ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Кластеризация как объективная необходимость развития зернового рынка региона.

 

Высочкина Светлана Анатольевна,

старший преподаватель кафедры «Экономика и внешнеэкономическая деятельность» ФГУ ВПО «Волгоградская Государственная Сельскохозяйственная Академия».

 

Инновационные подходы в мировой и постсоветской экономике предполагают постоянное воздействие государства на сферы производства (промышленное, лесное, сельскохозяйственное) через создание условий для развития бизнеса. Кластерный подход и его реализация является сравнительно новым важным фактором саморегулирования. В чем важность данного подхода? Третьяк В.П. дает ответ на этот вопрос. В его понимании «кластер» мобилизует положительные синергетические эффекты региональной агломерации, то есть близость потребителя и производителя, сетевые эффекты и их диффузии, интенсификацию навыков и умений, информативное взаимообогащение в условиях миграции персонала и выделения бизнеса. Таким образом, купируются эффекты разного рода сотрудничества, но при обязательном сохранении конкуренции.

На современном этапе развития усилия ЮНИДО по развитию кластеров начинаются с разработки набора рекомендаций с целью оказания помощи для взаимодействия правительства и частного сектора при разработке и внедрении программ по развитию кластеров и сетей малого предпринимательства. Основой программы ЮНИДО по развитию малого бизнеса, при этом, является преодоление технических ограничений, которые трудно избежать фирмам в одиночку. Каковы же эти  ограничения? Представим их в нижеследующих положениях:

-    предприятия малого бизнеса не могут удовлетворять потребности
рынка, который нуждается в большом количестве продукции, следовать
стандартам и осуществлять регулярные поставки;

-  не могут должным образом организовать эффективное производство, внедрять передо­вые технологии.

Решением этих ограничений является формирование кластеров, которым оказывается соответствующая государственная поддержка.

Так, в программном обращении, адресованном управленцам разного уровня, президент РФ подчеркнул, что для подъема агропромышленного производства необходимо «в этой сфере человеческой деятельности переходить от  процесса «латания дыр» к новому укладу хозяйственной жизни, где правомерно должны занять основополагающее место нанотехноло­гии». Это значит, что действием обратной  связи изменится сфера материально-технического оснащения, а, следовательно, и вся  инфраструктура (производственная и социальная) в  соответствии с  требованиями инновационного развития сельского хозяйства.

Без реализации  вышеуказанного страна обречена на  принятие положения «догоняющей экономики», так как эта позиция, влияющая на характер и содержание системы регулирования экономикой, давно назрела: ведь, несмотря на  растущие инвестиции в экономику, хозяйственная деятельность  в настоящее время до сих пор далеко не соответствует  уже наступившему в мире новому  технологическому укладу.

Итак, вышесказанное нами доказывает объективную  необходимость перехода к новому техноукладу с кардинальными  изменениями институциональных  условий деятельности людей, в основе  которых лежат  изменения основного типа собственности именно на трансферт; а также достижения такого  положения в хозяйственной практике, при котором будет   формироваться возможность переноса технологий из одной  области деятельности в другую. Собственность на трансферт и на динамику технологий предполагает, при этом, развитие института интеллектуальной собственности. Что же это такое?  На первое место  в новом технологическом укладе уже должны выйти не  информационные технологии, в виде  It, а  эпистемические (знаньевые) технологии, обеспечивающие  возможность  вычленять те технологические  решения, которые основаны на новых  принципах и эффектах, требующих и новых институциональных условий их переноса в другие экономические зоны или сферы  деятельности.

В рамках формирующегося во всем мире  нового технопромышленного уклада, а  значит и всего технохозяйственного способа, до 90% добавленной стоимости будет формироваться именно в этой атмосфере динамических изменений. Об этом свидетельствует и опыт развития экономик стран– лидеров, а также современные системные  исследования.

В Портеровском определении  кластера  нельзя уловить  специфику  экономического содержания понятия «кластер», можно лишь  догадываться, что  речь здесь идет о кластерах предприятий. При этом нельзя определить, относятся ли эти компании к одной отрасли или к разным, а также, какую форму собственности  они имеют.

Также М. Портер делает акцент именно на взаимосвязанность отраслей в кластере, что непосредственно опирается на предмет его исследования  - конкурентоспособность, то есть выявление того вида деятельности, который и определяет в целом конкурентоспособность региона или страны, то задача стратегии сводится к выявлению их конкурентоспособных преимуществ. Не даром он утверждает, что на уровне конкуренции компаний,  основные их конкурентные преимущества часто лежат не внутри компании, а среди ее поставщиков, партнеров, дочерних предприятий. Соответственно преимущества построения компаний на такой территории, в таком кластере, оказываются выше, чем в других организационных образованиях.

Итак, с помощью кластерного инструментария организации отраслевой деятельности регионов, стран, можно выделить «локомотивные отраслевые рынки», получить информацию об их экономическом состоянии, динамике развития того или иного региона, а также сравнить по различным параметрам тенденции их развития. При этом, нужно помнить, что действие кластеров, в силу их экономической природы, лежит и в несколько другой плоскости.

Кластеры же предприятий возникли тогда, когда стал вопрос о преимуществах зон скопления компаний, связанных между собой особыми связями. В этом отношении следует отметить книгу А. Маршалла, многие положения которой, постулирующие формирование кластеров предприятий, актуальны и до сегодняшнего времени. А именно, в этой книге автору удалось увидеть условия получения  эффектов синергии, достигаемых при интеграции структур. То есть кластер предприятий формируется как некая отраслевая или географическая, территориальная концентрация, которая позволяет достичь эффекта «внешней экономики», за счет взаимодействия с поставщиками сырья, материалов, оборудования, а также создания групп специализированных работников. При этом в него могут входить специальные агенты для работы на удаленных рынках, и в нем могут возникать специализированные центры, секторы: совместное управление, центры объединенных финансов (или часть финансов предприятий), общее бухгалтерское обслуживание, центры управления использованием общего технического оснащения или технологическим процессом.

Следует выделить три основных свойства кластеров предприятий (нижеприведенных), согласно которым современный холдинг является на сегодняшний день именно той структурой, которая в большей степени  соответствует понятию кластер. Этими свойствами (дополненными в соответствии с новыми требованиями современности) являются:

-          географическая локализация, масштабы кластера могут варьироваться от одной интегрированной компании, города, до страны и ряда стран («кластер кластеров» - замечание автора);

-          взаимосвязи между предприятиями, то есть кластер является особой формой сети взаимосвязанных предприятий, при этом движение к более глубокому развитию связей свидетельствует о степени развития самого кластера;

-          техническая отраслевая взаимосвязанность, в кластере присутствуют предприятия разных отраслей, технически связанных друг с другом. Обычно это компании готового продукта, поставщики специализированных факторов производства, компонентов машин, сервисных услуг, финансовые институты, производители сопутствующих продуктов. При этом здесь ставится вопрос о форме контроля над собственными активами и управления ими. Поэтому,  учитывая специфику российских реалий, лучше, если объединенные разными связями предприятия в кластере будут относиться к одной форме собственности.

Какие же связи формирует кластер? Ответ в следующем:

- в области сетевой организации бизнеса (network organization) эффект «внешней экономии» для объединения становится менее важным, чем дополнительные преимущества, которые оно генерирует за счет распространения опыта и содействия его продвижению; это относится и к объединениям, имеющим агентов-участников не в одном географическом пространстве;

- опыт доказал, что кластерные формы имеют большую эффективность за счет контрактинга, чем внутрифирменных вложений: так, фирмы, связанные сетью контрактов, получают возможность координировать значительную часть бизнеса посредством механизмов рынка, где свободные агенты встречаются с целью покупки и продажи товаров и услуг;

- вместо увеличения внутрифирменных расходов, сопряженных с ростом компании и трансакциями, контрактинг пробуждает мощные рыночные стимулы (в том числе, и для малого бизнеса), такие как опционы - по акциям, и привлекательные бонусы, которые, в свою очередь, способствуют стремлению компаний обновлять технологии, принимать талантливые кадры, форсировать доступ к новым ресурсам.

Рассмотрим вышеизложенное более подробно на конкретном примере  -  типичном холдинге для Юга России, являющимся,  собственно, пилотным проектом, своего рода полигоном, отработки параметров технологии управления –  ЗАО «Рус-АгроПроект». Этот холдинг представляет собой группу вертикально и горизонтально интегрированных предприятий на территории Южного Федерального округа Российской Федерации, типичного его региона – Волгоградской области.

Стратегическая цель функционирования ЗАО «РусАгроПроект», прошедшего процесс становления путем слияний, поглощений и интеграции субъектов производства (прежде всего, зерна) с субъектами, специализирующимися на  производстве сопряженных, дополнительных видов продукции растениеводства, состоит в том, чтобы завоевать  внушительную долю рынка зерна и хлебопродуктов на региональном и межрегиональном, а также международном рынке.

При этом отработка логистической цепочки продвижения товаров и финансовых ресурсов на  производственные цели потребовала  становления и развития  структур  производственной инфраструктуры и предприятий переработки  продукции, и объединения их с предприятиями-производителями сельскохозяйственной продукции, главной отраслью в которых является  производство зерна (34 бывших коллективных  хозяйства   Еланского, Даниловского, Нехаевкого, Фроловского, Урюпинского,  Новониколаевского районов). Принцип концентрации  предприятий на одной  и той же  площади в данном холдинге  несколько  нарушен (если иметь  представление о классическом реальном кластере - холдинге), но все вошедшие в его состав интегрированные предприятия расположены, в основном, в  Северо-Западной и Центральной зонах Волгоградской области. То есть, здесь реализуется тот постулат, который  выдвинула передовая практика  кластеризации (уже ставший теоретическим положением), смысл которого заключается в том, что понятие одной  территории может  быть раздвинуто до региональных границ, а присутствие отдельных  агентов – субъектов хозяйствования холдинга-кластера  - может быть вне региона и, даже, вне страны.

Также здесь присутствуют все виды связей между  субъектами  хозяйствования, характерные классическому кластеру: хозяйственные,  технологические и виртуальные: например, когда введение инновационных  решений в систему управления (персоналом) на одном  предприятии вызывает ценную реакцию вовлечения в этот процесс других предприятий; или, когда сообща Совет Директоров определяет график сбыта продукции; или нововведения  в организацию  производства, заключающиеся во внедрении  режимов ресурсосбережения, - становятся, спонтанно, привилегией в короткий срок всех предприятий и т.д.

Производимая продукция холдинга характеризуется при этом высокой степенью дифференцированности  и представляет собой полный цикл производства, переработки сельскохозяйственной продукции «от поля до прилавка», обеспечивая производство десятой части зерна региона и переработку зерновой продукции в готовый рыночный продукт – хлеб и хлебобулочные изделия. Стимулирование деятельности интегрированных предприятий-производителей зерна и других предприятий, входящих в холдинг, осуществляется через интенсификацию инвестиций, с учетом подтягивания отстающего уровня отдельных служб и предприятий. Также холдинг выполняет экспортную функцию и оказывает трейдинговые услуги, в том числе, по торговле зерном за рубежом, создает дополнительные рабочие места, осваивает более глубокую переработку зерновой продукции.

 Итак, такое образование как холдинг «РусАгроПроект» по праву может претендовать на роль классического кластера, в рамках которого должен быть представлен  весь замкнутый цикл производства зерна, его переработка, а также реализация готовой продукции на внутреннем  и внешнем рынках, что полностью соответствует кластерной  организации.

Итак, мы видим, что агрохолдинг ЗАО «РусАгроПроект» является крупнейшим предприятием рассматриваемого нами региона, осуществляющего эффективную производственную деятельность и имеющего положительные перспективы развития. При этом именно процесс кластеризации помог многим предприятиям, вошедшим в его состав, нормально функционировать в настоящее время, а не уйти в «небытие».

Поэтому, кластеризация в аграрной сфере, в целом, и в зернопроизводстве, в частности, – это реальный путь достижения устойчивого роста эффективного производства и решения крупных социальных проблем.

 

Литература.

 

1. Портер, М. Конкуренция [перевод с англ.] / Michael E.  Porter. – М.: Издательский дом «Вильямс», 2005. – 608 с.

2. Третьяк, В.П. Кластеры предприятий / В.П. Третьяк/ М.: «Август Борг». – 2006. - 132 с.

 

Поступила в редакцию 13 декабря 2007г.

2006-2018 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.