рассмотренное выше young British Lion, символизирует Британскую эмблему. Здесь имплицируется авторская ирония как средство сатирического изобличения морально-нравственных и психологических качеств, свойственных представителям изображаемой в романе общественной среды. Это традиционная теккереевская ирония над подменой истинного ложным: сила, могущество, величие льва приравнивается на ярмарке тщеславия к снобизму, высокомерию и презрению к нижестоящим и более слабым.

Интересно в плане социолингвистической обусловленности употребление компаративной конструкции the blackbrowed old tyrant of a Russia merchant in Russel Square - чернобровый старый деспот русской торговли на Рассел-сквер. В структурном отношении это обратный эпитет, характеризующий жестокость, деспотизм грубого и тщеславного мистера Осборна. Возможно в психологии англичан времен У.М. Теккерея эти отрицательные качества ассоциировались с представлениями о русских купцах.

В контексте романа социолингвистическую маркированность проявляет и такая деталь, как умение Бекки говорить на чистом французском языке с парижским акцентом. (her daughter (Becky) spoke French with purity and Parisian accent – его дочь (Бекки) говорит по-французски безупречно и с парижским акцентом). Автор подчеркивает, что в то время это было редкое достоинство (a rare accomplishment), несвойственное представителям высших кругов английского общества: великосветские дамы говорили на французском с эдинбургским акцентом (with an Edinburgh accent) – как насмешливо замечает У.М. Теккерей. Таким образом, это достоинство являлось показателем общественного положения человека: обычно правильным иностранным языком владели гувернантки, учителя, т.е. низшие рангом, - т.е., чьим уделом было обучать вышестоящих. (It was only from her French being so good that you could know she was not a born woman of fashion – только из ее французского, который настолько хорош, что вы могли подумать, что она не была рождена знатной). В этом контексте нейтральные определительные конструкции Parisian accent и Edinburgh accent становятся социолингвистически маркированными.

Аналогичные характеристики автор дает отдельным персонажам романа «История Пенденниса», используя словосочетания, подчеркивая особенности поведения и воспитания, которое они получили, их национальную принадлежность. Так, Бланш Эмори, жившая и воспитавшаяся в силу обстоятельств какое-то время в Париже, приобрела там некоторые «французские» привычки, проявляющиеся в ее речи (her pretty French jargon – ее прелестный французский жаргон – жаргон, умение пользоваться которым ценится в высших кругах английского общества). Модные французские повадки проявляются и в ее движениях:  (said with) a French shrug of her shoulders – сказала, пожимая плечами на французский манер – с целью не только привлечь к себе внимание, но и завлечь собеседника.

Лаура Белл, хотя автор подчеркивает, что она провинциалка (the honest an generous country girl – честная и великодушная провинциалка), типичная английская девушка по своим внешним данным и воспитанию (pretty fresh-colored English girl), тем не менее умеет сделать реверанс по последней парижской моде (the last Parisian curtsey), что свидетельствует о ее умении держаться на уровне светских красавиц из семей английской знати, получивших модное в то время французское воспитание.

Такая деталь, как провинциальный ирландский акцент, который отчетливо слышен в речи Эмили Костиган (honest Irish brogue), дает представление об образовательном уровне этой особы, претендующей на звание примадонны столичного театра. Определительная конструкция Irish hospitality (ирландское гостеприимство) используется автором для характеристики старого Костигана, который, по законам гостеприимства своей нации, старался непременно накормить и особенно напоить гостя, поскольку и сам был большим любителем горячительных напитков. Подобные детали характеристики дают автору возможность поиронизировать над национальными привычками этих персонажей, представить их в комическом свете.

Отдельную семантическую группу образуют конструкции, в которых определяемое существительное или определение обозначает национальную принадлежность описываемого субъекта или явления. То есть, явление характеризуется с точки зрения его национальной специфики, обычаев, нравов, физиологических особенностей той страны, к которой они принадлежат. Так, даже щеголи и снобы в разных странах имеют свои отличительные черты: немцы, как отмечает автор, непременно светловолосы, с тонкой талией (blond, tight-waisted German), французский щеголь отличается шаловливостью, блестящими нафабренными усами и элегантными лакированными ботинками (capering Frenchmen with their lacquered mustaches and trim varnished boots), английские денди, как главный персонаж романа Пен – спокойным высокомерием и дерзкой томностью и апатичностью (their calm domineering air and languor).

Размышляя о взаимоотношениях мужчины и женщины в английской семье, автор прибегает к определительным конструкциям, содержащим аллюзивные сравнения из древнеримской поэзии (Дамон – персонаж Вергилиевых эклог, олицетворяет любящего мужчину, Делия – мифическая Диана – воплощение любящей женщины). Дамон, занятый повседневными служебными обязанностями, делами, и не думает ни о чем другом. Делия заботится о Дамоне. Она – та нежная и любящая повилика (the ivy or the honeysuckle), которая обвивается вокруг дуба. Но дуб здесь не символ силы и мужества, а символ англичанина – делового, все мысли которого заняты накопительством, стремлением подняться по социальной лестнице и удержаться там, равнодушно принимающего заботливость и ласку любящей жены, которая лишена, как правило, какой-либо материальной самостоятельности. В этом контексте словосочетание a British man и метафорическое the pretty fond parasite (прелестный нежный паразит) в структуре сравнения to stand like a British man with his hands in his breeches pockets, while the pretty   fond parasite clings round him (стоять как британский мужчина, засунув руки в карманы брюк, в то время как прелестный нежный паразит прилип к нему) обретают обобщающий, типизирующий характер, становятся обобщающей критической характеристикой неравных супружеских отношений в английской семье – первейшем звене социальных отношений в британском обществе в целом.

Обобщающий характер имеет также конструкция rough cordiality (грубоватая сердечность), которое автор использует, описывая встречу после разлуки двух молодых людей, друзей Пена и Джорджа Уорингтона. Автор объясняет этот контраст между внутренней теплотой и искренностью чувств и подчеркнутой сдержанностью, даже небрежностью как их внешнее проявление особенностями национального характера и воспитания англичан. (The pair greeted each other with the rough cordiality which young Englishmen use one to another: and which carries are a great deal of warmth and kindness under its rude exterior– Пара поприветствовала друг друга с той грубоватой сердечностью, что свойственна молодым англичанам и под шершавой внешностью таит самые теплые чувства). Свои размышления по этому поводу автор заканчивает восклицанием, в состав которого входит ряд определительных конструкций, характеризующих дружбу в ее национальном английском проявлении: “Curious modesty, strength stoical decorum of English friendship!” – «Любопытная скромность, странное социальное приличие английской дружбы!»

Проведенный анализ показал, что социолингвистически обусловленные определительные словосочетания занимают важное место среди определительных конструкций. В них особенно отчетливо проявляется социальный характер сатиры У.М. Теккерея. Важную роль играет авторская ирония, под действием которой ряд определительных словосочетаний, подвергаясь в контексте произведений семантико-стилистической транспозиции, обретают социолингвистическую маркированность.

В целом же функционирование социолингвистически обусловленных определительных конструкций сопряжено с сатиристическим изобличением морально-нравственных устоев общества, все слои которого поражены такими пороками, как эгоизм, тщеславие, снобизм, общества, где нет места высоким нравственным принципам, чистоте, добру – всем тем качествам, которые хотел бы видеть в своих персонажах автор, общества, где все мелочно, суетно, пошло и ничтожно.

 

Поступила в редакцию 15 июня 2006 г.

2006-2017 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.