ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

К проблеме специфики семантики цитат.

 

Бакина Анна Дмитриевна,

аспирант, ассистент Орловского Государственного Университета.

Рецензент д-р филол. наук, профессор

Литвин Феликс Абрамович.

 

Почти все лингвисты, касающиеся вопросов специфики или функционирования прецедентных единиц, крылатых слов, цитат, затрагивают (вольно или невольно, в плане выделения отдельных семантических типов цитат, их семантических характеристик или определения смысла той или иной цитаты) в своих работах проблему  семантики  цитатных единиц.

 Задача данной статьи – выяснить специфику семантики цитаты на базе построения классификации цитатных единиц.

Учитывая многообразие цитат, можно говорить о разных их   классификациях (более широких или более узких), строящихся  на основе выделения разных критериев или принципов.  Так, например, И.В. Алещанова в своем диссертационном исследовании «Цитация в газетном тексте» классифицирует цитаты на основе критериев «формы и объема», выделяя при этом структурные типы цитации, такие как полную, редуцированную и сегментированную, а  «в соответствии с выполняемой функцией» предлагает разграничить   цитацию-мнение, цитацию-пример, цитацию-заменитель (Алещанова). В.П. Берков и О.В. Беркова типологизируют цитаты на основе выделения смыслового критерия. В этом случае авторами разграничиваются афористичные цитаты (крылатые слова), наполненные глубоким философским смыслом – кто не работает, тот не ест; а ларчик просто открывался  и достаточно выразительные и образные «прецедентные» единицы, часто употребляемые, но не претендующие на «высокие смыслы» и философичность (разговорные) – лед тронулся, господа присяжные заседатели!; спой, светик, не стыдись и т.п. (Берков, Беркова 2000: 10).  Авторы классифицируют цитаты по видам сообщаемой ими информации и выделяют «гномические», т.е. те, которые являются некоторым обобщением человеческого опыта и жизненной мудрости,  «характеризующие», «функцией которых является выражение в образной форме», и так называемые эстетические цитаты (с орнаментальной функцией), среди которых можно разграничить поэтические цитаты, юмористические цитаты, киноцитаты (Берков, Беркова 2000: 11).

Построение классификации по тематическому принципу позволяет выделить политические цитаты, цитаты о любви, дружбе, чести и т.д. («Разум сердца»).   На основании выделения тематического критерия строятся многие книги-словари мудрости, афоризмов и т.д. Ср. (Ашукин, Ашукина 1987), (Воронцов 1979), (Давтян 2001). 

Более узкую, в достаточной степени специфическую  классификацию, построенную на основе критерия их воспроизведения по принципу «часть вместо целого», предложила в одной из своих работ (с изложением проведенного лингвокультурологического эксперимента) И.Н. Щекотихина (Щекотихина 2002). Автором были выделены  классы цитат (сформированные из отобранных методом сплошной выборки заголовков современных газет), выделенные «в зависимости от формы воспроизведения или актуализации», а также с учетом  «соотношения параметров воспроизводимости: смыслового, лексико-грамматического, фонетического» (Щекотихина 2002: 77).

Д.Б. Гудков, В.В. Красных, И.В. Захаренко, Д.В. Багаева классифицируют цитаты (прецедентные высказывания) согласно особенностям их употребления и разграничивают случаи использования: «канонические»  – цитата   приводится без изменения и трансформированные – цитата изменяется, при этом она легко узнаваема (Гудков, Красных, Захаренко, Багаева 1997: 111).   Авторы отмечают, что возможно более широкое разбиение цитат на две группы согласно критерию их связанности с текстом-источником: утратившие связь с претекстом и «жестко связанные» с ним.

О.Меерсон и Ю.М. Михеев отмечают такую особенность при употреблении цитаты в новом тексте, как ее сокращаемость, «когда высказывание узнаваемо уже по первым словам», при этом  оно может   воспроизводиться неполностью  (“Безумству храбрых (поем мы песню / славу...)”). Уже первых слов цитат достаточно для возникновения ассоциаций, связанных с исходным контекстом.    В таком случае, ассоциации  или «полностью остаются в рамках первоначального смысла цитаты, либо ведут в сторону отступления от него. В первом случае к цитате ни убавить, ни прибавить нечего, она неподвержена сдвигу: такой можно считать, например, застывшее и неусекаемое чеховское “Краткость – сестра  таланта” или уже усекаемое изречение Александра Невского “Поднявший меч (от меча и погибнет)”. Во втором случае цитата сама просится на перифразу или вдохновляет, как бы подталкивает к пародированию – вставке, опущению, подстановке…» (Меерсон, Михеев www).  

Классификация цитат, предлагаемая здесь, построена на основе   анализа цитатных единиц, отобранных из разных источников (основной источник – сайт в Интернете – ruscorpora. ru, на котором представлены цитаты из произведений русской литературы, второстепенные источники: зарубежная литература (художественная, научная, публицистическая)). При построении классификации (иерархической) для нас основными классификационными признаками (критериями) будут следующие:  структурные особенности,       соотношение смысла цитаты в исходном тексте и новом текстовом окружении. Классифицирование цитат по структурному критерию позволяет говорить об эквивалентности значения цитатной  единицы значению структурно равной ей единицы. Однако  значение цитаты представляет собой структуру, в которой помимо значения, обусловленного структурными свойствами, выделяется дополнительный компонент. Выявление дополнительного компонента возможно при классифицировании цитат по соотношению смысла цитаты в исходном тексте и новом тексте.

Поскольку структурно цитата может быть представлена словом, словосочетанием и предложением, можно говорить об отдельных классах цитат: слова-цитаты, словосочетания-цитаты, предложения-цитаты: 

1) слово-цитата

Они бывают длинными и короткими. Всё зависит от размеров пространства, через которое перекидывается МОСТик, и количества извилин в твоей голове. Например: мы говорим "Мёд", а подразумеваем Пчёл. Говорим "Пчёлы", а подразумеваем Винни-Пуха. От Пчёл до Мёда, а тем более до Пуха, всего один шаг, точнее один укус. Тут можно обойтись даже без МОСТика. Значит, это короткая, близкая Ассоциация. (Сергей Илышев, Владимир Юданов. От А до Ё // "Трамвай", 1991)

Это мрачная история второй половины XIX века, рассказанная Достоевским о Раскольникове — высокообразованном поразительном красавце, самонадеянном молодом человеке, патологически угнетенном жестокостью и вероломством мира", — таким видит главного героя сценарист Тони Марчант. "Раскольников — это квинтэссенция антигероя, Гамлет своего времени. Он один из самых сексуальных характеров во всей литературе". (Юлия Кантор. Достоевский по-английски. Би-би-си начала в Петербурге съемки "Преступления и наказания" // "Известия", 2001.06.18)

There was a girl with a flowery face,  dressed like Titania with braided sapphires in her hair. (F. Scott Fitzgerald. Selected Short Stories. Moscow Progress Publishers, 1979. - p.39)

Во всех примерах – это собственные имена.  Винни-Пух   – герой известного детского произведения А. Милна «Винни-Пух и все, все, все». Гамлет и Титания являются, как известно,  персонажами шекспировских пьес. Все эти имена собственные являются аллюзиями к исходному тексту, из которого они были извлечены.  

2) словосочетание-цитата

«Честно говоря, я пожалела бедного мужика, не повезло ему с маменькой, вылитая Медуза горгона (Д. Донцова Микстура от косоглазия. Москва «Эксмо» 2006 С.139)

  Студенты в этих пальто напоминали толпу пожилых бюрократов. И вдруг однажды сверкнул мне «луч света в темном царстве». В тот день, подлейший мартовский слякодень, забрел я в комиссионку на Кольце. (Василий Аксенов. Негатив положительного героя (1996)).

Беда в том, что на совещании есть партии, земские и городские самоуправления, советы, фронтовые организации, представители кооперативов, — одним словом, каждой твари по паре, — а России-то и нет. ((Кузьмина-Караваева) Елизавета Скобцова. Равнина Русская (хроника наших дней) (1924))

Prometheus Enriched was calling to witness forgotten sacrifices, forgotten rituals, prayers obsolete before the birth of Christ (F. Scott Fitzgerald Selected Short Stories Moscow Progress Publishers, 1979. - p. 65)

Значение словосочетания-нецитаты  складывается из значений слов, в него входящих, в то время как семантика словосочетания-цитаты представляет собой структуру, в которую помимо собственно значения словосочетания входит семантическое приращение.   За словосочетанием-цитатой (прецедентным составным именем) Медуза горгона стоит прецедентный текст – легенда о летающей женщине со змеями на голове вместо волос, при взгляде на которую смертный превращается в камень. Цитатная единица луч света в темном царстве (структурно представляющее собой словосочетание) взята из известной критической статьи Н. А. Добролюбова. Словосочетание-цитата каждой твари по паре – явная библейская аллюзия. Prometheus Enriched связано с поэмой Шелли. Таким образом, цитатное выражение сохраняет связь с исходным текстом (что не может не быть отражено в его семантике).

3) предложение-цитата

Она так мило отказывалась, что расставаться с ней не захотелось. Я увидела своего человека. И поняла, что Галина Александровна должна играть Марину Петровну, главную героиню. Что сквозь квадратную советскость героини должна светиться женщина — иначе кина не будет. А в Гале женственности — до самой макушки! Оставалось найти ей пару. Кто мог быть тем актером, для которого первые произнесенные в кадре слова — «Марина, я пропал». (Алла Сурикова. Любовь со второго взгляда (2001))

 Ни одна тревожная мысль не пришла мне в голову, пока хозяин делал хороший глоток, никаких дурных предположений не поселилось в душе, и я не стала кричать: «Не пей вина, Гертруда!» (Дарья Донцова. Обед у людоеда).

Однако как это близко: свербит упущенное счастье, ноет первородный обман. «А счастье было так возможно, так близко...» Кажется, совсем недавно под «счастьем» и понимался только миг (сей-час, счас, счастье... настаиваю на этимологии!), мотыльковый век счастья никого не смущал, подразумевалось, что счастье — только есть (или нет), но не продолжается, не экстраполируется, не будет. Пообещаем его впереди, но зато уж навсегда, навек. Обмануть инстинкт несложно — это называется «развратить» (Андрей Битов. Записки гоя (1971))

Остальным приходилось довольствоваться газетными публикациями, изобиловавшими всевозможными предположениями, и полагаться на собственное оперативное чутье. Ищите женщину! Первая развернутая публикация о Юрченко появилась в газете «Вашингтон таймс» 24 сентября 1985 года. (Юрий Кобяков. Юродивый // «Совершенно секретно», 2003.07.10)

До мельчайших подробностей были продуманы все нюансы, и, как говорится, "лед тронулся, господа присяжные заседатели ". (Андрей Ростовский. Русский синдикат (2000))

 «В начале девяностых годов, когда прилавки встречали покупателей полной пустотой, Вене Малышеву где-то бог послал… нет, не кусок сыра, а килограммов пять замечательной свинины.» ( Д. Донцова Микстура от косоглазия. Москва «Эксмо» 2006 С. 96). 

 Семантика предложения как «крупноблочной» единицы языка складывается из нескольких аспектов, а именно, из пропозиционального, коммуникативного и прагматического компонентов.   Предложение-цитата как и собственно предложение обозначает некоторое событие, ситуацию, однако цитатное предложение  в отличие от нецитатного способно в разных условиях (контекстах) обозначать то же самое, что оно обозначало в первоначальном контексте (пропозиция сохраняется и обобщается), оно несет тот же общий смысл. 

   Логично предположить, что значение   цитатных единиц, соответствующих по форме слову, словосочетанию и предложению эквивалентно значению слова, словосочетания и предложения. Однако значение цитатных и нецитатных единиц существенно различается. В семантике цитат присутствует дополнительный компонент, семантическое приращение. Ответ на вопрос, за счет чего оно появляется, даст классифицирование цитат на основе другого  критерия.

Основная проблема встраивания цитат в новый контекст – это соотношение ситуаций двух текстов: исходного текста и текста-приемника.   Это соотношение ситуаций может быть различным. Исходя из видов соотношения общего смысла цитаты в исходном и новом тексте можно говорить о следующих случаях (классах цитат):

1)                 Общий смысл цитаты (высказывания) в исходном  тексте и смысл цитаты в тексте-приемнике совпадают. Напр.:

«Следующие полчаса я и так и эдак пыталась «сломать» Бориса, но парень стоял насмерть, повторяя каноническую фразу: «Сначала деньги, потом стулья». (Д.Донцова Микстура от косоглазия. Москва «Эксмо» 2006 С. 202)

Общий смысл фразы «сначала деньги потом стулья» (употребляющейся в дальнейшем в других текстах в фигуральном смысле), полученный цитатой в исходном тексте:  «выполнение одной стороной определенного условия возможно только в том случае и тогда, когда вторая сторона выполнит свое условие, то есть заплатит деньги за информацию».

 Делаем газету вместе. Впрочем, не обошли вниманием и "вечные" темы — конфликт поколений и конфликт героев. Каким должен быть герой нашего времени, каким видят его "Известия"? Семен Новопрудский считает, что современная газета не должна заниматься созданием героев: "Попытка создать собирательный образ героя в наше время, на мой взгляд, совершенно бессмысленна". Другое дело, что эти герои появляются сами, и мы, конечно, должны о них писать. (Делаем газету вместе // "Известия", 2001.09.28)

Заглавие произведения М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» превратилось в цитату, смысл которой: «типичный  представитель определенной временной эпохи». В примере  герой нашего времени употребляется  в том же смысле, что и в исходном тексте.

2) Общий смысл сохраняется, но изменен план выражения: некоторые компоненты цитаты заменяются (для «подгонки» под другую ситуацию), цитаты модифицируются:

В заголовке статьи «Трус не играет в бобслей»  (журнал «Эксперт», февраль, 2002 с. 58) использована модифицированная цитата из известной песни «Трус не играет в хоккей». В песне «Трус не играет в хоккей» автор говорит о том, что хоккей – благородная игра смельчаков, а автор статьи с заголовком «Трус не играет в бобслей» считает, что и бобслей можно отнести к смелому виду спорта, поэтому и заимствует цитату с соответствующей лексической заменой. Смысл в цитате «трус не играет в бобслей» такой же, как и в цитате «трус не играет в хоккей».

Несколько заголовков «Так пить или не пить  («Российская газета» 25 июля 2001 стр.8), «Рожать или не рожать?» («Российская газета» 16 августа 2001 стр.1-2), «Летать или не летать?» («Орловский меридиан» 13 февраля 2002 стр.24) отсылают нас к  монологу из «Гамлета» У. Шекспира. Цитатность в данных случаях налицо; при этом проблема, именованная в заглавиях, по сути своей является дилеммой, труднорешаемым вопросом, рассмотрев все за и против которого, можно прийти к верному решению. Как известно, такой же общий смысл несет цитата  в шекспировской трагедии.  

Лексические замены, сопровождающиеся изменением стилистического регистра, отражают несовпадение референтов-компонентов ситуации при схожести сопоставляемых ситуаций.

3) Смысл цитаты в исходном тексте и тексте-приемнике не идентичны. Семантика цитаты (смысловое содержание и значение, идущее от исходного текста) не «стыкуется» со смыслом текста-приемника, цитата употребляется или как своего рода припоминание (игра слов, ассоциации со словом, или для украшения, т.е. в орнаментальной функции). При этом  соотношение с новым контекстом – не семантическое. Ф.А. Литвин отмечает, что «одна из возможностей  воспроизведения текста связана со «значимостью по выражению», когда фрагмент текста воспроизводится как уже существующая форма выражения содержания, нужного автору текста-приемника, а исходный контекст цитируемого фрагмента тем самым содержательно не связан (не сопоставляется) с ситуацией-денотатом текста-приемника» (Литвин 1997: 64).

Ну,  Люда! Ну,  вот,  я прихожу,  значит,  а моей внучки нет.. Ну,  спой чего-нибудь,  светик! Спой,  светик,  не стыдись! А? Чего ты стесняешься,  Людочка? Людунь! Ну,  давай споем,  а? (Разговор о детях // Материалы Саратовского университета (1973))

Общий смысл цитаты Спой, светик, не стыдись из басни И.А. Крылова «Ворона и лисица», заключающийся в том, что некто ласково и льстиво просит  кого-либо о чем-либо с корыстной целью, в новом тексте  не сохраняется. Автор использует известную словесную формулу («спой» и «светик»), что не вызывает ассоциации с общим смыслом басни, а извлекает из нее способ выражения просьбы. 

В заголовке  материала «Там живут несчастные люди-дикари» (рубрики «Звезды: светить всегда, светить везде») о том, что у голливудских актеров стало модным отдыхать на далеких островах с неизвестной кухней и бунгало (журнал «Лиза» Издательский дом «Бурда» №26/2003 23 июня,  С.68), используются строки из песни «Остров Невезения» на слова Л. Дербенева из популярного кинофильма Л. Гайдая «Бриллиантовая рука». Ясно, что «несчастные» приобретает здесь иронический смысл (в отличие от исходного текста): голливудские актеры не ассоциируются с общим значением «невезения», и «люди-дикари» они не в смысле неприобщенности к цивилизации, а в смысле добровольной временной (и частичной) от нее изоляции.

Иногда можно наблюдать не столько конфликт смыслов, сколько конфликт жанров текстов (текста-источника и текста-приемника). Общий смысл сохраняется, а стилевые признаки не совпадают.   При совпадении жанров прецедентного текста и текста-приемника происходит логичное «взаимодействие» их контекстов. Часто это делается для достижения определенного художественного эффекта или для привлечения внимания читателей (напр., в рекламных текстах). Ср.:

В заголовке статьи «Янки можешь ты не быть, но слопать гамбургер обязан!»  («Комсомольская правда» 2.11.01) использована модифицированная строка из стихотворения Н.А. Некрасова «Поэт и гражданин» («…Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан»). В статье говорится о различных ресторанах и барах с американской кухней. Автор употребляет измененную (лексически) цитату в радикально иных по сравнению с исходным текстом стилистическом окружении и тематическом контексте.

Рекламируя средство от комаров, автор использует в качестве текстовой реминисценции название комедии Шекспира «Сон в летнюю ночь» –  «Сон в летнюю ночь будет спокойным и сладким, если от комаров ваш дом защитит Dr. Claus» (журнал «Лиза» Издательский дом «Бурда», № 26/2003 23 июня, С. 47). Автор, прибегая к подобному цитированию, «ловит» внимание читателя на заголовке посредством такого несоответствия жанров и стилей (реклама и шекспировская классика).

Семантическое приращение  цитаты как добавочный компонент в ее семантике в отличие от семантики нецитатной единицы появляется в структуре значения за счет связи с другим (исходным) текстом. На это обращают внимание многие исследователи цитат. Так, С.Г. Шулежкова  в качестве одного из свойств цитат как специфических единиц отмечает некоторое смысловое приращение, «семантический довесок», наследуемый цитатным выражением   от своего источника (Шулежкова). Сам текст (его смысл), его название, автор и ситуация, в которой было первоначально использовано то или иное слово (имя), всегда имплицитно или эксплицитно будут «преследовать» цитату, вставленную в новый контекст, и отражаться в структуре ее значения в виде дополнительного компонента (семантического приращения). Ср.: «при воспроизведении цитаты существенно не столько повторение организации высказывания, сколько семантические модификации в содержании слов, «приращения» в их семантике» (Литвин  1984: 99). Ф.А. Литвин говорит о трудности определения (вычленения) «цитатного значения»;   необходимо знать ситуацию (т.е. источник заимствования), в которой словом было получено добавочное значение. Все представленные выше цитаты (слова-цитаты, словосочетания-цитаты и предложения-цитаты) являются репрезентантами некоторой ситуации в исходном тексте. То есть, семантическое приращение в семантике цитаты есть результат связи с исходным текстом. 

Таким образом, специфика семантики  цитаты   обуславливается  наличием связи (выраженной в тексте-приемнике или имплицитной) с исходным текстом (благодаря имеющемуся у цитаты общему смыслу, который закрепился за ней в исходном тексте и может сохраняться или не сохраняться (изменяться) в новых текстовых окружениях), а также характером соотношения смыслов цитаты в тексте-источнике и тексте-приемнике. Семантика цитаты представляет собой структуру, в которой можно выделить разные компоненты, а именно собственно-значение (значение слова, словосочетания или предложения, в форме которых цитата представлена) и семантическое приращение – указание на связь с исходным текстом, частью которого является цитата.

 

 Литература.

 

1.                  Алещанова И.В. Цитация в газетном тексте: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. – Волгоград,  2000. – 22с. Электронный адрес: http://www.vspu.ru      

2.                  Ашукин Н.С., Ашукина М.Г. Крылатые слова. Литературные цитаты. Образные выражения. Издание 4-ое дополненное. – М.: «Художественная литература», 1987. – 526с.

3.                  Берков В.П., Беркова О.В. О крылатых словах  // Берков В.П., Мокиенко В.М., Шулежкова С.Г. Большой словарь крылатых слов русского языка: Около 4000. – М.: Русские словари, Астрель, АСТ, 2000. – С. 3-15.

4.                  Воронцов В.В. Мудрая мысль России. Сборник высказываний. – М.: Издательство «Прогресс», 1979. – 669с.

5.                  Гудков Д.Б., Красных В.В., Захаренко И.В., Багаева Д.В. Некоторые особенности функционирования прецедентных высказываний // Вестник Московского Университета. Серия 9 Филология . – 1997. – №4. – С. 106-117.

6.                  Давтян А.О. В мире мудрых мыслей. – СПб.: Нева; М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. – 608с.

7.                  Литвин Ф.А. Атрибуция при воспроизведении текста // Язык и коммуникация: изучение и обучение. – Орел, 1997. – С. 54-65.

8.                  Литвин, Ф.А. Многозначность слова в языке и речи. – М.: «Высшая школа», 1984. – 119 с.

9.                  Меерсон О., Михеев Ю.М. Индивидуальный стиль с точки зрения цитат и интертекста. Электронный адрес: http://www.dialog-21.ru

10.              Шулежкова С.Г. Крылатые выражения русского языка, их источники и развитие. – Челябинск: Изд-во ЧГПИ «Факел», 1995. – 223 с.

11.              Щекотихина И.Н. Цитата как зеркало культурной грамотности // Чествуя филолога: сборник трудов к семидесятипятилетию Ф.А. Литвина. – Орёл, 2002. – С.75-89.

 

Поступила в редакцию 16 марта 2007 г.

2006-2017 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.