ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Когнитивное описание содержания концепта «мера» в современном русском языке.

 

Акинжелова Олеся Владимировна,

аспирантка Липецкого Государственного Педагогического Университета,

кафедра Общего языкознания,

учитель центра развития ребенка.

 

Концепт – важнейшая единица концептуальной системы картины мира, охватывающая все содержание слова и являющаяся своеобразным итогом взаимодействия лексического значения слова с индивидуальным и народным опытом человека. Концепт вбирает в себя всю коммуникативно значимую информацию, являясь неким посредником между словом и его смыслом. В речи он заменяет соответствующее понятие, позволяя  моментально «считывать» информацию, которую несет в себе слово. Концепты сосредоточиваются в концептуальной картине мира, которая организована системой ключевых культурных концептов. К ключевым культурным концептам можно отнести и концепт «мера», т.к. чувство меры – одно из доминантных чувств человека, отвечающее за его поведение и эмоциональное состояние, неизменно присутствующее как в субъективном, так и в коллективном сознании.

На базе принятой в когнитивной лингвистике комплексной методологии исследования структуры концептов нами раскрыто узуальное понимание и строение концепта «мера» в современном русском языке.

Так, в основе концепта «мера» лежит исходная модель основного значения слова, то есть инвариант всех значений слова, который более других соответствует характеру концепта. Иначе этот инвариант называется ядром концепта или его концептуальным значением. Ядро концепта «мера» - граница, предел проявления чего-нибудь - представляет собой постоянный компонент (прототип, повторяющаяся сема), который является основным для языкового опредмечивания и ментального осознания концепта «мера» в русском языковом сознании. Периферия концепта «мера» – субъективный опыт, различные прагматические составляющие лексемы, коннотации и ассоциации.

Языковые реализации концепта «мера», обнаруживаемые и в его ядре и на периферии,  составляют концептуальное поле – фрейм. Концептуальное поле концепта «мера» – система имен концепта и словарных элементов, связанных с основными именами. Оно динамично, определяется каждым носителем языка индивидуально. Структура фрейма или концептуального поля концепта «мера» представляет собой сферу, в центре которой находится ядро, объективирующееся в современном русском языке лексемой мера.

На основании логического анализа концептуальное поле «мера» может быть поделено на четыре полусферы: «Мероприятие, способ действия», «Единица измерения», «Предел, граница», «Старая русская единица емкости сыпучих тел». Каждая полусфера состоит из сегментов, которые созданы с учетом естественного деления предметов и явлений, отражающихся в толковых словарях русского языка (всего шесть).

Мера в полусфере «Мероприятие, способ действия» представлена сегментом «Действие» и опредмечивается лексическими и  фразеологическими единицами: Меры наказания. Меры предосторожности. Решительные меры. Принять нужные меры. Крайняя мера. Нужно было решиться на крутую меру. А.П. Чехов. Дуэль.

В полусфере «Единица измерения» мера представлена сегментом «Метрика» и опредмечивается словарными единицами: Мера длины. Мера веса. Меры сыпучих тел. Кубические меры.

Полусфера «Предел, граница» представляет меру сегментом «Степень» и опредмечивает лексическими и фразеологическими единицами: Соблюдать меру. Душа меру знает. Сверх меры или чрезпростореч. через) меру. В меру. Я от природы не взыскателен, нет, но всему есть мера. И.С.Тургенев. Накануне.

Четвертая полусфера (дальняя периферия) концептуального поля «мера» - «Старая русская единица емкости сыпучих тел» - представляет ключевую лексему с помощью сегмента «Вместительность» и репрезентируется лексическими единицами: Мера зерна. Богачи-то богачи, а овса всего три меры сдали. Л.Н.Толстой. Анна Каренина.

Для каждого сегмента выводится общее когнитивное значение (ОКЗ), которое формируется из словарных истолкований ключевой лексемы мера вербализованного воплощения прототипа, и дополняется дефинициями, полученными в ходе свободного ассоциативного эксперимента.

ОКЗ: 1. «средство для осуществления чего-нибудь» (Меры по улучшению ухода за посевами); 2. «метрическая система»  (Квадратные меры); 3. «крайняя степень чего-либо» (Знать меру); 4. «единица емкости, вмещающая приблизительно  один пуд зерна» (Мера овса).

Обширный спектр ОКЗ данного сегмента свидетельствует о том, что ведущим принципом картрирования мира является антропоморфический принцип. Также ОКЗ подтверждает несомненную значимость меры как одной  из важнейших положительных качеств человека.

Так как предметом нашего исследования были сведения лексикографических источников (Ожегов С.И. Словарь русского языка 1989; Толковый словарь русского языка: В 4-х т./ Под ред. проф. Д.Ушакова 1996 и др.), представляющих регистрацию узуального понимания изучаемого явления, включая переносное значение, вся лексика распределена по первому базовому уровню концепта, где связь с прототипом наиболее явна, и по второму когнитивному уровню, который отображает процессы наращения узуальных метафорических и переносных значений [Певная. Интернетсайт http//: www.  slavcenter. ge / art / index. php. ].

Специфика сегмента «мера» заключается в том, что словарный состав данной микрогруппы, не реализует в узусе второго уровня абстракции. Скорее всего, это поясняется осмысленностью реализационной сферы (человек, душа и сознание человека и т. п.), что и обуславливает пребывание лексических составляющих именно на данном уровне когниции.

Вместе с тем любая единица, изображенная в данном сегменте, потенциально заряжена на развитие более высоких уровней абстракции, т. к. способна развивать ассоциативные связи. Это повлечет ее перемещение на другие когнитивные уровни, т.к. «…ассоциативный признак как бы только потенциально сопутствует слову в его основном значении, подвергаясь своего рода «кристаллизации» в определенных контекстах» [Шмелев 2003: 227].

Во внутренней структуре концепта «мера» появляется не только когнитивный слой, но и еще одно пространство – интерпретационное поле (ИП), которое бывает узуальным и индивидуальным. Узуальное ИП отражается в паремиях; индивидуальное ИП обнаруживается при рассмотрении когнитивных контекстов – фрагментов художественного дискурса. Оно воспроизводит развитие более высокого уровня абстракции, не всегда декодируемое рядовой языковой личностью [Певная. Интернетсайт http//: www.  slavcenter. ge / art / index. php.] .

Паремии, иллюстрирующие понимание и оценку в национальном сознании русского народа чувства меры, организовывают весьма объемное узуальное ИП. В большинстве паремий, зафиксированных в использованных источниках (Р.И. Яранцев. Русская фразеология. Словарь-справочник; В. Жуков. Словарь русских пословиц и поговорок; Н.С. Ашукин. М.Г.Ашукина. Крылатые слова. Литературные цитаты. Образные выражения; В.М. Мокиенко В глубь поговорки; А.И. Молотков. Фразеологический словарь русского языка и др.), мера используется как критерий чего-либо или кого-либо: «Всякое дело мера красит»; «Выше меры (через силу) и  конь не скачет»; «Душа меру знает», «Медок сладок в меру»; «Врал бы, да меру знал бы». В других паремиях мера выступает в качестве символа старой русской единицы емкости сыпучих тел, а также сосуда для измерения их: «Деньгам счет, а хлебу мера»; «Будет рожь - будет и мера» «Мера не поповский карман: дно имеет».

Ассоциативно-деривационные отношения ключевой лексемы представлены в следующих паремиях: «На веку, как на долгом волоку»; «День да ночь – сутки прочь»; «Это разнится, как день и ночь»; «День-денской как за язык повешенный» (мера времени); «Как свои пять пальцев»; «Один как перст» (мера длины); «(Пить) как бочка»; «Едет, как горшки везет»; «Льет, как из ведра»; «Умного учить, как доброго коня в поводу водить, а дурака учить, как в бездонную кадь воду лить» (мера объема); «Деньги приходят и уходят, как вода»; « Как одна копейка» (мера денег).

Ядерный слой концепта актуализируется также лексемами «предел», «грань», «граница», «рубеж»: «Всему должен быть предел»; «Выходить из границ приличия (за грани приличия)»; «Знай всяк  свои  рубежи»; «Всяк  держи  свои  рубежи».

В текстах художественной литературы, являющихся когнитивным контекстом для рассматриваемых лексических/фразеологических единиц, прослеживается наращение уровней абстракции. Так, например: «(Савельич), насильственно разлученный со мною, утешался по крайней мере мыслию, что служит нареченной моей невесте (Пушкин. Капитанская дочка); «Дедушка был… болтлив и жалок в своей бархатной шапочке с мощей и в новом, не в меру широком синем казакине» (Бунин. Суходол); «Она была в меру строга, в меру снисходительна, человеколюбива, но все в размерах барских понятий» (Гончаров. Обрыв).

Таким образом, индивидуальное интерпретационное поле, действительно, воспроизводит развитие более высокого уровня абстракции по сравнению с узуальным интерпретационным полем.

Концептуальное поле концепта «мера» включает как физическое воплощение ключевой лексемы (мера денег, мера веса, мера вместимости, мера длины и т.д.) – «внешняя» мера, так и ее нравственное осмысление (мера добра и мера зла) – «внутренняя» мера.

Дихотомия «внешнее-внутреннее», представленная в концепте «мера», и характерная для русской языковой картины мира в целом [Булыгина, Шмелев  1997:481], представляет своеобразную аксиологическую поляризацию, которая выделяется в структуре многих концептов. Этот дуализм основывается на особенностях православия, обусловивших характерность русской культуры в целом [Певная. Интернетсайт http://www.slavcenter.ge/art/index.php .]

 

Литература.

 

1. Ашукин Н.С. Ашукина. М.Г.Крылатые слова. Литературные цитаты. Образные выражения. Изд. 4, дополненное. М. «Художественная литература» 1987г. – 528с.

2. Булыгина Т.В., Шмелев А.Д. Языковая концептуализация мира (на материале русской грамматики). - М., 1997.

4. Жуков В.П. Словарь русских пословиц и поговорок. – 7-е изд., стереотип. – М.: Рус. яз., 2000 – 544с.

5. Мокиенко В.М. В глубь поговорки: Рассказы о происхождении крылатых слов и выражений. – 3-е изд., перераб. – СПб.: «Авалон», «Азбука-классика», 2005. – 256 с.

6. Ожегов С.И. Словарь русского языка: 70000 слов /Под ред. Н.Ю.Шведовой. – 21 – е изд., перераб. и доп.- М.; Рус. яз., 1989.- 924с.

7. Певная Н.В. Лингвистическое описание содержания концепта «одиночество» в современном русском языке. Интернетсайт http://www.slavcenter.ge/art/index. php.

8. Толковый словарь русского языка: В 4-х т./ Под ред. проф. Д.Н. Ушакова – М.: ТЕРРА, 1996.- 824с.

9. Фелицына В.П., Мокиенко В.М. Русский фразеологический словарь. – М.: ЭКСМО – Пресс, 1999.- 400 с.

10. Фразеологический словарь русского языка. Составили Л.А. Войнова, В.П.Жуков, А.И.Молотков, А.И.Федоров. Под редакцией А.И. Молоткова. Изд-во «Советская энциклопедия» М., 1967. – 544 с.

11. Шмелев Д.Н. Современный русский язык. Лексика. - М., 2003.

12. Яранцев. Р.И. Русская фразеология. Словарь-справочник: Ок. 1500 фразеологизмов. – М.: Рус. яз., 1997. – 845 с.

 

Поступила в редакцию 23 апреля 2007 г.

2006-2017 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.