ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Историосемантика и символика красного цвета в китайском языке.

 

Морозова Татьяна Анатольевна,

соискатель Биробиджанского Государственного Педагогического Института,

старший преподаватель Дальневосточной Государственной Социально-гуманитарной Академии.

 

Познание цвета – это осознание смысла образов архетипов, канонизированных мировой культурой. Системы цветовых обозначений и цветовых символов в разных языках и культурах доказывают влияние родного языка на характер цветовой классификации. Анализ цветообозначений необходим для выявления роли цвета в построении визуального пространства человека и обусловленности функционирования в языке с учетом культурно-исторических традиций и китайского менталитета. Цветообозначения китайского языка соотносятся с семиотической, ценностной и философско-мировоззренческой картиной мира. Рассматривая концептосферу цвета китайской цивилизации мы выявляем не только феномен цвета как своеобразный концепт мировосприятия, столь отличный от европейского, но и  систему цветосимволики как встроенную в лексическую базу древнюю мифологическую систему.

Первые примитивные иероглифы, обозначающие базовые понятия стали появляться в окрестностях Пекина X-XX тысяч лет назад, первобытные люди оставляли наскальные иероглифы-пиктограммы, в которых преобладает красный цвет. Анализ цветообозначений в диахроническом аспекте подтверждает  взаимовлияние «язык≈культура» в сопоставлении категорий культуры и  семантики концепта «цвет». В Китае цвет издревле рассматривался  как одна из важнейших связующих нитей между человеком и вселенной. Благодаря этому китайцам удалось накопить богатейший опыт в области изучения воздействия цвета на человеческое мироощущение.

Археологические и этнографические данные о ритуалах и традициях китайского этноса свидетельствуют о роли цвета в жизни китайской цивилизации. Древнейшие неолитические культуры Яншао (仰韶文化 «яншао вэньхуа») и Луншань (龙山文化 «луншань вэньхуа») отличались цветом керамики и орнаментом и назывались «культурой цветной и черной керамики» соответственно. Черная роспись ( «хэй») по красному фону ( «хун») – цивилизация Яншао (彩陶文化 «цайтао вэньхуа»), культура Луншань – цветовая триада: черный, серый и белый (黑陶文化 «хэйтао вэньхуа») [1, с. 6].

  Эстетика цвета произрастает из тонкого восприятия китайцами окружающей действительности. Впервые упоминания о цвете встречаются в величайшем литературном памятнике Древнего Китая «Книге Перемен» (易经 «Ицзин») в связи с пятью первостихиями: вода, огонь, дерево, металл, земля. Все эти космологические идеи находят отражение в языковой картине мира. Относительно соответствия 64 гексаграмм «Ицзина» 64 цветам, конкретных упоминаний в «Каноне Перемен» не встречается. В самом тексте «Канона» нет и намека на модель «64 гексаграммы – 64 цвета», в   главе «Пояснения к гексаграммам» (说卦传«Шуогуачжуань») упомянуты несколько цветообозначений, но достаточно не систематизировано. В главе梅花易数 «Мэйхуа ишу» 8 гексаграмм соотносятся с 5 основными цветами: красный, черный, белый, желтый, зеленый, которые и являются цветовыми канонами. Искажение в наименовании предмета или явления, изменение символа считалось отступлением от истины [4]. Хроматическая основа китайской культуры имеет однозначную космологическую семантику. Базовые цвета соотносятся с Центром, Востоком, Югом и Севером. Пространственные зоны и их цветовые и символические соответствия выглядят следующим образом: Центральная пространственная зона – желтый цвет «хуан», Восточная зона – «цин» (сине-зеленый цвет), Западной пространственной зоне, месту, где царят хаос и гибель живого соответствует белый цвет «бай», Северная зона окрашена в черный цвет – символ мрака, темноты.

В соответствии с символикой Юга красный цвет символизирует буйство жизни во всех ее проявлениях радость, торжественное событие, успех, удачу, благие пожелания. Красный ( «хун») соответствовал Солнцу (в китайской культуре солнце обычно представляется как красное, а не как желтое), мифологическим же животным здесь стала Красная птица, а персонажем – Огненный император Янь-ди, научивший людей растить хлеб, и являющийся богом-целителем, так как солнце – это жизнь ( восходит к мифу о красной птице, которая пролетала в небе, держа в клюве 9 колосьев. Зерна упали в землю и проросли. Вечнозеленые хлеба спасали людей от голода).

Правя царственным блеском сияющей радуги,

Ремонт Айфонов в Самаре

Качественный ремонт Айфонов в Самаре от 15 минут с гарантией до 6 месяцев

mipochinim.ru

Теплый пол кнауф

Электрический теплый пол Кабель в стяжку, тонкий мат Консультация инженера

teplo-max.ru

Следовать буду мимо сонма богов.

Справа-пышная роскошь Пурпурной птицы朱雀,

А слева-изгибы колец Бирюзового змея.

Сун Юй «Девять рассуждений»

Это древнейшая цепочка ассоциаций – в мифологической и даосско-религиозной  традиции цвета: багряный – «чжу», красный – «чи», вишневый – «цзян» прилагаются к мифологическим персонажам, явлениям и предметам высшего мира. Багряная ласточка (朱燕 «Чжуянь») – волшебный тотем чжоусцев (конец II тысячелетия до н.э.), багряный скакун 朱骐 «чжуци» – конь, наделенный сверхъестественными свойствами; Красная река赤水«чишуй» – волшебная река, текущая у подножья горы Куньлунь (служила связью между Небом и Землей), вишневые одеяния绛衣 «цзянъи» – облачение духов. Красные плоды – впервые упоминаются в трактате 山海经 «Шаньхай цзин» как плоды бессмертия на священном дереве с круглыми листами и желтыми цветами. В поэзии Китая «красному облаку» уподобляются дворцовые чиновники, одетые по случаю праздника в халаты красного цвета. Следует добавить, что цветные облака издавна считались в Китае символом благого предзнаменования, а в легендах и сказках часто выступали как «транспортные средства» небожителей.

И по-лебединому в зале Тунмин в почтеньи вытянув шеи,

Как красное облако红云 перед Юй-ди, чиновники стали в ряд.         

 Су Ши «Прием в императорском дворце в честь Праздника Первого Полнолуния»

Вместе с тем не следует забывать о том, что образ, вызываемый словом-понятием, может иметь и чувственную основу. Нередко это связано с тем, что слово обозначает ряд слабо дифференцируемых значений различных объектов, которые не могут быть переданы каким-либо одним предметом. Так, например, слово «красный» может заключать в себя тысячи оттеночных смыслов от темно-розового до пурпурного. Отсюда чувственная основа слова «красный» оказывается настолько обширной (чем собственно стимул красного цвета), что нередко становится не адекватной ему, поскольку неограниченно расширяет семантическое поле значений красного цвета. Поэтому в наиболее радостные моменты жизни китайцы предпочитали красные одежды, например, невеста и свадебная атрибутика всегда была красного цвета, передавая жизненную силу солнца и огня. Такая жизнетворная сила красного отпугивает злых духов и приносит удачу в дом и гармонизирует общую атмосферу. Если на руку ребенка, считали китайцы, намотать красную ниточку, она защитит малыша от сглаза. Красный цвет как маркер радостных событий виден в новогодней атрибутике и обрядности. Неотъемлемой частью новогодних праздников считаются благопожелания, выполненные на пурпурной бумаге (выражение 贴红喜字 «те хун сицзы» – наклеивать красные счастливые иероглифы); детям на праздник дарят деньги в красном конверте (выражение 送红包 «сун хунбао» – преподнести красный сверток).

В языке семантика красного закреплена в словосочетании 红事«хунши» (красное событие, свадьба), 红楼 «хунлоу» (красная башня) и 红衣 «хун'и» (красное платье) – образные названия женских покоев и женского свадебного наряда. Метафорическое значение цвета, соотнесение его связи со светилом, культом плодородия и женской красотой отражено в выражениях 红女«хуннюй» (красная женщина, девица краса), 红颜 «хунъянь» (внешность красавицы). Художников называли «постигшими красный  и синий цвет», как достигших совершенства в художественном творчестве.

Прослеживается и другая ассоциативная цепочка – хроматический ряд красного входит в государственную символику. Красный цвет сближается с кроваво-красным 鲜血 «сяньсюе». В древнем Китае красный символ императорской власти и ранговый цвет знати, а в КНР неотъемлемой частью всей государственной атрибутики является алый революционный красный (герб, флаг). Такое переосмысление красного зарождается в начале XX века, как символ революции, новой власти: 红旗 «хунци» красный флаг; 红军 «хунцзюнь» красная армия; 红色政权 «хунсы чжэнцюань» красная власть.

Главным даосско-религиозным цветом является киноварный, по ассоциации с киноварью – «дань» (сульфид ртути). Киноварь входила в состав снадобья бессмертия, приготавливаемого даоскими алхимиками.

Пустыню грозную-Зыбучие пески - по ходу сбоку оставляю,

Но Киноварная река丹江 внезапно путь мне преграждает.

Цюй  Юань Поэма «Ли Сао» [3, с.70]

В китайской поэзии 红尘 «хунчэнь» (красная пыль) употребляется как символ городской жизни, проводимой в отрыве от природы, а также для обозначения мирской бездуховности в широком понимании.

По Лиловой Дороге в столицу иду,

«красный прах» 红尘отирая с лица.

"Любовался цветами", но не с кем теперь

эти чувства в пути разделить.

Лю Юйси (772–842)

«В даоском монастыре Сюаньдоугуань зацвели  персиковые деревья»

 «Красный прах» в китайском оригинале: «красная пыль» плодородный краснозем широко распространенный тип почвы в центральном и южном Китае.

Словарь说文 «Шо Вэнь» определяет красный как смесь chì «чи» багряного и bái «бай» белого[8]. В древнекитайском языке лексема «красный» употреблялась в трех вариантах: zhū «чжу», dān «дань» и chì «чи», в современном языке сфера употребления «красной триады» незначительна. Современный hóng «хун» является как бы «промежуточным, универсальным цветом» – цвет свежей крови или цветов гранатового дерева.

Все китайские иероглифы по способу образования условно разбиты на три группы: пиктограммы, идеограммы, фоноидеограммы. Иероглифы – фоноидеограммы ( ) составлялись из существующего иероглифа, имеющего то же звучание, что и производящая основа (фонетик) + графический элемент, определяющий класс понятий, к которым относится слово (детерминатив). Иероглифы-фоноидеограммы составляют более 80 % от общего состава иероглифических знаков. Фоноидеограмма состоит из ключа (), указывающего на связь с нитями (шелковыми) и «фонетика» gōng.
Все изделия из шелка изначально были светло-красного цвета (浅红色的丝织品)поэтому семантика иероглифа была «светло-красный цвет шелковых нитей», позднее цвет стал «насыщенно-красным». В качестве цветовой лексемы
впервые встречается в произведении Конфуция  论语 «Луньюй».

В качестве глагола (变红,呈红色 становиться красным, краснеть) стал употребляться еще исторических произведениях величайшего историографа и литератора班固Бань Гу (династия Восточная Хань (25-220 гг.): 红了樱桃,绿了芭蕉。Hóng le yīngtáo,  le bājiāo. Вишни покраснели, позеленели бананы.

В китайском языке зафиксировано 14 синонимичных «красных» лексем (, chì,  , dān, jiàng, qiàn,  ,  , zhū,  tóng, xuè, táng, xūn) и 59 цветообозначений, содержащих морфемуhóng или  переводящихся со значением «красный» и его оттенков. Подгруппа красного цвета в китайском языке является самой многочисленной.

Передача информации с помощью цвета основана на возникающих ассоциациях, имеющих несколько слоев: общие природные, более поздние слои – влияние культурных традиций народа, к которому принадлежит человек, а затем уже цветовые ассоциаций личных переживаний и впечатлений. Яркие, целостные образы (горы, облака, небесное пространство, цветы, деревья), соединяющиеся в китайской культуре с цветом формируют самостоятельную завершенную эстетическую систему – концепцию цвета китайской цивилизации,  в основе которой императорский красный.

 

Литература.

 

1. 中国古代史 / 郭鹏编著。北京:北京语言文化大学出版社,2001

2.      中华成语熟语辞海 / 唐区主编 北京: 学苑出版社,1995

3.      Кравцова М.Е. Хрестоматия по литературе Китая. – СПб.:  Азбука-классика, 2004

4.      И-Цзин: древняя китайская «Книга Перемен». – М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс, 1999

5.      Наименования цвета в индоевропейских языках: Системный и исторический анализ / Отв. ред. А.П.Василевич. – М.: КомКнига, 2007

6.      Шевчук О.П. Цветообозначения китайского языка, их особенности и национально-культурная специфика: Дис. …к.ф.н., Москва, 2005

7.      中国京剧 / 徐城北著;何如,桑华译五洲转播出版社,2003

8.      金山词典2007年。北京大学出版社。– 2007年,CD专业班

 

Поступила в редакцию 15 февраля 2008 г.

2006-2017 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.