ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

К вопросу о признаках незаконного вооруженного формирования в российском уголовном праве.

 

Коновалова Ирина Юрьевна,

соискатель кафедры Уголовного права Казанского Государственного Университета,

старший преподаватель кафедры Права Казанского Государственного Финансово-экономического Института.

 

В Российской Федерации функционирует система вооруженных структур, действующих легитимно, поскольку их деятельность урегулирована федеральным законодательством. В эту систему входит блок силовых и правоохранительных органов государства, а также негосударственных организаций, обеспечивающих общественную безопасность, общественный порядок в стране, противодействие преступности и осуществление ряда иных специфических функций.

Однако российское законодательство устанавливает запрет на создание и существование формирований, имеющих военную организацию, вооружение или военную технику при отсутствии соответствующей для этого нормативной основы [1].

Повышенная общественная опасность таких объединений заключается в том, что их существование зачастую создает обстановку бесконтрольности значительного числа вооруженных лиц, возможность их столкновения с законными силовыми структурами, порождает социальную напряженность среди населения, содержит потенциально высокую вероятность причинения вреда личности и обществу, использования незаконных вооруженных формирований в сепаратистских целях.

Представляющие повышенную общественную опасность самим фактом существования подобные формирования зачастую оказываются причастными к совершению тяжких и особо тяжких преступлений.

Существование незаконных вооруженных структур нетерпимо в любом государстве. Неупорядоченная, бесконтрольная деятельность их связана с незаконным оборотом оружия, чревата опасными конфликтными ситуациями. Разрастание незаконных вооруженных формирований выливается в широкомасштабное вооруженное насилие, становится опасным источником терроризма. Запаздывание с принятием правовых мер против незаконных вооруженных формирований обусловливает необходимость военного подавления этих структур, сопряженного с несоразмерными потерями в виде человеческих жертв, материального и морального урона. Об этом свидетельствуют результаты особой активности таких формирований в Нагорном Карабахе, Приднестровье, Южной Осетии, Абхазии, Чеченской республике и ряде других регионов России и республик бывшего СССР.

 Наличие незаконных вооруженных преступных объединений, а также их деятельность, создающая реальную угрозу личности, обществу и государству, обусловили необходимость выработки уголовно – правовых средств борьбы с этими преступными проявлениями. Поэтому Федеральным законом РФ от 28 апреля  1995г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и  уголовно – процессуальный кодекс РСФСР» уголовное законодательство было дополнено статьей 77.2 (организация или участие в незаконных вооруженных формированиях). В УК РФ аналогичная норма закреплена в ст. 208 и предусматривает ответственность за организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нем.

Стоимость монеты 1906 года 3 копейки

Допетровские монеты, чешуйки, монеты удельных княжеств

скупка-монет.рус

Хор. Смеситель цена http://www.santehnika-all.ru/smesiteli/ .

santehnika-all.ru

Причины криминализации организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем в Российской Федерации носили различный характер. По мнению Т.М. Магомедова, это, прежде всего, этно – национально – религиозные конфликты на Северном Кавказе и, в первую очередь, чеченский феномен, когда в них оказывались задействованы вооруженные формирования, создание и функционирование которых не было урегулировано федеральным законодательством [2].

На наш взгляд,  к факторам,  обусловившим уголовно – правовой запрет деятельности подобных формирований,  следует также отнести серьезные и частые нарушения законодательства, регламентирующего деятельность частных детективных и охранных предприятий, когда под видом таких организаций легализовывались организованные преступные группировки, появление в России радикальных организаций, казачьих обществ, национальных движений, связанных с проявлением сепаратизма, как правило, обладающих значительным количеством незарегистрированного оружия.

Родовым объектом преступлений, предусмотренных ст. 208 УК РФ выступает общественная безопасность в широком смысле, т.е. состояние защищенности общества от угроз (преимущественно внутренних) его дезорганизации, разрушения существующего механизма отношений между людьми. Видовым объектом  является общественная безопасность в узком смысле, включающая  общественные отношения по обеспечению безопасных условий жизни граждан, общественного спокойствия, нормального функционирования органов государства и институтов гражданского общества.

Непосредственным объектом, на наш взгляд,  выступает не общественная безопасность, как иногда считается [3], а совокупность общественных отношений по реализации законоположений в области создания и функционирования законных вооруженных формирований, а также конституционного запрета на создание нелегитимных вооруженных формирований.

Раскрытие объективной стороны ст. 208 УК РФ требует, прежде всего, уяснения понятия «незаконное вооруженное формирование». Как следует из диспозиции ч. 1 ст. 208 УК, таковыми выступают объединение, отряд, дружина или иная группа. Видимо  наличие последней разновидности дает основание отдельным исследователям считать незаконное вооруженное формирование формой соучастия в преступлении [4]. Вряд ли можно согласиться с таким подходом, так как  исходя из содержания анализируемой статьи,  речь следует вести о необходимом соучастии. В ст. 208 УК РФ предусмотрены два самостоятельных состава преступления: ч. 1 ст. 208 УК устанавливает ответственность за создание и руководство незаконным вооруженным формированием, а ч. 2 ст. 208 УК – за участие в нем.

  По мнению А. Е. Беляева, «формированием считается объединение, отряд, дружина или иная группа, структурно и функционально определенная, имеющая управление и подчиненность, распределение обязанностей, места базирования или сбора, определенную форму или опознавательные знаки и предназначенная для решения задач, свойственных так называемым силовым структурам» [5].

  Как пишет Б.Я. Яцеленко, под формированием понимается воинская часть или близкая к ней по основным характеристикам вооруженная организация партий, коммерческих или некоммерческих организаций [6].

  Ф. А. Узбеков считает, что вооруженное формирование представляет собой объединенную группу людей, характеризующуюся относительной самостоятельностью, управляемостью, подчинением одному лицу (командиру), четкой регламентацией функциональных обязанностей и структуризацией, т.е. делением его на составные подразделения во главе с соответствующими руководителями.  Количественный состав формирования может быть различным и зависит от поставленных перед ним задач, но не менее трех человек [7].

  Представляется, по своим основным параметрам (количество участников, вооруженность, дисциплина и проч.), незаконное вооруженное формирование должно быть приближено к воинскому подразделению, а потому  минимальный состав его участников не может быть ниже аналогичного уровня в законном вооруженном формировании – отделения.   

По целям деятельности и наличию признака вооруженности незаконное вооруженное формирование отличается от преступного сообщества и банды.  Однако с бандитизмом некоторые общие признаки имеются. Как видно из формулировки закона, и при бандитизме, и при организации незаконного вооруженного формирования речь идет о совместном участии в преступном объединении нескольких лиц, имеющих в своем распоряжении оружие. Главным отличительным признаком незаконного вооруженного формирования является, прежде всего, то, что оно представляет собой разновидность военного формирования и создается, как правило, с целью осуществления задач военного характера. Банда же всегда создается с целью совершения нападений на граждан и организации.

Однако, как отмечает О.А. Попова, «участники незаконного вооруженного  формирования могут совершать отдельные насильственные действия и в отношении граждан, выражающиеся в убийствах, поджогах, хищениях и прочих преступлениях против личности и ее прав, но они являются как бы побочными последствиями деятельности отдельных членов такого незаконного вооруженного формирования и не вытекают из тех задач, которые ставит перед собой вооруженное формирование. В таких случаях действия виновных должны квалифицироваться по ст. 208 УК и соответствующим статьям о преступлениях против личности, собственности и др. Если преступные нападения на граждан с целью завладения их имуществом или совершение в отношении них иных преступных действий носят систематический характер, то правомерно ставить вопрос о совокупности состава преступления, предусмотренного ст. 208 УК и бандитизмом» [8].

На наш взгляд, следует согласиться с мнением П. Агапова, что если в процессе функционирования незаконное формирование перерождается в банду, то его организаторы и участники должны привлекаться к ответственности только по ст. 209 УК РФ [9].

 Обязательным признаком состава является незаконность формирования. В соответствии со ст. 13 Конституции РФ запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели и действия которых направлены на создание вооруженных формирований. Незаконным является любое вооруженное формирование, не предусмотренное федеральным законом. Это, например, Закон РФ от 18 апреля 1991 г. «О милиции», Федеральный закон от 31 мая 1996 г. «Об обороне», Федеральный закон от 6 декабря 1997 г. «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации» и др.

А.В. Наумов пишет, что «незаконны и те  вооруженные формирования, которые вопреки федеральному законодательству создаются по решению органов власти и управления субъектов Российской Федерации,  а также органов местного самоуправления» [10].

Однако подобные формирования могут создаваться в целях, которые могут выглядеть общественно полезными в представлении какой-то определенной группы лиц: защита населения от возможных боевых или провокационных появлений экстремистски настроенных групп. Так, в литературе отмечается, что в настоящее время не установлено ни одного факта осуждения за функционирование вооруженного формирования, не преследующего криминальных целей (защита суверенитета субъекта Федерации, обеспечение безопасности и общественного порядка в каком - либо регионе, помощь правоохранительным органам в борьбе с преступностью) [11].

Т.М. Магомедов, напротив, полагает, что незаконное вооруженное формирование может создаваться как с преступными так и не преступными целями, что не освобождает его организаторов и участников от уголовной ответственности: «включение конкретных мотивов и целей в диспозицию ст. 208 УК РФ может привести к невозможности привлечения к ответственности тех членов незаконного вооруженного формирования, чьи цели ясно не определены, а мотивация может носить самый разный характер» [12].

Обращаясь к этому вопросу, А.П. Козлов замечает, что квалификация организации незаконного вооруженного формирования и участия в нем усложняется тем, что в законе отсутствует указание на антисоциальную цель создания указанного формирования, поскольку под действие закона формально подпадают некоторые вооруженные формирования, созданные самим государством, но законом не урегулированные (например, вооруженные отряды самообороны в Дагестане в 1999 – 2000гг.). Чтобы этого не происходило, этот автор предлагает ввести в уголовный закон указанную цель [13]. Этой же точки зрения придерживаются и некоторые другие ученые [14].

Законодатель определяет преступность организации вооруженного формирования именно через незаконность его образования. Поэтому отсутствие в диспозиции ст. 208 УК РФ указания на характер цели, на наш взгляд, не является пробелом в законе и не препятствует отграничению данного преступления от смежных составов. Однако мы разделяем мнение, что следовало бы сделать одно уточнение, а именно, в диспозиции указать на то, что только одна цель исключает преступность деяния – отражение агрессии [15].

Признак вооруженности формирования означает наличие у членов формирования гражданского (за исключением гладкоствольного), служебного и боевого ручного стрелкового огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств. Наряду с этим  на вооружении могут находиться тяжелые виды оружия и боевая техника.

А.Р. Зайнутдинова считает, что для признания формирования не требуется, чтобы все его участники были вооружены [16].

По мнению А.В. Наумова, признак вооруженности предполагает наличие у членов формирования огнестрельного либо холодного оружия [17].

С.В. Розенко полагает, что о признаке вооруженности свидетельствует наличие боевого стрелкового оружия у большинства участников вооруженного формирования или одной единицы других видов оружия и осведомленности об этом других участников [18]. 

Ф.А. Узбеков пишет, что «члены формирования (все или часть из них) имеют при себе, либо в установленном месте оружие, в том числе боевую технику» [19].

Полагаем, что вооруженность как обязательный признак незаконного вооруженного формирования предполагает наличие любого пригодного для использования огнестрельного оружия (за исключением гладкоствольного) у большинства его участников и готовность его применения. 

Деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 208 УК РФ, - создание вооруженного формирования (объединения, отряда, дружины или группы), не предусмотренного федеральным законом, а равно руководство таким формированием – признается законодателем тяжким преступлением.

Создание незаконного формирования  есть совершение организационных действий, результатом которых стало образование вооруженного формирования, не предусмотренного федеральным законом. Это могут быть: выполнение организационных функций по определению целей и задач, структуры формирования, подбор кадров, подготовка финансового и материального обеспечения, снабжение оружием и боеприпасами, вербовка и обучение участников, распределение между ними функциональных обязанностей, создание условий существования и функционирования формирования, определение мест дислокации  и т.п.

Организационная деятельность выражается также в руководстве уже созданным незаконным формированием. Оно всегда связано с управлением участниками формирования, принятием решений по организации и планированию деятельности, материальным обеспечением, организацией несения службы, проведении занятий и учений, поддержанию дисциплины и т.д.

Участие в незаконном вооруженном формировании заключается во вступлении лица в формирование и принятии на себя обязательств на  выполнение действий, связанных с осуществлением определенных руководством функциональных обязанностей.

Поскольку в ст. 208 УК РФ руководство структурным подразделением не отнесено законодателем к организационным функциям, как, например, в ст. 210 УК РФ, на наш взгляд, следует рассматривать указанных лиц в качестве участников незаконного вооруженного формирования.

 

Литература.

 

1.                  См.: п.5 ст. 13 Конституции РФ, ст.1 Федерального закона от 31 мая 1996 г. «Об обороне», ст. 8 Закона РФ от 5 марта 1992 г. «О безопасности».

2.                   Магомедов Т.М. Уголовно – правовые и криминологические проблемы незаконных вооруженных формирований (по материалам Республики Дагестан): Автореф. дис…канд. юрид. наук. – Махачкала, 2004. – С. 12. Указ. соч. С. 14.

3.                   Наумов А.В. Российское уголовное право. Курс лекций. Т. «. Особенная часть. – М., 2004. – С. 383.

4.                  Зайнутдинова А.Р. Ответственность за организованные формы соучастия в преступлении по российскому уголовному прав: Дис… канд. юрид. наук. – Казань, 2001. – С. 141.

5.                  Уголовный кодекс Российской Федерации. Комментарий / Под ред. В.И. Радченко и  А.С. Михлина. – М., 2000. – С. 466.

6.                  Уголовное право. Особенная часть / Под ред. А.И. Рарога. – М., 1996. – С. 227.

7.                  Узбеков Ф. А. Уголовно – правовые аспекты ответственности за организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нем: Автореф. дис… канд. юрид. наук. – Саратов, 2005. – С. 18.

8.                  Попова О.А. Проблемы дифференциации ответственности за бандитизм (исторический и уголовно – правовой аспекты):  Автореф. дис… канд. юрид. наук. – Екатеринбург, 2001. – С. 22.

9.                  Агапов П. Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем: проблемы квалификации // Уголовное право, 2004 - № 2. – С. 5.

10.              Наумов А.В. Указ. соч.  С. 383.

11.              Агапов П. Указ. соч. С. 4.

12.              Магомедов Т.М. Указ. соч. С. 12.

13.              Козлов А.П. Соучастие: уголовно – правовые проблемы: Автореф. дис…докт. юрид. наук. – СПб, 2003. – С. 33.

14.              Павлинов А.В. Уголовно – правовые средства борьбы с организацией незаконного вооруженного формирования или участием в нем: Дис…канд. юрид. наук. – М., 1998. С. 67.

15.              Узбеков Ф. А. Указ.соч – С. 18.

16.              Зайнутдинова А.Р. Указ. соч. С. 143.

17.              Наумов А.В. Указ. соч. С. 383.

18.              Розенко С.В. Формы и виды организованной преступной деятельности: Автореф. дис… канд. юрид. наук. – Екатеринбург, 2001. – С. 18.

19.              Узбеков Ф.А. Указ. соч.С. 18.

 

Поступила в редакцию 13 сентября.

2006-2017 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.