ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Государственное регулирование экономики в старопромышленных районах Германии.

 

Найденова Раиса Ивановна,

докторант Орловской Региональной Академии Государственной Службы,

доцент Старооскольского Технологического Института

(филиал) Московского Государственного Института Стали и Сплавов

(технологического университета).

 

Для региональной политики зарубежных стран характерно внимание не
только к наиболее отсталым, депрессивным и другим проблемным
территориям, но и к территориям полюсам, ядрам, коридорам экономического роста, государственная поддержка которых может оказывать наиболее   сильное  воздействие   на  структуру   и  динамику   национальной экономики.

Экономические районы Западной Европы делят на четыре группы:

1)      высокоразвитые районы, где развиваются новые отрасли экономики;

2)      старопромышленные районы;

3)      районы нового освоения;

4)      отсталые аграрные районы.

По мнению английского ученого Р. Хадсона, старопромышленные регионы, так называемые "мастерские мира" утрачивают свое значение. Формируя стратегию выживания "периферийных районов", к которым в полной мере относятся горнопромышленные территории, Хадсон видит четыре возможных варианта реорганизации:

·    всемерное развитие малых и средних предприятий, поиск путей создания новых рабочих мест в малом бизнесе, освоение взамен крупного производства так называемой предпринимательской "культуры самозанятости";

·    создание обновленной экономической системы на базе привлеченных в регион филиалов крупных, а по возможности и транснациональных компаний - при условии организации пропаганды привлекательного имиджа территорий;

·    переход на экономику "обслуживания" - туризм, рекреационная сфера, развлечения и т.п.;

·    отказ от производственной сферы и превращение территории в зону "жилья и потребления", где основной источник существования - государственные пособия и субсидии.

При этом Р. Хадсон подчеркивает, что локальные инициативы при реализации любого варианта или комбинации вариантов недостаточны для решения проблем реструктуризации территорий. Д. Садлер обращает внимание на то, что депрессивное состояние некоторых территорий ведет к отторжению целых региональных групп населения от процессов социально-экономического развития общества. На примере некоторых старопромышленных территорий западной Европы можно видеть, насколько низкий трудовой статус, регрессивное распределение доходов, неразвитость социальной инфраструктуры, противоречия социальных слоев обостряют социально-политическую ситуацию в подобных районах (1).

Старопромышленные районы, одними из первых вступившие в стадию индустриального развития, имея слабо диверсифицированную структуру хозяйства и свои специфические особенности внутренней территориальной структуры, при смене экономико-технологических укладов производства закономерно входят в стадию депрессии. Здесь сконцентрированы традиционные индустриальные производства, переживающие в настоящий момент структурный кризис, испытывая при этом дефицит капитала, реалистичных и конкурентоспособных проектов развития.

В развитых зарубежных странах наиболее типичными проблемными регионами являются старопромышленные. Это регионы, специализированные на «уходящих» отраслях предыдущих промышленных укладов, не успевшие заблаговременно развить новые прогрессирующие отрасли.

В ранг депрессивных регионов попали многие угольные и метал­лургические районы Великобритании, Германии, Франции, Бельгии, затем в их число попали регионы с большим объемом текстильной промышленности, «грязной» химии, спрос на продукцию которых постепенно снижался вследствие перемещения производства в развивающиеся страны с дешевой рабочей силой, меньшими экономическими ограничениями и другими конкурентными преимуществами. В очень трудном положении оказались аграрные и периферийные территории, малопривлекательные для развития современного наукоемкого производства, сферы деловых услуг, научно-образовательных центров. Такие регионы из года в год теряли квалифицированные кадры и учащуюся молодежь, что закрепляло их отставание.

В Западной Европе сегодня сложилась определенная система го­сударственного регулирования депрессивных территорий старопромышленного типа.

Общие для всех стран принципиальные положения этой системы заключаются в следующем:

     признание   государственной   поддержки   в   качестве   необходимого условия подъема кризисных и депрессивных регионов, которую следует оказывать   заблаговременно,   до   наступления  кризиса,   еще   на   стадии благополучного, стабильного развития;

     в практике региональной политики воздействие не на регион в целом, а на наиболее проблемную его часть;

     решение приоритетных социальных проблем путем создания новых рабочих мест высокой квалификации для местных кадров,  недопущения снижения уровня доходов населения, развития социальной инфраструктуры;

      стабилизация периферийных старопромышленных  районов посредством развития в них новых наукоемких отраслей промышленности,
деловых услуг, рекреации;

      ориентация на внутренние ресурсы региона для достижения стабиль­ности развития.

Наряду с государственным регулированием, в модернизации старопромышленных районов зарубежных стран в ряде случаев велика роль транснациональных корпораций (ТИК), располагающих большими финан­совыми возможностями для крупных инвестиций в экономику (если это им выгодно).

Так, ТНК с высокой долей американского, японского, немецкого капитала способствовали созданию новой «силиконовой долины» в Центральной Шотландии, стабилизации экономического положения Южного Уэльса и Эльзаса. Развитие добычи нефти и газа вблизи берегов Великобритании и Норвегии способствовало ускоренному развитию прибрежных районов этих государств и выходу из числа депрессивных (2).

В Германии наибольшее значение для мирового опыта регулирования проблем регионов имеют примеры Рурского района и земель бывшей ГДР.

Старопромышленный Рурский регион, сыгравший огромную роль в индустриализации Германии, объединяет сегодня в один коммунальный союз (Рурская область) 11 городов и прилегающие к ним местности (4,4 тыс. кв. км, 5,4 млн. чел.).

После Второй Мировой войны регион в течение одного десятилетия восстановил свою экономическую мощь, основой которой являлась угольная промышленность. Было построено 50 новых шахт, а добыча угля в 1954 г. достигла 112,8 млн. т. Однако уже со второй половины 1950-х годов в угольной промышленности Рура начался кризис вследствие конкуренции импортной нефти. Добыча угля резко упала, многие шахты закрывались, кризис распространился на связанные с угледобычей отрасли, росла безработица.

Правительство ФРГ выбрало путь специальной экономической поддержки Рурского района. Вначале стали выдаваться дотации угольной промышленности и субсидировалось потребление угля, особенно ТЭЦ, с целью сохранения покупательского спроса на уголь. В 1968 г. был принят федеральный закон о реструктуризации и оздоровлении угольной промышленности и угледобывающих регионов, в соответствии с которым государство определяло минимально необходимый объем добычи угля в стране, размер дотаций, субсидии высвобождающимся рабочим и затраты на их переквалификацию.

В 1969 г. вся угольная промышленность Рура была объединена в один концерн «Рурколе» («Рурский уголь») на основе договора министра экономики ФРГ, правительства земли Северный Рейн-Вестфалия, владельцев шахт и профсоюзов. Угледобывающие предприятия были связаны долгосрочными контрактами с металлургическими заводами и электростанциями. Существенное влияние на стабилизацию продажи угля оказал специфический налог - «угольный пфенниг». Каждый лишний пфенниг (0,01 марки), выплачиваемый потребителям сверх цены киловатт-часа электроэнергии, поступал в специальный фонд обеспечения потребления угля, все средства которого направлялись на покупку немецкого угля вместо более дешевого иностранного (отменен в 1995 г.).

Эти меры правительства ФРГ позволили избежать обвального падения добычи угля и выиграть время для постепенной и управляемой реструктуризации всей экономики Рура. Основными направлениями реструктуризации экономики региона явились:

   модернизация других «старых» отраслей промышленности;

   развитие высшего образования;

   создание  технологических  центров  и  на  их  основе – наукоемких

производств;

• улучшение окружающей среды.

Промышленная модернизация охватила большинство металлургических и химических заводов, предприятий тяжелого машиностроения. Были ликвидированы экологически грязные производства, радикально обновлен ассортимент продукции, уменьшены промышленные территории.

В Рурском регионе в 1960-1980 гг. было основано 5 новых уни­верситетов с целью создания центров обучения, сокращения молодежной безработицы, ограничения эмиграции из региона и привлечения новых кадров. Значительная доля местных студентов обучается бесплатно, малообеспеченные студенты получают стипендии. Общая численность студентов достигает 150 тыс. (в 2 раза больше современной численности шахтеров), многократно возросло число научных работников и преподавателей, 12 технологических центров (1993 г.) усиливают научно-инновационный потенциал региона, предоставляя предпринимателям помещения, оборудование, логистику, организационную и финансовую помощь.

Деятельность по устранению и переработке промышленных отходов, защите и расширению зеленого ландшафта координировалась «Коммунальным союзом» с использованием различных финансовых источников. Результатом реализации этой программы явилось экологическое оздоровление всего региона, а самая загрязненная территория вдоль реки Эмшер была превращена в огромный ландшафтный парк протяженностью 320 КМ, вмещающий зоны отдыха и экозоны, технологические музеи и инновационные выставки.

К середине 1990-х годов Рурский регион в основном завершил Процесс коренной реструктуризации хозяйства. Хотя Рур по-прежнему остается крупнейшим угольным бассейном Германии и Западной Европы, доля занятых в угольной промышленности составляет сейчас 4,5% (73,5 тыс. из 1,6 млн. человек), при этом продолжается высвобождение шахтеров. Концерн

«Рурколе» последовательно превращался в многоотраслевую региональную, национальную, а затем и в транснациональную корпорацию. В 1995 г. он объединял все 78 шахт бассейна, 3 коксохимических завода, 2 брикетные фабрики, стал владельцем основных пакетов акций в компаниях по производству электроэнергии и тепла, строительных материалов на основе шахтных отходов и работы ТЭЦ, производству разных химикатов, оборудования для горной промышленности и многого другого. Концерн осуществляет сбыт угля в Германии, добычу угля в США и Венесуэле, ведет рекультивационные работы, строительство дорог и т. д. Вместе с тем добыча и потребление угля по-прежнему дотируются из федерального бюджета.

Аналогичную функциональную эволюцию проходит рурский концерн «Крупп-Хоэм» - крупнейший производитель стали, где только четверть работающих занята в черной металлургии, а три четверти - в новых отраслях: металлообработке, машиностроении и др.

Объединение двух германских государств в 1990 г. породило комплекс новых региональных проблем, обусловленных большими социально-экономическими различиями между западными и восточными землями. Объединение произошло внезапно, не давая возможности для постепенного сближения экономических и социальных условий двух государств. Следствием стали шоковые потрясения в экономически более слабых восточных регионах, многие из них внезапно стали проблемными по следующим причинам и признакам:

1)       резкий спад производства ввиду потери спроса на национальном
рынке и рынке Восточной Европы, что породило массовую безработицу и
отток кадров;

2)       значительное  отставание  от  западных  земель  по  технической   и
социальной инфраструктуре, качеству окружающей среды, эффективности
производства и уровню жизни;

3)  необходимость  быстрой  смене  специализации  основных отраслей производства;

4)   необходимость   коренного   изменения   всей   институциональной структуры, ее адаптации к условиям ФРГ.

Новая ситуация потребовала разработки и реализации и новой ре­гиональной политики, принятия специальных законов, определяющих особый статус восточных земель, масштабной финансовой помощи из федерального бюджета экономически сильных западных регионов, осуществления программы реструктуризации и модернизации, развития инфраструктуры, образования и переквалификации кадров. Но даже огромная финансовая помощь не позволила за прошедшие 13 лет выровнять социально-экономические показатели в этих регионах, процесс этот потребует нескольких десятилетий.

 

Литература.

 

1. http://www.businessural.ru.

2.  И.А. Эльянов . Государство и развитие: роль государства в мировой экономике // Мировая экономика и международные отношения - 2003 - № 1 - С.3-14.

 

Поступила в редакцию 12 февраля 2007 г.

2006-2018 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.