ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Приложение как явление номинационно-синтаксического семиозиса и его антропологические возможности в художественном тексте.

 

Величко Ирина Владимировна,

соискатель кафедры Русского языка Пятигорского Государственного Лингвистического Университета
преподаватель Железноводского педагогического колледжа.

 

Статья основывается на данных теории синтаксической номинации. В синтаксисе приложение описывается как факт номинационно-синтаксического семиозиса. В художественном тексте приложение выполняет разнообразные функции, связанные с уточнением информации о денотате, с его метаоценкой и экспрессивной характеристикой.

 

В лингвистической науке начала XXI века со всей очевидностью обозначился поворот от собственно лингвокультурологического антропоцентризма к антропогенному исследованию семиотических моментов языка, к выявлению лингвокогнитивных и лингвокультурных свойств конкретных языковых моделей. В этом плане категория приложения весьма показательна и, насколько нам известно, ещё не была предметом специального изучения.

Приложение как предмет лингвистического внимания представляет интерес и в плане прикладном – в аспекте языкознания, причем проблемы пунктуационного оформления приложения связаны с нерешенностью теоретических вопросов.

Изучение приложения как синтаксического явления вызывает определенную сложность, связанную, как это ни парадоксально, с отсутствием единого всеобъемлющего определения понятия. Традиционно в школьной и вузовской практике приложение рассматривается как вид определения, выраженного именем существительным. Но «Краткая грамматика русского языка»  определяет приложение как тип связи существительного с существительным1. Некоторые ученые рассматривают приложение как второстепенный член предложения, который заключает в себе второе наименование предмета2.

Нет единой точки зрения и на тип подчинительной связи, соединяющий определяемое слово и приложение. Как уже отмечалось, авторы «Краткой грамматики русского языка» определяют эту связь как согласование. Но существительное по своим грамматическим свойствам не принадлежит к согласуемым словам. Кроме того, приложение может иметь форму именительного падежа, который по своей природе не призван выражать зависимость. Некоторые лингвисты, в частности П. А. Лекант, предлагают обозначить связь приложения с определяемым словом как аппозицию3, другие – как аппликацию4, третьи – как параллелизм форм5. Особый вид связи возникает в тех случаях, когда приложение не согласуется с определяемым словом ни в роде, ни в числе, ни в падеже (в деревне Горки, в журнале «Смена» и т.п.). Некоторые лингвисты безоговорочно называют такую связь примыканием6.

Так как в случае с употреблением приложения мы имеем дело с одним денотатом и двумя названиями к нему, в некоторых аппозитивных парах, состоящих из однотипных существительных,  особенно сложно определить, какой компонент является базовым, а какой – приложением к нему, ср. Бабушка-старушка из окна глядит. Родители любили друг друга и души не чаяли в единственной дочке, которая росла красавицей-умницей. (П.Дашкова) Немецкий офицер-танкист, в черном шлеме-берете, с лицом закопченным и злым, на ломаном русском языке приказал всем военным выйти из толпы (Фадеев).

Приложение – уникальный член предложения и с точки зрения пунктуационного оформления: оно в предложении может выделяться при помощи дефиса, запятых, кавычек, тире, а также может не выделяться никакими знаками препинания. Особую сложность представляют дефисные написания приложений, так как дефис – это прежде всего знак словообразования, и только такое синтаксическое явление как приложение может оформляться при помощи дефиса. В связи с этим возникает еще и необходимость разграничения сочетаний с приложениями и сложносоставных слов. Так как сложносоставные слова находятся в области изучения лексикологии, то закономерно было предположить, что эти слова будут зафиксированы в толковых словарях. Но ни в 17-томном «Словаре современного русского литературного языка», ни в «Толковом словаре русского языка» С.И.Ожегова, Н.Ю.Шведовой мы не нашли ни словарных статей, ни даже упоминания о словах город-герой, прачечная-химчистка, булочная-кондитерская и др.

Таким образом, мы видим, что в синтаксической  науке нет единства взглядов на приложение как синтаксическое явление, возможно потому, что понятие приложение включает в себя много достаточно разнородных явлений синтаксиса, объединенных связью «базовый компонент – атрибут». Причем слово «атрибут» следует понимать широко.

Категория приложения, традиционно рассматривающаяся как в синтаксисе простого предложения (А.М. Пешковский, А.А. Шахматов, Е.М. Галкина-Федорук, Е.С. Скобликова, П.А. Лекант, В.В. Бабайцева, Г.А. Золотова, Е.И. Диброва и др.), так и в стилистике (Д.Э. Розенталь, А.Н. Кожин, М.Н. Кожина, Ю. М. Скребнев и др.) в качестве одной из синтак­сических форм слова или словосочетания (в том числе полупредикативного характера), совмещающей признаки субстантивных и адъективных категорий,  представляет  несомненный  интерес с  номинационной точки  зрения, в частности с точки зрения вторичной (синтаксической) номинации.

Так как приложение своим возникновением обязано синтаксису, представляет собой отрезок синтаксической цепи (синтаксему), обладающую выраженной атрибутивностью, и выполняет определенные коммуникативные  задачи в предложении (и шире – в тексте), то нам представляется возможным рассмотреть бином «базовый компонент – атрибутивный компонент (приложение)» с точки зрения синтаксической номинации7.

В своём исследовании мы опираемся на концепцию синтаксической номинации и номинационно-синтаксического семиозиса, основанную на динамическом подходе к синтаксическим явлениям языка (А.А.Буров)8, а также на данные структурно-семантического и функционального подходов к языку, теории языковой личности и идиостиля автора художественного текста (А.А.Потебня, А.М.Пешковский, А.А.Шахматов, Л.В.Шерба, В.В.Виноградов, Г.А.Золотова, Ю.Н.Караулов, М.Н.Кожина, П.В.Чесноков, Н.Д.Арутюнова, Е.С.Кубрякова,  Д.Н.Шмелева, В.Н.Телия,  В.Г.Гак, В.В.Бабайцева и др.). Такой подход позволяет рассматривать приложение как номинационно-аналитическую единицу, образующую свойства системности и осуществляющую вторичную атрибуцию денотата с целью индивидуализации (в том числе образно-художественной) его признаков.

Научная новизна нашего исследования заключается во взгляде на приложение как на систему речевых манифестаций (реализаций, вариантов) инвариантного признака, представляющего уровень вторичной атрибуции в языке и реализующегося на уровне номинационно-синтаксического семиозиса.

В общеязыковом плане бином «базовый компонент – атрибутивный компонент (приложение)» проявляет такие универсальные свойства, как динамическое равновесие полупредикативной синтаксической структуры и номинационной денотативной семантики.

Приложение – динамическое двуплановое явление языка. Лексические и синтаксические признаки приложения находятся в динамическом равновесии. С одной стороны, говоря о приложении, мы имеем дело  с вторичной номинацией, когда в процессе коммуникации возникает необходимость дать второе наименование уже названному денотату. Эта необходимость может быть вызвана различными причинами: словарной недостаточностью, желанием автора речи уточнить, конкретизировать предмет речи, дать дополнительную информацию о предмете, выразить отношение, впечатление, оценить. Особую группу представляют приложения, находящиеся в гиперо-гипонимических отношениях, когда  указываются род и вид денотата. Родовая отнесенность представляется более общей характеристикой, а видовая – конкретизирующей, но именно видовая более информативна для конкретного акта коммуникации. Но во всех случаях определяющим признаком остается соотнесенность  обоих наименований с одним денотатом. В процессе коммуникации состав бинома «базовый компонент – атрибутивный компонент (приложение)» может распадаться  и оба наименования могут употребляться как синонимы во избежание повторов. Например: Старик-аптекарь взял в руки рецепт он  долго рассматривал его через сильно увеличивающие стекла очков. Потом старик, кряхтя и охая, взобрался на шаткую лесенку, чтобы добраться до верхних шкафов, где, по-видимому, у него хранились редкие препараты. Аптекарь не мог не знать, что это лекарство в больших количествах представляет собой сильнодействующий яд, но он, казалось, не проявлял никакого интереса к странной покупательнице.    

Кроме лексических признаков, приложение  имеет и синтаксические признаки. Собственно говоря, вопрос о приложении возникает именно тогда, когда в предложении употребляются два наименования, соотнесенные с одним денотатом, которые вступают в определенное взаимодействие друг с другом и могут быть различной степени связности.  Наиболее тесная связь в биноме «базовый компонент – атрибутивный компонент (приложение)» наблюдается тогда,  когда оба  компонента (наименования) выражены именами существительными без зависимых слов, например: И речушка – неглубокий родниковый ручеек – шевелит травой-осокой у его разутых ног. (Твардовский). В этом случае можно говорить о тяготении атрибута к денотату, т.е. о  номинационном характере атрибута. Бином «базовый компонент – атрибутивный компонент (приложение)» может быть нерасчлененной структуры, т.е. в коммуникативном плане трудно, а подчас и невозможно определить, какой компонент высказывания является основным, а какой выполняет атрибутивную функцию. Например: За соседним столом шумно гуляли немцы-туристы, вопили хором тирольские песни, громыхали пудовыми кружками (П.Дашкова).

Особую группу составляют терминологизированные приложения, в которых, как справедливо отмечает А.А.Буров, «доминирует номинационно-пространственная статика, а образно-ассоциативный момент проявления внутренней формы и обозначения в целом отсутствует. Невозможны ни внутреннее движение, связанное с развитием атрибуции, ни конкретизация, уточнение в тексте за счет пространства номинации»9, например: тетерева-косачи, зайцы-русаки.

В текстовом пространстве атрибут может осложняться и приобретать многослойность, многоступенчатость, что обусловлено как степенью сложности денотата, так и функционально-прагматическими задачами, стоящими перед говорящим. При распространении приложения атрибутивный признак получает дополнительное предикативное значение, и можно говорить о тяготении атрибутивного компонента к предикату.

Рассматривая приложение как  синтаксическую номинацию расчлененного типа, мы имеем дело с гибкой и подвижной формой эксплицированной атрибуции, способной передать денотативное значение в его внутренней динамике, в его конкретных связях с другими денотатами, участвующими в решении задач коммуникации.

В лингвопрагматическом плане  бином «базовый компонент – атрибутивный компонент (приложение)» обладает огромным потенциалом: номинационная функция, осуществляемая данными единицами, представляет собой целый пучок функциональных проявлений различной степени сложности и осложненности.

В определенной коммуникативной ситуации приложение выполняет функцию номинационно-атрибутивного «локуса», который актуализируется говорящим (языковой личностью) на этапе осмысления  и включения денотата в ситуацию.  Решая конкретные коммуникативные задачи, говорящий выделяет денотат и разворачивает его атрибутику, отбирая наиболее важные, значимые с его точки зрения дефиниционные или дескрипционные атрибуты, соответствующие его замыслу. Приложение как синтаксическое наименование, имеющее предметную отнесенность, является производным индивидуально-авторского осмысления денотативной сферы.

Приложение совмещает, таким образом, в своем актуальном генезисе, два функционально-прагматических интенциональных начала:

1) быть косвенным (вариативным) именем денотата;

2) выступать прямым (актуализированным) именем его атрибута.

В позиции приложения рождается амбивалентная синтаксическая номинация, где взаимодействуют интенсиональные (языковые) и экстенсиональные (речевые, контекстуальные) возможности реализации.

Приложение относится к таким явлениям языковой действительности, которые, с одной стороны, нарушают складывающийся на данном этапе развития языка системный баланс сил – в частности, в оформлении смысловых и синтаксических отношений на уровне континуума простой монопредикативной единицы (подлежащее, сказуемое || дополнение, определение, обстоятельство). С другой стороны (и это весьма важно, на наш взгляд), приложение позволяет восполнить в речевом пространстве недостаточность особого рода – в презентации метаоценки номинации субъекта (объекта) повествования10. Метахарактеристика, осуществляемая приложением в русском языке, очевидна: второе «имя-атрибут» денотата употребляется говорящим (языковой личностью автора) в целях развертывания комментирующего пространства высказывания и представления необходимого для данной ситуации атрибута (атрибутики) в именной форме. Тем самым сохраняется грамматический облик обозначаемого, и номинационное расширение происходит за счет семантики. Единство денотата обусловливает создание смыслового пространства, заполненного определенным количеством денотатов, каждый из которых, в свою очередь, может быть осложнен прямыми или косвенными атрибутами.

В самом деле, рассмотрим следующие контексты: 1) В деревне, где Евгений мой, //Отшельник праздный и унылый, // Еще недавно жил зимой…(А.С.Пушкин).2)В следующий день свиданий пришел знакомый студент, медик, человек с небольшой бородкой, глухим голосом и беглой, спотыкающейся речью (М.Горький). 3) В числе горничных Анны Павловны находилась девушка по имени Маланья, умница и скромница (Тургенев). 4) Живой, очень подвижный, даже несколько суетливый человек и неустанный говорун, он напоминал Климу отца. (М.Горький). 5) Николай Никитич был обеспокоен будущим Анфисы и однажды пошел советоваться об этом к Нине Порфирьевне Евсеевойгородскому врачу, женщине пожилой, решительной и лишенной каких бы то ни было сантиментов. (К.Паустовский).

Мы видим, что приложение   как метаимя (второе «имя-атрибут») обладает сложной пространственной структурой, позволяющей автору реализовать   свои   когнитивно-коммуникативные   и   номинационно-изобразительные интенции. Тот факт, что в русском языке номинационно-синтаксический семиозис приложения   образует один   из «пластов» вторичной номинации, весьма важный с точки зрения антропогенезиса обозначения, очевиден, равно как и очевидна метаоценочность приложенческой категории, а значит, и ее лингвокультурный потенциал.

Семиозис приложения связан с реализацией его предикативного потенциала в пространстве словосочетания; в пространстве простого предложения; в пространстве текста.

А) Реализация, происходящая на словарном уровне, предполагает:

·         внутрисловный (аффиксоидный) вариант;

·         композитный (свободно-координированный) вариант;

·         подчинительный вариант (неполное согласование).

Б) Реализация происходит на синтагматическом уровне выражения приложения (словосочетание)

·         непредикативного типа;

·         полупредикативного типа (с разной степенью осложнения и,  соответственно, с особой детализацией).

В) Реализация осуществляется на уровне связного текста, когда, в особых синтаксических условиях (авторские интенции), функции приложения выполняет относительно самостоятельное высказывание (присоединение, парцелляция, сегментация и др., с одной стороны, а с другой – актуализация в препозиции: изолированные обороты типа «именительного темы», «именительного представления» и др.)

Таким образом, мы представляем себе статус синтаксической категории приложения как поле номинационно-синтаксического типа, в котором представлены варианты с  различной степенью предицирования атрибутивного признака, позволяющие нам рассматривать соответственно различные формы выражения приложения, с соответствующими графическими способами фиксации.

Мы видим, что приложение   как метаимя (второе «имя-атрибут») обладает сложной пространственной структурой, позволяющей автору реализовать   свои   когнитивно-коммуникативные   и   номинационно-изобразительные интенции. Тот факт, что в русском языке номинационно-синтаксический семиозис приложения   образует один   из «пластов» вторичной номинации, весьма важный с точки зрения антропогенезиса обозначения, очевиден, равно как и    очевидна метаоценочность приложенческой категории, а значит, и ее лингвокультурный потенциал.

Пространство номинации, формируемое приложением в русском дискурсе, этноментально окрашено. Мы предполагаем, что подобная вторичная номинация маркирует такое свойство русского   языкового сознания,  которое  можно  назвать  энтропией  метаоценки.   Для русскоязычного говорящего   весьма важно не просто зафиксировать основное имя денотата как базового элемента фрагмента языковой картины мира, но и представлять его признаковые составляющие, тем самым наложив некую аппроксимационную «сеть» на сообщение о предметах окружающей действительности и их свойствах. Данное обстоятельство весьма важно знать и переводчикам, и русоведам, и тем, кто изучает русский язык, его словарь и картину мира.

Включение номинации, выраженной аппроксимационным  сочетанием, в связный текст уже само по себе служит средством конкретизации его семантики. В процессе употребления приложенческий компонент осуществляет функцию уточнения базового имени и выделения тех его атрибутов, которые маркированы интенционально.

Проявление сферы номинационно-синтаксического аналитизма весьма показательно для современного русского языка в целом и для его художественно-литературного стиля – в частности. И дело здесь не только в тенденции к расчленению наименования, позволяющему сформировать пространство обозначения,   речь идет и о стремлении говорящего как языковой личности проявить себя в плане внутритекстового комментирования обозначаемого, внесения собственно антропогенного начала в формирование высказывания о чем-либо. Приложение как особая форма выражения атрибуции в тексте своей функциональной спецификой обязано действию, проявлению личностного фактора. Выступая вторично-атрибутивной формой обозначения денотата, оно маркировано способностью говорящего представлять в ходе номинационно-синтаксического членения высказывания обозначаемый денотат с разных сторон, концентрируя внимание как на его собственно предметном статусе, так и на его атрибуционной природе – того ракурса, который требуется для авторского комментария. При этом, что важно, вторичная атрибуция не нарушает субстантивную оболочку внешней формы обозначаемого: приложенческая структура всегда дублирует именную структуру основного, базового, обозначения.

Функционально-прагматические и антропогенные возможности приложения как синтаксического наименования, рассматриваемые нами в художественном тексте, обусловлены идиостилем  автора данного текста – тем пространством, в котором и осуществляется реализация номинативно-аналитических интенций говорящего, характеризующих его как ярко выраженную индивидуальность.

 

Поступила в редакцию 14.04.2008 г.



1 Краткая русская грамматика / В.Н.Белоусов, И.И.Ковтунова, И.Н.Кручинина и др.; Под ред. Н.Ю.Шведовой и В.В.Лопатина. М.,  2002. С.400.

2 Современный русский язык. / П.А.Лекант, Е.И.Диброва, Л.Л.Касаткин и др.; Под ред. П.А.Леканта.  М., 2002. С. 451.

3  Современный русский язык. / П.А.Лекант, Е.И.Диброва, Л.Л.Касаткин и др.; Под ред. П.А.Леканта.  М., 2002. С. 452.

4 Распопов И.П. Строение простого предложения в современном русском языке. М., 1970. С.40.

5 Скобликова Е.С. Согласование и управление в русском языке. М., 1971. С.206.

6 Белошапкова В.А. Современный русский язык: Синтаксис. М., 1977. С.333.

7 Буров А.А. Синтаксические аспекты субстантивной номинации в современном русском языке. Монография. В 3-х частях. Издание переработанное и исправленное.  Пятигорск, 1999.

8 Буров А.А. Номинационный аналитизм в контексте синтаксической номинации // Синтаксические связи и синтаксические отношения в русском языке. Ставрополь, 1998. С. 13-16.

9 Буров А.А. Синтаксические аспекты субстантивной номинации в современном русском языке. Монография. В 3-х частях. Издание переработанное и исправленное.  Пятигорск, 1999. Ч.II С.17.

10 Вежбицка А. Метатекст в тексте [Текст] / А.Вежбицка // Новое в зарубежной лингвистике: лингвистика текста.  Вып.VIII.  М., 1978.  С.402-421.

2006-2017 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.