ISSN 1991-3087
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

НА ГЛАВНУЮ

Экологическая составляющая современного политического процесса.

 

Пугиева Татьяна Николаевна,

аспирант Ставропольского Государственного  Университета,

кафедра Политологии и социологии.

 

В процессе политической деятельности индивиды, группы, организации, институты, то есть разного рода политические субъекты или акторы  взаимодействуют с другими субъектами. Действия и взаимодействия политических акторов осуществляется во времени и в пространстве. В итоге возникает связанная последовательность действий и взаимодействий. Такая последовательность и обозначается в политической науке словами политический процесс.

В самом общем плане  политический процесс истолковывается как особый вид социально-исторических процессов. Требуются определенные содержательные уточнения при помощи понятия динамика политической жизни. Ведь политические изменения и политическое развитие являются формами существования политического процесса, а сам  политический процесс является динамической характеристикой политики. Подобное динамичное, интегральное измерение макрополитической жизни, заключающее в себе функциональное воспроизводство и изменение компонентов политической системы представлено в структурно-функциональном анализе Т. Парсонса [7].

Структурно-функциональный подход акцентирует внимание не столько на непосредственно наблюдаемой стороне политического процесса, сколько на внутренних структурно-функциональных особенностях политической системы и среды, обуславливающих тот или иной способ и характер действия и взаимодействия между акторами. Единицами анализа при этом выступают не столько индивиды и группы, сколько большие структуры политической системы (и сама система в целом), а также их функционально-ролевая структура. Основное внимание уделяется анализу макроаспекта политического процесса, который трактуется некоторыми представителями данного направления как совокупность реакций политической системы на воздействие окружающей среды в целях формирования решений, приемлемых для ведущих групп интересов [9; P.52].

Использование данного подхода возможно при анализе экологического фактора в структуре политического процесса. То, что экологическая проблематика  уже прочно вошла в структуру мега- и микрополитического процесса является следствием  к вопросам экологии  долгий период времени. В XXI веке внешним фактором, политического процесса наряду с социально-экономическими, социокультурными добавляется и экологический.  Уже сейчас можно  говорить о том, что экологическая составляющая, затрагивающая  мировые и  региональные  процессы, в скором времени будет являться главным вектором развития политического процесса и формированием самого экополитического процесса. Ситуация экологизации политики и политизации экологии порождает такое явление как экополитический процесс.

Экологический фактор с середины XX века интенсивно входит в политическую сферу (имеет отношение к феномену «политическое»). Экологический кризис является катализатором социальной (политической) активности людей [4; с.53]. Например, эта активность может быть связана со стремлением общества найти из него выход, и проявляется в инициировании процесса трансформации политического режима, политической системы вообще. Таким образом, можно говорить о том, что в современных условиях, в ситуации общего кризиса индустриальной цивилизации, экология все более явно становится политикообразующим фактором, что позволяет рассматривать ее как политическую проблему.

Экополитический  процесс образует  составляющую часть политического процесса. Это процесс взаимодействия субъектов политики по вопросам экологии, основанный и направленный на  достижение и осуществление  экологических потребностей и интересов через уже имеющиеся или создаваемые институты, принятием политических решений.

 Рассматривая экополитический  процесс в данном аспекте, это понятие также может выступать, как совокупность реакций политической системы на воздействие окружающей среды в целях формирования решений, приемлемых для ведущих групп интересов[9].

Г. В. Косовым были выделены три условия доминирования экологии в политическом процессе:

§         экономический подъем, так как экологические требования получают приоритет только в условиях экономического благополучия;

§         глобальный, региональный, локальный экологический кризис, который может ввергнуть общество в «зеленый радикализм»;

§         использование нейтральной «зеленой» фразеологии для борьбы с существующим тоталитарным режимом [3; с.24].

Как политический, так и экополитический процесс характеристики динамические и  имеют движущие силы,  По мнению В. Харчевой, силы, способствующие переменам, заинтересованные в них,  являются – движущими, необходимо отметить, что действующими силами могут выступать не только люди, но и явления и процессы. Так в качестве движущих сил политического и экополитического процессов выступают потребности и интересы.

В процессе политического общения  субъекты вступают в различного вида отношения ради осуществления какой - либо поставленной  цели. Общественные потребности находятся в непосредственной зависимости от уровня производительных сил в той или иной стране [1; с.50].

В зависимости от системы общественных потребностей можно судить об уровне развития изучаемой страны. В любом государстве можно рассмотреть две главные категории общественных потребностей с той лишь разницей, в каком пропорциональном составе (в зависимости от социального положения индивида), они существуют.  Так, если в более развитых странах общественные потребности  большей части населения  это желание улучшать свое социальное положение и соответственно получать большие материальные и социальные блага при его использовании. И лишь незначительная часть населения в развитых странах озабочено проблемами физического выживания. Что касается развивающихся стран, то здесь наблюдается картина с точностью до наоборот.  По этому поводу очень точно выразился Р. Инглхарт сказав, что «в ходе развития общества у граждан происходит изменение ценностной  ориентации – преобладающее внимание к материальному благосостоянию и физической безопасности уступает место заботе о качестве жизни» [2; с.250].

Несомненно, что потребности в повседневной  жизни  отличаются от тех потребностей,  которые ставятся в ходе политического процесса. Главное отличие этих потребностей в поставленных целях. Если общественные потребности направлены в основном на достижение и поддержание нормальной жизнедеятельности индивида или общества, то политические потребности намного сложнее и в своих конечных целях и  в методах их достижения. Потребности человека в политической сфере, где действуют большие социальные группы: социальные движения, политические партии, лоббистские организации в большей степени удовлетворяются в рамках этих групп или при помощи этих групп. В социально-политической сфере и, особенно, в политической сфере удовлетворение потребностей приобретает массовый характер. Это не значит, что в политической сфере не существует индивидуальных потребностей в лидерстве или творчестве, например. Это означает, что мы имеем здесь дело с реальностями политики, где действуют большие и сверхбольшие группы людей.

Однако потребности не могут являться движущей силой политического процесса, пока они не начинают влиять на его ход. Объективные противоречия, преломленные через потребности и нужды человека, отражаются в интересах. Но не всякий интерес может являться основой политики, а только политический интерес. Общественный интерес становится политическим только тогда, когда «обнаруживается, что он не может быть реализован имеющимися нравственными и административно-правовыми средствами» [5; с.27].

Следовательно, интерес политический – первопричина, один из  главных рычагов и стимулов деятельности субъектов политики. Политический интерес обладает сложной внутренней структурой, основу которой составляет отношение различных субъектов политики ко всей совокупности политических отношений в обществе, к властным структурам: он лежит в основе любых форм взаимодействия и состязательности политических сил, их борьбы и сотрудничества[8; с. 62].

Немаловажную роль играет политический интерес как ведущий мотив политической деятельности в формировании и реализации любого вида политики. Своеобразие политического интереса в том, что он выражает то общее, что связывает членов общества, объединяя их в единую целостность, а взаимодействие общественного и частного интересов осуществляется с помощью государства. Зачастую несовпадение или противоположность политических интересов может привести к дестабилизации неустойчивости политической системы. Именно поэтому достижение цели, лежащей в основе любого политического интереса осуществляется действующими или создаваемыми социальными и политическими институтами, которые призваны  выполнять главную регулятивную роль политики: вырабатывать политические решения, достигая консенсуса и  учитывая соотношение действующих сил и их политические интересы.  Осознание этого толкает людей на поиск новых путей, механизмов его реализации даже путем изменения власти и порядка управления обществом. Необходимо отметить, что практически каждая социальная общность, группа имеет свои политические интересы, которые зачастую не совпадают и даже противоречат друг другу, что позволяет говорить о политической структуре общества, т.е. расслоении общества по политическим интересам. Стремление тех или иных социальных групп, общностей к реализации своих политических интересов являет собой динамическую первооснову политики, приводит к росту социальной напряженности, появлению политических проблем и, как следствие, к политическому конфликту. Выполняя регулятивную роль, политика и ее институты, с учетом соотношения действующих сил стоящих за теми или иными вариантами достижения политических интересов, вырабатывают политические решения.

Учитывая то, что, начиная с середины ХХ века, происходит политизация экологических проблем и экологизация политических процессов, можно говорить о таком глобальном явлении как экологизация политической сферы. В основе последнего лежат, с одной стороны, экологические потребности и интересы, а с другой – увеличение потребностей, связанных с эволюцией понятия «качество жизни». Любая социальная группа, индивид имеют  общую основу общественных потребностей. Сердцевина иерархии общественных интересов – это физическое существование человека, по мнению В. Харчевой (которая опирается на классификацию потребностей  А. Маслоу [6; с. 143]) основной движущей силой социальных изменений являются потребности человечества и каждого отдельного человека в самосохранении, воспроизводстве жизни, потребности в пище, одежде. Только на основе удовлетворения этих потребностей формируются более сложные моральные, эстетические, интеллектуальные потребности, стремление к самовыражению. Таким образом, можно предположить, что  чистая экологическая среда обитания, благоприятный экологический «климат» это первооснова любой структуры общественных потребностей, на основе которой  можно формулировать и осуществлять более  второстепенные  нужды.

Под экологическими потребностями в диссертационном исследовании будут пониматься объективно существующие потребности организма в чистой, здоровой и благоприятной окружающей природной среде, обеспечивающей биологический ритм жизни. Важнейшим условием удовлетворения потребностей, от низших до высших, является наличие благоприятного качества среды обитания. Социальные условия удовлетворения экологических потребностей зачастую прямо противоположны тем, которые нужны для удовлетворения других материальных потребностей. Объясняется это тем, что основным условием удовлетворения все возрастающих «традиционных» потребностей является увеличение национального дохода по принципу «чем больше, тем лучше», который, в свою очередь, опирается на рост материального производства, на наращивание объемов продукции. Следствие попыток удовлетворения стремительно расширяющегося круга потребностей являются нежелательные, и даже опасные изменения в окружающей природной среде, которые сказываются на социальном самочувствии огромных масс людей, сознающих, какую угрозу эти изменения несут их здоровью. Это приводит к тому, что экологические проблемы превращаются в политический фактор. Экологические интересы связаны, в первую очередь, с установлением властно-иерархических отношений в сфере природопользования и использования окружающей природной среды для получения неких дивидендов. Согласимся с Б.М. Маклярским, что экологические интересы проявляются в «понимании различными общественными группами объективной природы экологических потребностей и выработке соответствующих требований в соответствии с учетом собственных нужд» [1; с.39]. 

В XXI веке экологические парадигмы играют определяющую роль. Новые угрозы во многом порождены дисбалансом между потребностями современного человека и возможностями обеспечить эти потребности, без негативного воздействия на окружающую среду. К таким угрозам можно отнести:

- сокращение жизненно важных природных ресурсов;

- неравномерное перераспределение естественных богатств  между элитой и основной массой населения;

 - неконтролируемые демографические процессы, связанные с сокращение продолжительности жизни, снижением уровня качества жизни, неконтролируемой миграцией;

- использование территории страны в качестве места переработки и захоронения, опасных для окружающей среды материалов и веществ;

- несоблюдение международных экологических стандартов на готовую продукцию, ограничивающее экспортные возможности государства;

- деградация окружающей среды, увеличивающая вероятность природных катастроф;

- экотерроризм и т.д.

Последствия данных угроз разрушают политическую систему изнутри, порождая тем самым новые угрозы и кризисы в политической и социо-экономической сферах. Повсеместное ухудшение окружающей среды формируют и  обосновывают новые вызовы для политической системы, для поддержания ее стабильности необходимо на ряду со «старыми» угрозами, адекватно воспринимать и отражать в политической действительности  новые угрозы экологического порядка. В данном аспекте экологические потребности нации в XXI веке приобретают новое политическое измерение и становятся одной из составляющих национального интереса.

 

Литература.

 

1. В поисках равновесия: экология в системе социальных и политических приоритетов. – / отв. ред. Б.М. Маклярский.  – М.: Международные отношения, 1992. – 296 с.

2. Инглхарт Р. Культурный сдвиг в зрелом индустриальном обществе   // Новая постиндустриальная война на Западе. – М.: РОССПЭН, 1999. –  286 с.

3. Косов Г. В. Экологическая детерминанта политической динамики современного общества. – М.: АНМИ, 2003. –  128 с.

4. Косов Г.В. Экологическая составляющая политического процесса: дисс… докт. полит наук. / Г.В. Косов. –  Ставрополь, 2005. – 337 с.

5. Кривогуз И.М. Политология. – М.: Гуманитарный издательский центр «Владос»,  2003. – 288 с.

6. Маслоу А. Новые рубежи человеческой природы. / под общ. ред. Г.А. Балла [и др].  – М.: Смысл, 1999. – 423 с.

7. Парсонс Т. О социальных системах. –  М.: Академический Проект, 2002. – 832 c.

8. Политологический словарь. –  М.: Высшая школа, 1995. – 192с.

9. Easton D. A Framework for Political Analysis. N.Y., 1965.

 

Поступила в редакцию 5 сентября 2007 г.

2006-2019 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.