ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Предупреждение организованной преступной деятельности в Восточно-Сибирском регионе.

 

Мацинский Роман Владимирович,

аспирант Байкальского Государственного Университета Экономики и Права,

кафедра Уголовного права и криминологии.

 

Борьба с организованной преступностью может быть эффективной только в том случае, если она осуществляется на прочной законодательной основе, соответствующей реальным характеристикам этого наиболее опасного вида преступности, а также целям и задачам уголовной политики»[1].   

Действующее законодательство, регламентирующее организованную преступную деятельность, не справляется с современными реалиями. Можно наблюдать ряд законодательных недочетов и пробелов. До сих пор не принят специальный федеральный закон, регламентирующий  борьбу с организованной преступностью. Проект закона «О борьбе с организованной преступностью», задуманного для создания единой системы специализированных органов, имеющих основной целью борьбу с организованной преступностью, предусматривал, что дела по организованной преступности должны рассматривать судьи, специализирующиеся именно на данной категории дел. К этому добавляется еще и ряд особенностей производства по данным делам, которые закрепляются в законопроекте, в том числе, связанные с содержанием под стражей лиц, подозреваемых в причастности к организованной преступной деятельности.

Включение в Уголовно-процессуальный кодекс РФ норм, регламентирующих особенности производства по делам в отношении организованных преступных групп, преступных организаций и сообществ пошло бы только на пользу, поскольку зачастую на практике общие нормы бывает сложно применить к специфике организованной преступной деятельности, а из-за этого в судах «разваливаются» дела данных категорий. Поэтому в исследуемом регионе, да и в целом по России, практически нет обвинительных приговоров по статье 210 УК, а по статье 209 УК большое количество приговоров отменяется в вышестоящих инстанциях, а впоследствии состав бандитизма уходит из приговора за недоказанностью или, что также бывает, в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения в этой части.

Думается, что эффективной борьбе с организованной преступной деятельностью существенным образом будет способствовать создание специализированной системы правоохранительных органов. Поскольку создание таких органов на всей территории России является делом будущего, можно в порядке эксперимента создать единую систему таких органов на территории наиболее криминогенных регионов, к которым в частности относится Восточная Сибирь. Практика функционирования данных органов показала бы реальную картину по состоянию и структуре организованной преступной деятельности региона и целесообразность существования подобных органов.   

По единодушному мнению экспертов из числа судей и сотрудников правоохранительных органов региона на практике необходимо обеспечивать реальные гарантии для свидетелей и бывших участников организованных преступных формирований от возможных посягательств со стороны последних. В этой связи требуется принять меры по обеспечению полноценной реализации Федерального закона от 20 августа 2004 года № 119-ФЗ «О защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства»[2].

Федеральный закон от 20 августа 2004 года № 119-ФЗ формально действует с 1 января 2005 года, фактические же мероприятия по его воплощению в жизнь начали проводить только с середины 2006 года. В Государственной программе «Обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства на 2006-2008 годы»[3] заложены мероприятия и конкретное финансирование обеспечения безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства  до 2008 года. Из этой программы следует, что мероприятия по обеспечению безопасности будут в полном объеме применяться не ранее 2008 года, когда будут закончены плановые мероприятия в соответствии с Государственной программой.

Нынешнее состояние пенитенциарной системы Восточно-Сибирского региона,  давно ставшей «академией» преступного мира, также оставляет желать лучшего. В местах лишения свободы идет не только обмен опытом, но и поиск наиболее опасных и изощренных способов совершения преступлений, устанавливаются «рабочие контакты», но и осуществляется планирование организованной преступной деятельности[4].

Поскольку лидеров и наиболее активных участников организованных преступных формирований поставить на путь исправления практически невозможно, т.к. это уже их образ жизни, было бы весьма целесообразным отправлять их для отбывания наказаний в разные субъекты Российской Федерации, дабы максимально ограничить контакт и возможное руководство формированием, оставшимся на свободе. Пока же можно наблюдать ситуацию, когда активные участники одного формирования содержатся в одном исправительном учреждении, где им не составляет труда выходить на контакт и обсуждать план дальнейших действий.     

Особое внимание следует уделить контролю за лицами, отбывавшими наказание за преступления в рамках организованной преступной деятельности и оставшимися на постоянное жительство в регионе, поскольку остается большая вероятность того, что они снова вернутся в состав организованного преступного формирования[5]. Для этого в рамках уголовно-исполнительных инспекций следует создать специальные подразделения, которые будут «присматривать» за данными лицами. Думается, что инициатива по законодательному ограничению некоторых прав данной категории лиц (в частности, на свободу передвижения, посещение определенных мест, занятием определенными видами деятельности и т.д.) весьма оправданна. Некоторые исследователи высказывают предложения, направленные на законодательное закрепление установления оперативного и финансово­го контроля за лицами, включенными в специально разработанный по определенной методике «Список лиц, причастных к ор­ганизованной преступности»[6].

Координирующую роль в борьбе с организованной преступной деятельностью на региональном уровне следует отдать полномочному представителю Президента РФ в Сибирском федеральном округе. Кроме этого, целесообразно будет снова создать Региональное управление по борьбе с организованной преступностью, которое будет играть значительную роль в координации деятельности управлений по борьбе  с организованной преступной деятельностью субъектов Федерации, расположенных в Восточно-Сибирском регионе.

Главными органами, осуществляющими непосредственную борьбу с организованной преступной деятельностью региона должны быть специализированные структуры системы МВД РФ − управления по борьбе с организованной преступностью субъектов Федерации. Следует обеспечить полную автономию данным подразделениям в системе МВД РФ на принципах федеральной подчиненности и вывести из двойного подчинения  начальников УВД, ГУВД субъектов.

Следует снова ввести трехуровневую систему подразделений по борьбе с организованной преступностью, обеспечить полную автономию данных подразделений в системе МВД РФ на принципах федеральной подчиненности и вывести из двойного подчинения  начальников УВД, ГУВД субъектов, что позволит более оперативно реагировать на постоянно трансформирующуюся организованную преступную деятельность региона и принимать эффективные профилактические меры[7].                                    

Оставаясь в системе криминальной милиции, подразделения по борьбе с организованной преступностью Восточно-Сибирского региона сталкиваются с тем, что формы и методы их деятельности оценивают по аналогии с деятельностью уголовного розыска и подразделений по борьбе с экономическими преступлениями, что существенным образом сказалось на борьбе с организованной преступной деятельностью, т.к. для борьбы с данным явлением требуется проведение ряда специфических, как правило, долговременных мероприятий. В настоящее время можно видеть гонку за валовыми показателями, поэтому практически вся официальная статистика и состоит из общеуголовных форм организованной преступной деятельности, а реально изобличаются малочисленные группы по первично собранным оперативно-розыскным материалам, без должной проработки всех связей и их участников.

В заключение подчеркнем, что борьба с организованной преступной деятельностью Восточно-Сибирского региона должна осуществляться на основе комплексного программирования, с учетом долговременных научных прогнозов и изучения фактического состояния и структуры организованной преступной деятельности  региона, а также в сочетании с мерами общесоциального предупреждения.

 

Поступила в редакцию 30 апреля 2007 г.



[1]Босхолов С.С. Законодательное обеспечение борьбы с организованной преступностью // Журнал российского права. 1998. № 9. С. 16.

[2]Российская газета. 25 августа 2004. № 182.

[3]Утверждена Постановлением Правительства РФ от 10 апреля 2006 года № 200. Опубликована: Собрание законодательства РФ. 17 апреля 2006. № 16. Ст. 1739.

[4]См.: Гуров А.И. Организованная преступность − не миф, а реальность (социологические, правовые и криминологические аспекты борьбы с организованной преступностью). М., 1992. С. 61.

[5]См. подробнее: Александров А.Л. Криминологический анализ и предупреждение органами внутренних дел организованных преступлений, совершаемых лицами, ранее судимыми к лишению свободы: автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. М., 1997.

[6]См.: Маслов Г.Ф. Особенности организованной преступности и противодействие ей в условиях Дальневосточного региона: дис. … канд. юрид. наук. 12.00.08. Хабаровск, 1997. С. 136 и далее.

[7]См.: Самсонов В.А. Оперативно-розыскное противодействие преступлениям, совершаемым этническими организованными преступными группами: По материалам Восточно-Сибирского и Дальневосточного регионов: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.09. СПб., 2005.

2006-2017 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.