ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Свобода определения договорных условий.

 

Маркелов Дмитрий Сергеевич,

адъюнкт Санкт-Петербургского Университета МВД России.

Научный руководитель канд. юрид. наук, профессор

Маркова Мария Георгиевна.

 

Одним из основополагающих элементов, составляющих содержание принципа свободы договора, согласно классическому трехэлементному подходу[1] принято считать свободу определения условий договора.

При рассмотрении договора как сделки, условия договора следует понимать как взаимопредъявляемые сторонами друг к другу требования, выражающие волю этих контрагентов в отношении создаваемого ими будущего договорного правоотношения.[2] Поэтому, когда мы говорим, что стороны свободны в определении договорных условий, мы имеем в виду, что им дозволено договариваться о тех общих и частных вопросах (правах и обязанностях), которые после обсуждения и достижения компромисса, как раз, и составят текст договора-документа и содержание договора-правоотношения.

В идеале для каждой стороны свобода определения условий договора означает возможность максимально проводить в договоре свою волю посредством предложения собственных и наиболее полезных для себя требований. Естественно, что подобное стремление встречается с аналогичными амбициями контрагента, желающего также составить договор в более выгодном для себя свете. Здесь начинается процесс «договаривания» и взаимных уступок, своего рода торговля претензиями. Вот этот процесс достижения окончательного компромиссного решения как раз и называется свободой определения условий договора, точнее сам процесс достижения согласия является уже практической реализацией права на свободное определение условий договора, а свободой определения условий в ее нормативном смысле является объективная допускаемая законом возможность лиц самоопределять содержание будущего взаимоотношения.

Принято считать, что существует три вида договорных условий: существенные, обычные и случайные. Это означает, что соответственно должно существовать, если можно так выразиться, три вида свободы определения договорных условий: свобода в определении существенных, обычных и случайных условий договора. Причем, каждая из этих свобод обладает своей особенной «степенью, мерой свободности»[3]. Например, при определении случайных условий субъекты более свободны, нежели при определении условий существенных.

В зависимости от возможности субъектов свободно влиять на формирование условий, т.е. в зависимости от степени свободности при определении договорных условий можно выделить договорные условия, которые могут определяться по усмотрению сторон полностью, частично и которые не могут определяться по усмотрению сторон.

Договорные условия, которые могут определяться по усмотрению сторон полностью, - это такие условия, при формировании которых стороны свободны как в решении вопроса о содержании данного условия, так и свободны вообще в решении вопроса об отражении и включении данного условия в договор. Сюда следует отнести: 1) экстраординарные условия, изъявленные сторонами и не содержащиеся даже в диспозитивных нормах ГК РФ, т.е. условия, для которых обычный порядок их применения не прописан даже в диспозитивных нормах (обычно в литературе это именуется случайными условиями), 2) условия, предусмотренные в диспозитивных правовых нормах или вытекающие из обычаев делового оборота и 3) четвертый вид существенных условий, отмеченный в абз. 2 ч. 1 ст. 432 ГК РФ, а именно, условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Примером договорных условий, которые могут определяться по усмотрению сторон полностью (т.е. в отношении любого аспекта данного условия), является, в частности, условие о повышенной ответственности за нарушение договора. Здесь стороны свободны и в вопросе включения данного условия в пункты договора, и в вопросе о содержании данного условия (например, они могут определить, в чем будет выражаться ответственность).

Договорные условия, которые могут определяться по усмотрению сторон частично - это такие условия, при формировании которых стороны свободны почти по всем аспектам их определения, однако, все-таки не свободны в решении определенных вопросов, чаще не свободны в решении вопроса об отражении и включении некоторого условия в договор, т.е. стороны не могут не отразить это условие в договоре, но, однако же, они свободны в определении содержания этого условия. Примером таких условий выступают все существенные условия, кроме четвертого вида существенного условия – условия, на котором одна из сторон настаивает.

Условиями, которые абсолютно не могут определяться по усмотрению сторон, являются такие условия, оговаривать которые в договоре закон прямо запрещает, т.е. это те условия, на определение которых наложен императивный запрет. Например, это такое договорное условие, которое противно основам общественного порядка и нравственности – в частности условие о хищении или безосновательном присвоении чужого имущества, вытребование одной стороной согласия от другой стороны в виде условия об отказе стороны от права обращения в суд даже в случае нарушения ее прав, условие об ответственности жизнью за имущественный вред, условие о вознаграждении за лишение человека жизни, за вред здоровью, иные условия о вознаграждении за преступные действия[4] – т.е. такие условия, которые непременно придают договору статус сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК). Современными примерами подобных случаев можно счесть действия, нарушающие антимонопольное, валютное, налоговое законодательство.[5] Так, решением суда сделка была признана ничтожной, поскольку совершена с целью противной основам правопорядка и нравственности, а именно с целью незаконного получения денежных средств из бюджета РФ в виде возмещения "экспортного НДС". Противность основам правопорядка и нравственности данной сделки раскрывается, именно, через зафиксированное в документации упречное договорное условие отечественного и иностранного контрагентов о фиктивном вывозе товара за границу.[6]

Таким образом, проведя некоторую классификацию договорных условий по степени свободности их определения сторонами мы можем предложить следующую иерархию. Наиболее свободны стороны в определении экстраординарных условий – что зачастую именуется случайными условиями - т.е. тех условий, которые не прописаны даже в диспозитивных нормах, здесь стороны обладают полной свободой определения условий – они определяют и содержание этого условия и факт отражения данного условия в договоре, более того, вопрос об отражении данного условия в договоре полностью подконтролен сторонам, что означает, что данные условия не могут самоподключаться к пунктам договора помимо воли сторон, как это происходит при неотражении в договоре обычных условий. Это такие условия, которые не содержатся в диспозитивных нормах, а являются исключительно творческим порождением сторон в конкретной ситуации.

Чуть меньшей (незначительно меньшей) свободой стороны обладают при определении условий, прописанных в диспозитивных нормах, обычаях делового оборота и т.д. – что зачастую называется обычными условиями – здесь стороны свободны во всем, но до тех пределов, которые установлены законом. Однако сторон в этом случае все же касается некоторая несвобода, а, именно, это тот случай, когда стороны не проговорили какое-то условие, прописанное в диспозитивной норме, но оно помимо их воли вступает в силу и подключается к пунктам договора. К этой группе условий относятся и существенные договорные условия - здесь стороны свободны частично и обладают свободой лишь в решении некоторых вопросов, например, вопроса о содержании условия, но не вопроса о факте отражения данного условия в договоре. Часть свободы сторон здесь отнимается императивным предписанием.

Наконец, стороны вообще несвободны в определении условий, на которые установлено не частичное императивное ограничение, а полный императивный запрет – запрет на все аспекты определения данного условия. Это все те условия, обговаривание которых запрещено императивными нормами, в частности стороны абсолютно не могут прописать в договоре условия, противные основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК РФ).

 

Поступила в редакцию 20 марта 2007 г.



[1] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. – М.: «Статут», 2003. С. 153.; Маркова М.Г. //О понятии принципа свободы договора. Методологические основы понятия свободы договора// Юридическая мысль, № 1(20), 2004. С. 57; Гражданское право. Том 1. Учебник. Издание пятое переработанное и дополненное/Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: «ПБОЮЛ Л.В. Рожников», 2001. С. 486; Гражданское право: В 4 т. Том 3: Обязательственное право: учебник для студентов вузов, отв. ред. – Е.А. Суханов. – М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 175.

[2] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 295; Сергеев А.П., Толстой Ю.К. Указ. соч. С. 489; Суханов Е.А. Указ. соч. С. 188.

[3] Мера свободности свободы определения условий договора определяется по двум критериям: во-первых, могут ли стороны вообще поступать полностью самовластно с каким-то определенным условием, т.е. от их воли зависит, будет ли данное условие учтено в договоре или проигнорировано абсолютно и, во-вторых, если стороны не могут не оговаривать некоторое условие (как, например, заключить беспредметный договор), то насколько свободно они могут варьировать свою волю в пределах данного условия при всей обязательности его проговаривания, насколько они свободны внутри его содержания (так, например, хотя стороны и не могут заключить беспредметный договор, они вполне свободны в выборе среди всех существующих и объективно известных обществу видов вещей и иных благ, любой объект из которых они могут удостоить быть предметом их конкретного договора).

[4] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. Изд. 4-е, испр. М.: «Статут», 2003. С. 249.

[5] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 186.

[6] Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Удмуртской Республики от 28 августа 2003 г. N А71-367/2002-А5.

2006-2017 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.