ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Личность и межличностные отношения учителя в зеркале языка массовой информации: аспект конфликтности.

 

Сергеева Ольга Викторовна,

соискатель Кубанского Государственного Университета,

учитель английского языка средней школы № 2, г. Горячий Ключ.

 

Задача данной работы – представить аспект конфликтности в характеристике языковой личности учителя. В целях репрезентативности привлечен материал СМИ, отражающий крайне острую, предельную меру конфликта и при этом в определенной степени типичный, – статья «Убить учительницу» (Известия. 26.12.2007. № 238. С.1,5: в ней описана попытка убийства  одиннадцатиклассником   строгой, принципиальной учительницы, и… его поддержка  некоторыми ее коллегами, включая классного руководителя).

Решение поставленной задачи предполагает два основных аспекта: представить текстовую характеристику конфликтности и оговорить аспекты теоретизации. Для обоих аспектов принципиальна мотивация речевого акта (РА)  и ее определенная связь с социально-профессиональными характеристиками: «…участники  РА  вступают в общение только при необходимости решить свои воздействующие цели» [Матвеева 2007, 10]. В научной школе Г.Г.Матвеевой, например, в исследованиях  А.В.Ленец, обосновано и то, что высказывания коммуниканта во многом зависят от социальной, в том числе и от профессиональной направленности.

В рассматриваемом случае воздействующие цели определяются в трех основных взаимосвязанных плоскостях: воздействие педагога на 11-классника; ученика на учителя; журналиста, описывающего ситуацию, на аудиторию СМИ, а именно на читателей. Все три плоскости включают элемент конфликтности, но по-разному.

Для языковой личности пожилого педагога, Ларисы Валентиновны Фисенко, показательны негативные оценки ученика, Евгения: его поведение «считала  возмутительным…говорила Женьке, что он дурак…выгоняла с уроков».

Для языковой личности Евгения также принципиальна конфликтная установка, сопровождаемая ложью: «Он требовал поставить ему «тройку». Я ответила, что даже «тройку» нужно заслужить».  …Он повалил ее на землю, с остервенением бил ножом, проткнул легкое, диафрагму, желудок…Как ни в чем не бывало, отправился в школу. Хладнокровно жаловался учителям, что пришел сдавать зачет, а преподавателя нет…Ни в чем не признавался. Это уж потом понял, что лгать бессмысленно». Большое влияние на характер становления языковой личности имеют как внешние (социальные), так и внутренние (психологические и биологические) факторы. Наиболее значимыми социальными или экстралингвистическими факторами являются: семья, школа, круг общения, средства массовой информации. [ Карасик 2007, 17 ]

Наиболее специфична характеристика конфликтности для языковой личности журналиста. С одной стороны, автор представлен как личность, способная адекватно оценить преступника и жертву, ср.: «в общем-то он не подарок…он мог песни во время урока петь или гулять по классу. Вопросы учителям дурацкие задавал про секс… На дополнительные занятия не приходил». Но с этим сложно взаимодействует другая группа средств, определяющих языковую личность:  неадекватная характеристика учителя, позитивные оценки убийцы. Ср. использование сниженной номинации – «противостояние  физички с учеником» («Физик. разг. преподаватель физики… физичка» Большой толковый словарь русского языка СПб.: РАН, 2004 / Гл. ред. С.А.Кузнецов. С.1422); нейтральное воспроизведение фраз разных личностей, оправдывающих убийцу, в том числе его матери: «предупредить родителей, чтобы они берегли детей от таких Фисенко». Для такого проявления языковой личности журналиста небезынтересна характеристика, данная по другому поводу: «Противореча сам себе, говорящий пытается создать  здесь видимость объективности» [Санников, 1999, 413].

Новогодние подарки

Новогодние подарки

novogodniepodarki23.ru

Robot slotsoft регистрация

robot slotsoft регистрация

slotsoft.eu

Специфика данного материала побуждает соотнести  аспекты его теоретизации. Из них выделим три основных, тесно связанных между собой и ранее не интегрировавшихся. Первый – общая значимость личности педагога, ее реализация, дидактическая коммуникация  для  языкознания. Она закономерно служит, в частности, основой  лингвистического моделирования коммуникативного процесса в целом [Олешков 2006, 15 и  след.]. Это связано и е соответствующими тенденциями в  развитии подсистем определенных языков, в частности русской лексики   [Дяговец, 2008, 23-24]. Личность педагога и его творческий потенциал выступают в качестве ведущего фактора интеграции языкового и образовательного пространства, а так же реализации стратегической линии обучения творчеству творчеством, направленной на формирование готовности ученика к постоянному поиску в языковом информационно-образовательном пространстве и на развитие дальнейшем личностного языкового тезауруса, интеллекта и статуса.

Второй аспект – имманентная конфликтность личности, включая языковую, которую в дидактических коммуникативных ситуациях необходимо максимально позитивировать, а  для этого – ясно представлять. Понятие «личность» обозначает целостность человека в единстве его индивидуальных способностей к выполняемых им социальных функций (ролей). Личность социальна, поскольку все её роли и её самосознание продукт общественного развития. Понятие «личность» указывает на свойства человека, а человек есть носитель этого свойства. Свойства быть личностью присуще человеку, не как биологическому, а как социальному существу.     Так, в специальном исследовании  обосновано, что враждебность к другому укоренена имманентно: вызвана необходимостью удовлетворять основные потребности и избавляться от страхов, «борьба людей между собой является естественной формой поведения человека… конфликты вездесущи и стремление к вражде непреодолимо, эскалация насилия лежит в природе человека…внутреннее  напряжение, внутренние противоречия… и естественны, и необходимы для развития и совершенствования самой личности.  Будучи двигателем развития, внутренние противоречия в то же время являются основой конфликта…» [Непшекуева, 2006, 8-9, 37]. Подчеркнем вслед за автором, что эту установку ни в коем случае не следует абсолютизировать, однако  игнорировать ее – значит отказаться от познания и множить ситуации, подобные описанной. Конфликтность же дидактической коммуникации отражается даже специальными словарями [Мельникова, 2007, 12 и др., см. единицы лексикографирования:  бублик с дыркой, пустоцвет и т.д.]. Подчеркнем, что в свете подобных случаев оказывается закономерным развитие логической структуры понятия «языковая личности». Как известно, один из основателей теории языковой личности Ю.Н.Караулов первоначально выдвинул тезис о том, что языковая личность начинается по ту сторону обыденного языка [Караулов, 1987, 36]. Но такой подход подразумевает  некоторую отстранённость  от обыденной, повседневной жизни. Позднее  Ю.Н. Караулов несколько смягчил свою точку  зрения. В энциклопедии «Русский язык» он подчеркивает, что языковой личностью является «любой носитель того или иного языка, охарактеризованный на основе анализа произведенных им текстов с точки зрения использования в этих текстах системных средств данного языка для отражения видения им окружающей действительности (картины мира) и для достижения определенных целей в этом мире» [Караулов, 2003, 671]. Рассмотренный материал подкрепляет именно эту, динамическую сторону языковой личности, в которой конфликтность детерминирована.

Третий аспект теоретизации  конфликтности в зеркале языка СМИ связан с их современным состоянием. Языковая личность, межличностные отношения педагога и представляющая их языковая личность журналиста определяются как призма, сквозь которую явлены различные тенденции массовой информации, включая негативные. Таков разрыв между содержанием СМИ и реальностью социума,  в рамках которого языковая личность журналиста реализуется в координатах нравственного  смещения [Скорбенко 2007,141]. См. пример из аналитического материала того же – «качественного» - издания:  «Чем, по моим наблюдениям, отличаются российские учителя от европейских – так это стремлением нести не столько знания, сколько умение различать добро и зло. То есть  наш учитель – это не просто преподаватель, сколько маленький Христос. А если так, то  жаловаться на безденежье неприлично. Вот у нас и не бывает учительских манифестаций, как во Франции. Христос терпел и нам велел» (Лесков С. Наш учитель – Ришелье // Известия. 11.10.07). Здесь налицо торжествующая в СМИ особая интеграция двух принципов представления проблемы: исходно-серьезного и превращенного, рефлексивно-ироничного. Их нерасчленимость в журналистском материале снижает социальную остроту реальной коллизии. Эта тенденция в раскрытии языковой личности должна уравновешиваться. А  в необходимых случаях - преодолеваться с учетом ее объективной обусловленности, которую раскрывает, например, Э. Тоффлер, рассматривающий  развитие общества как движение волн цивилизаций.      «…Третья волна несет с собой присущий ей новый строй жизни»… По его справедливому обобщению, в информационном обществе речь идет о производстве и потреблении информации, которая становится не просто товаром, но двигателем развития общества, а ориентация на широкого потребителя затронула и сферу духовную, приведя к нивелировке, стандартизации и массовизации культуры.

Представление языковой личности,  межличностных отношений в текстах СМИ должно сохранять не только неизбежную соотнесенность с нивелировкой, но и системно обусловленные контрастные тенденции, включая рост духовной устойчивости.

 

Литература.

 

1. Дяговец И.И. Система единиц русского языка: Иерархический разрез. Донецк: Донецкий нац. ун-т; ООО «Лебедь», 2008. 100 с.

2. Карасик В.И. Эмоциональная языковая личность, 2007 www. adygnet. ru

3. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М.: Наука, 1987.

4. Караулов Ю.Н. Языковая личность // Русский язык: Энциклопедия. М.: РАН, 2003. С.670-671.

5. Матвеева Г.Г. Объективные и субъективные ограничения свободы выбора коммуникантом лингвистических единиц // Личность, речь и юридическая  практика. Вып.10. Ч.2. Ростов н/Д: ДЮИ, 2007.С.9-13.

6. Мельникова Н.В. Метафорические языковые средства педагогического дискурса. Ростов н/Д: Мин-во общего и проф. образования Ростовской области, 2007. 52 с.

7. Непшекуева Т.С. Внутриличностный конфликт как лингвистический феномен. Краснодар: КГАУ, 2006. 416 с.

8. Олешков М.Ю. Моделирование коммуникативного процесса. Нижний Тагил: УрГПУ; Нижнетагильская госоц.-пед.академия, 2006.336 с.

9. Санников В.З.  Русский язык в зеркале языковой игры. М.: «Языки русской культуры», 1999. 544 с.

10. Скорбенко О.Н. -Медиатизация  политики как фактор развития политических процессов // Профессия – журналист: вызовы ХХ1 века. М.: МГУ, 2007.С.141-142.

11. Тоффлер Э. Третья волна. М.: АСТ. 1999. 262 с.

 

Поступила в редакцию 30 января 2007 г.

2006-2017 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.