ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Ревматоидный артрит: сочетанное эустрессовое влияние

в эксперименте и клинике.

 

Курыгин Александр Георгиевич, Михайлов В. П.

Ярославская Государственная Медицинская Академия,

кафедра терапии педиатрического факультета.

 

В предыдущих наших исследованиях, посвященных адъювантному артриту (АА), было установлено неблагоприятное влияние иммобилизационного стресса (дистресса) на возникновение и развитие системного воспалительного процесса [3]. Однако нельзя не учитывать представления Г.Селье [7] о том, что кроме дистресса, при котором наряду с адаптационными механизмами ярко выражены деструктивные, существует эустресс. В случае такого «мягкого» стресса явно преобладают приспособительные процессы. Действие эустресса на АА изучено еще недостаточно. Вместе с тем имеются данные о положительной роли физических тренировок в комплексе реабилитационных мероприятий при ревматоидном артрите (РА) [2]. Пониженная температура также является фактором, повышающим приспособительные возможности организма [4]. Поэтому представлялось интересным получить фактический материал о влиянии сочетания обоих факторов на развитие РА.

В настоящей работе изучалась роль динамического эустресса при пониженной температуре на развитие адъювантной болезни у лабораторных животных и РА у больных. Поскольку Селье [7] считал мышечные перегрузки сильнейшим стрессором, мы в нашей работе использовали нагрузки средней интенсивности.

 

Материал и методы.

 

Экспериментальное исследование провели на 24 лабораторных крысах-самцах, составивших 3 группы по 8 особей в каждой. Животных содержали в клетках в условиях свободного доступа к воде и пище при стандартном рационе питания.

Моделью РА был адъювантный артрит [9], вызываемый субплантарной инокуляцией 0,2 мл полного адъюванта Фрейнда (ПАФ) в задние лапки животных. ПАФ готовили по ранее принятой методике [6]. Ежедневный динамический  стресс в условиях пониженной температуры (сочетанное воздействие, СВ) воспроизводили 1-часовым плаванием животных в резервуаре при t=27,5оС в течение 2-х недель в период, соответствовавший активной фазе АА, т.е. с 14-х по 28-е сутки [5,9]. При этом гипотермии у животных не возникало. Показатели снимали 1 раз в нед. в течение 1-28 суток. Регистрировали массу тела, диаметр окружности голеностопных суставов, локальную температуру области суставов, СОЭ. Показатели липидного обмена и перекисного окисления липидов (ПОЛ) определяли в срок, соответствующий концу активной фазы АА. Это общие липиды  (ОЛ, ед. измерения: г/л), общий холестерин (ОХ, моль/л), общие фосфолипиды (ОФ, ммольР/л), первичные продукты ПОЛ – диеновые конъюгаты и кетодиены (ДК и КД, ед. измерения: на мг липидов) в сыворотке крови.

Изучение биохимических  показателей  осуществляли  при помощи спектрофлюорометрических, спектрофотометрических и фотоколориметрических методик [1,8].

В клинике обследовано 44 больных РА. Контрольную группу составили 24 больных РА, получавших терапию нестероидными противовоспалительными средствами и их сочетания с цитостатиками. Гормональное лечение не проводилось. Режим двигательной активности в основной группе больных  в зимний период применялся в двух вариантах – щадящее–тренирующем и тренирующем. Серопозитивные составили 73,5 % от общего числа исследованных больных РА. Параллельно с оценкой общепринятых клинических параметров исследовали динамику некоторых показателей липидного спектра: содержание ОХ, ОФ, ДК; измерялась антиперекисная активность плазмы крови [8].  

Математическую обработку результатов осуществляли с помощью персонального компьютера IBM PC/AT в программе MO Access 2003.

 

Результаты.

 

У крыс группы АА с сочетанным эустрессом увеличение СОЭ определялось до начала действия режима нагрузок: на 7-е сутки - 235,3% (р<0,05), по сравнению с соответствующим контролем (СВ у здоровых крыс), на 14-е - 313,5% (р<0,05). В период применения СВ (с 14-х по 28-е сутки) к 21-м суткам было отмечено снижение СОЭ: различие с основной группой АА было определено в 40,6% (р<0,05); к 28-м суткам оно увеличилось до 82,1% (р<0,05). Однако достоверная разница с группой СВ у здоровых животных сохранялась на 4-й и на 5-й сроки: 211,8% (р<0,05), 129,4% (р<0,05), соответственно.

Развитие АА к 28-м суткам сопровождалось понижением уровня ОЛ (на 49,3%, р<0,05, по сравнению с интактными животными), снижением ОХ (на 38,0%, р<0,05,  сравнительно с интактной группой), и понижением уровня ОФ (на 14,7%, р<0,05). 28-й день одновременно характеризовался повышением первичных продуктов перекисного окисления липидов, уровня ДК и КД на 83,9% (р<0,05) и 96,2% (р<0,05), соответственно.

В опытной группе АА с СВ наблюдалась динамика, обратная основной группе АА. По сравнению с ней в группе АА и СВ уровень содержания ОЛ повысился на 34,9% (р<0,05), ОХ на 17,4% (р<0,05), повышение ОФ составило на уровне тенденции (на 4,6%, p < 0,1).

Что касается ДК и КД, то в опытной группе АА и СВ к 28-м суткам отмечалось снижение их содержания, сравнительно с группой АА: ДК на 36,8% (р<0,05), КД на 31,6% (р<0,05). В группе СВ здоровых животных не было отмечено достоверных изменений данных показателей.

Таким образом, эустресс в режиме умеренных физических нагрузок при пониженной температуре среды в условиях эксперимента показал выраженный лечебный эффект при адъювантной болезни по всем изученным показателям.

При исследовании больных РА режим двигательной активности назначался в зависимости от активности воспалительного процесса.

Результаты исследований показали, что в контрольной группе через месяц после начала лечения время утренней скованности сократилось на 100,9  % (р<0,05) , суставной индекс уменьшился на 76,9 % (р<0,05), суставной счет - на 43,4 % (р<0,05), сравнительная динамика СОЭ не имела достоверного характера.

У больных, подвергавшихся, в дополнение к такой же терапии, физическим нагрузкам в холодное время года, через месяц после начала лечения зарегистрировано выраженное уменьшение продолжительности утренней скованности на 333,3 % (р<0,05), снижение суставного индекса на 128,8 % (p<0,05) и суставного счета на 50,0 % (p<0,05), снижение показателей СОЭ на 36,4 % (p<0,05). Уровень гемоглобина достоверно не изменялся.

Если между исходными значениями показателей в обеих группах статистически достоверной разницы не было, то к концу месяца терапии у больных, подвергавшихся ежедневной физической нагрузке, было достоверно ниже, чем в контрольной группе, время утренней скованности (-107,8 %, p<0,05). У больных группы с физической нагрузкой на этот срок положительный эффект был зафиксирован также по изменению СОЭ (на 13,9 %, р<0,05).

У больных РА отмечалось снижение содержания общих фосфолипидов на 30,2% (р<0,05), повышение содержания диеновых конъюгат на 106,2 % (р<0,05), снижение коэффициента фосфолипиды / холестерин на 17,9% (р<0,05), антиперекисная активность плазмы крови снизилась на 11,7 % (р<0,05), по сравнению со здоровыми донорами (лицами без какой-либо клинической патологии) (табл. 1).

 

Таблица 1.

Динамика некоторых биохимических показателей у больных ревматоидным артритом, находившихся в условиях стрессовой нагрузки (едс) и группы, получавших только базисную терапию.

N

Группы, сроки снятия пок-лей

ОХ,

мкг/мл

ОФ,

мкг/мл

ОФ/

ОХ

ДК,

фЕ233/г  лип

А/П активность,

Ед.

1

Здоровые                0

5,2 + 0,4

47,8 + 2,2

9,2 + 0,4

16,2 + 1,3

18,1 + 2,0

2

Контрольная

(базисная терапия)

I

 

II

4,7 + 0,3

 

4,2 + 0,2

36,7 + 1,1

 

37,6 + 1,6

7,8 + 0,3

 

9,0 + 0,3

33,4 + 4,8

 

25,9 + 1,8

16,2 + 2,8

 

17,7 + 1,2

3

Основная

(баз.тер.+

СВ)

IA

 

IIA

4,5 + 0,2

 

4,4 + 0,3

38,4 + 1,2

 

39,2 + 1,8

8,5 + 0,3

 

8,9 + 0,4

35,6 + 6,5

 

20,3 + 1,7

16,0 + 1,8

 

20,1 + 2,3

0 – I

0 – II

0 – IIA

I – II

I – IA

IA – IIA

II – IIA

-

-

-

-

-

-

-

p<0,05

p<0,05

p<0,05

-

-

-

-

p<0,05

-

-

-

-

-

-

p<0,05

p<0,05

p<0,05

-

-

p<0,05

p<0,05

p<0,05

-

p<0,05

-

-

p<0,05

p<0,05

Примечание: I, IA – исходные показатели; II, IIA – спустя 1 месяц лечения. Число здоровых доноров – 13,

больных – 24 в контрольной, 20 в основной группах. ОХ – общий холестерин, ОФ – общие фосфоли-

пиды, ДК – диеновые конъюгаты, А/П активность – антиперекисная активность плазмы крови.

 

Через месяц после начала лечения у больных контрольной группы отмечалось снижение уровня диеновых конъюгат в сыворотке крови на 29,0 % (р<0,05), в группе с СВ этот показатель снизился на 64,8 % (р<0,05). Изменения содержания общих фосфолипидов не были достоверными ни в одной из групп (+ 2,5%, р > 0,05; + 2,1%, р > 0,05, соответственно). Динамика содержания общего холестерина также была недостоверной (–11,9%, р > 0,05; – 2,3%, р > 0,05, соответственно). Антиперекисная активность в контрольной группе существенно не менялась (+ 9,3 %, р > 0,05), в то время как в основной группе был зарегистрирован ее подъем на 25,6 % (р<0,05). Соотношение фосфолипиды / холестерин достоверно не менялось ни в одной из групп ((+7,4%, р > 0,05;  +2,3%, р < 0,05, соответственно). При обработке исходных данных при сравнительной оценке больных основной и контрольной групп не было обнаружено статистически достоверной разницы ни по одному из показателей. Однако, спустя месяц лечения, в группе СВ были зафиксированы наибольшие позитивные сдвиги, сравнительно с контрольными больными: антиперекисная активность плазмы в основной группе была достоверно выше таковой в контрольной группе на 13,6  % (р<0,05), уровень диеновых конъюгат в условиях применения режима СВ также снизился в большей степени, чем у контрольных больных (на 27,6 %, р<0,05).

Таким образом, динамический эустресс в виде физических нагрузок в условиях пониженной температурной среды вызвал клинически выраженное ослабление системного воспалительного процесса. Это  нашло свое отражение как на модели адъювантной болезни, так и в клинике при лечении больных РА.

 

Литература.

 

1. Батуев А.С., Никитина А.П., Журавлев В.Л., Соколова Н.Н. Малый практикум по физиологии человека и животных. Учебн. пособие // Под ред. А.С.Батуева. – СПб.: Изд-во С.-Петербургского университета, 2001. 348с.

2. Курыгин А.Г. Немедикаментозная коррекция нарушений липидного и белкового обмена в острую фазу адъювантной болезни // «Современные вопросы ревматологии», Ярославль, 1995.- С.85.

3. Курыгин А.Г. Роль иммобилизационного стресса в возникновении и развитии адъювантного артрита // Научн.-практ. ревматология.- 2005.- №6.- С.29-32.

4. Меерсон Ф.З., Пшенникова М.Г. Адаптация к стрессовым ситуациям и физическим нагрузкам: Москва «Медицина», 1988, 251с.

5. Назаров С. Б., Горожанин Л.С. Использование количественного метода для оптимизации режима мышечной тренировки в экспериментальных исследованиях // Ж.физиологии им.Сеченова, 1988.- Т.64.- N7.- С. 1041-1043.

6. Плецитый К.Д., Шатерникова И.Н. Влияние витамина D на развитие и генерализацию адъювантного артрита у крыс // Патол.физ. и эксп.терапия.- 1984.- N4.- С.40-44.

7. Селье Г.  Стресс без дистресса:  Пер. с англ. - М.: Прогресс,1979, 124. 

8. Ilka S.  SchnelImicromethode zurdirecten cholesterinbest irnmung.  // Z. Bes. Inn. Med. - 1992. - Bd. 17, N2. - S.83.

9. Yuda Y.  Formation of lipid peroxides in adjuvant arthritis. // J. Pharm. Soc. Jap. - 1987. - Vol. 107, N 4. - P. 287 - 293.

 

Поступила в редакцию 7 декабря 2006 г.

2006-2017 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.