ISSN 1991-3087
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

НА ГЛАВНУЮ

Муниципальная власть сквозь призму федерализма.

 

Хакимов Дамир Замильевич,

аспирант Ульяновского Государственного Университета.

 

Государство давно стало самостоятельным образованием, лишь формально зависимым от общества. И это верно, даже если речь идет о демократии.  «Железный закон» Михельса подразумевает не только отрыв элиты от народа, но и тенденцию концентрации власти. Государство, как и любой организм (организация, система), всегда стремится к усилению, централизации и доминированию. Этот процесс объективен и объясняется теорией самоорганизации. Государство есть средоточие власти и, следовательно, ресурсов. Возможность влиять на государство или участвовать в его руководстве означает доступ к ресурсам. Постепенно такой доступ должен остаться только у узкой группы людей правящей элиты. Однако в обществе постоянно рождаются новые группы с устремлением захватить ресурсы. Мощь государства на своей территории, или крепость государственного суверенитета в его внутреннем аспекте, есть ничто иное как способность правящей элиты доминировать. В развитие этого подхода суть гражданского общества заключается в возможности альтернативных элит воздействовать на общество и государство. Иными словами, когда речь заходит о развитии гражданского общества, подразумевается укрепление групп, конкурирующих с правящей элитой, и, следовательно, ослабление последней. Развитие конкуренции между элитами означает усиление демократии, которая в соответствии с элитарной теорией означает такое устройство, «в котором индивиды приобретают власть принимать решения путем конкурентной борьбы за голоса избирателей» (Шумпетер Й. С.222).

Федерализм как механизм вертикального разделения властей, выступает элементом демократии, ее «территориальным» выражением. Такое расширительное понимание федерализма позволяет увеличить количество звеньев власти, не ограничиваясь традиционными для федераций двумя уровнями, и включить в их число надгосударственные образования, трансгосударственные союзы (объединения регионов разных стран) и муниципальную власть.

Местное самоуправление (далее – МСУ), пожалуй, единственная из этой вертикали публичная власть, которая считается негосударственной, т.е. однозначно признается сферой действия гражданского общества. Муниципальная власть, находясь ближе всего к народу, представляет потенциально наиболее разнообразный спектр интересов общества. И в этом смысле местный уровень ближе всего к плюралистическому идеалу демократии, где, по аналогии с экономической теорией, будет совершенная конкуренция. Более высокий уровень власти неизбежно приведет к ограниченной или олигархической конкуренции, если не к монополии правящей элиты.

В деле оценки значения муниципальной власти не лишним будет вспомнить природу МСУ. Среди абсолютного большинства обывателей до сих пор существует убеждение, что местная власть – это продолжение региональной власти, точно так же как региональная власть – продолжение центральной. Мнение о том, что МСУ является низовым разрядом государственного механизма, возникло не на пустом месте, и было бы неверным свести объяснение этого лишь к ссылке на советскую практику фиктивных государственных структур. На общественное мнение всерьез влияет отношение государства к МСУ,  а точнее статус муниципальной власти.

Государство – общественная организация, институт общества, воплощение публичной власти. МСУ – это тоже институт, но уже гражданского общества, т.е. общественных связей и функций, не являющихся государственными. Следовательно, природа таких явлений как государство и МСУ одинакова: это общественные институты, возникшие в связи с необходимостью отправления публичной власти. Государство – это, безусловно, центральный элемент политической системы. МСУ вторичный относительно государства феномен и изначально возникает как противовес «Левиафану», как ответ на чрезмерное усиление государства, когда последнее превращается из инструмента общественного регулирования в самостоятельное и доминирующее над обществом образование. Государство и МСУ – акторы сферы публичной власти, не равноправные, но и не зависимые друг от друга.

Необходимость в МСУ, как и федеральных структурах, возникает лишь по достижении обществом определенного уровня сложности общественной организации. Чем разнообразнее общество, чем сильнее оно структурировано, тем сложнее поддерживать эффективность государства в качестве универсального механизма публичной власти. Усложнение социальных связей вызывает увеличение потребности во власти, и появляется необходимость создания новых общественных регуляторов. Неприятие этого правящей элитой провоцирует перегруз государственного механизма, его бюрократизацию и снижение эффективности, результатом чего может стать системный кризис и насильственная смена власти. И напротив, осознание этого заставляет государство производить децентрализацию (в том числе путем федерализации) и уступать некоторые полномочия международным организациям и МСУ.

Таким образом, можно сформулировать следующие выводы:

Купить котенка мейн кун москва

Котята мейн-кун с отличной родословной и необходимыми прививками. Доставка

kun-cats.ru

Муниципальная власть является низшим звеном вертикального разделения властей. Федерализм суть концепция вертикального разделения властей. МСУ может выступать индикатором развития демократии. Одной из главных задач гражданского общества является нахождение оптимального баланса власти между государством и МСУ и установление гарантий его сохранения, аналогичных системе сдержек и противовесов, практикуемой в области горизонтального разделения властей.

 

Литература.

 

1. Шумпетер Й. Капитализм, социализм и демократия // Антология мировой политической мысли. В 5 т. Т.II. – М.:Мысль, 1997.

 

Поступила в редакцию 10 мая 2007 г.

2006-2019 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.