ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Проблема уровней религиозного сознания

 

Керимова Айгюнь Халил гызы,

диссертант кафедры философии Бакинского государственного университета.

 

Изучение религии и уровней религиозного сознания актуально и востребовано.

В религиоведческой литературе есть немало точек зрения на стороны, формы существования уровней религиозного сознания. Но чаще всего, когда речь идет об уровнях религиозного сознания, считают, что последнее может быть представлено двумя уровнями: один – массовой религиозностью, обыденным религиозным сознанием, религиозной психологией; другой – религиозной идеологией, теологией (богословием), религиозным учением, теоретическим учением. Уже в этом разночтении обнаруживается смешение различных сторон целого, различных подходов к ним. А это значит, что различные стороны религиозного сознания должны быть рассмотрены так, чтобы выявить само содержание понятия «уровни религиозного сознания» и тем самым найти подход к анализу этих уровней. Это возможно только тогда, когда анализ будет опираться на методологически правильное понимание религии как особой формы общественного сознания.

Что же является главным признаком понятия «уровни религиозного сознания». По этому вопросу высказываются разные мнения. Часто уровни религиозного сознания оценивают по степени систематизированности религиозных взглядов и представлений: считают, что обыденное (массовое) религиозное сознание логически не упорядочено, в то время как богословие – это определенная система. Никонов К.И. считает, «что эта система определяется «упорядоченностью» в сознании индивидов конфессиональной информации, от чего зависит типология верующих» [7, с.236]. Но типология верующих, т.е. степень религиозной убежденности индивида ничего не объясняет. Верующий может быть фанатиком и располагать ограниченной религиозной информацией, он может быть колеблющимся, но обладать обширными сведениями из религиозной области.

Ближе к истине по нашему мнению, подошел В.С.Кулик. Отмечая, что религиозное сознание включает обыденный и теологический компоненты, он пишет, что «в генетическом плане эти компоненты выступают, как ступени развития, в гносеологическом – как уровни, в социологическом – как формы существования религиозного сознания» [2, с.174].

В этом подходе заслуживает внимание то, что уровни религиозного сознания автор оценивает как гносеологическую категорию.

Проблема уровней религиозного сознания исследуется в работах других авторов, но единого мнения по этой проблеме пока нет. Одни авторы уровнями религиозного сознания называют религиозную идеологию и обыденное религиозное сознание [2, с.148]; другие – религиозную идеологию и религиозную психологию [9, с.97]; третьи выделяют обыденный и теоретический уровни религиозного сознания, рассматривая, однако, религиозную психологию как сферу обыденного сознания [10, с.107].

«Чтобы найти достаточное основание для определения уровней религиозного сознания, его надо соотнести с действительностью, то есть рассматривать в гносеологическом плане. Только на этом основании и можно будет выявить разнокачественные «слои» в самом религиозном сознании, представленные его уровнями: обыденным и теоретическим» [4, с.48].

Таким образом, выраженное здесь в самых общих чертах основание для определения уровней религиозного сознания является основанием гносеологическим.

Религиозное сознание включает в себя соотношение рациональной и эмоционально-волевой сторон. Поэтому существует два подхода к определению религиозного сознания. Представители рационального подхода расценивают религиозное сознание преимущественно как интеллектуальный феномен, делают акцент на содержательный характер религиозных представлений, рассматривая религию как мифологическую систему. Религиозные представления первоначально выступают в наглядно – чувственных образах, а источником образного материала служат природа, общество, сам человек. На базе этих образов формируются мыслительные конструкции: понятия, суждения, умозаключения. Сторонники второго подхода выдвигают на первый план эмоционально-волевой элемент, т.е. в их понимании религиозное сознание – это, прежде всего, религиозные переживания, религиозные чувства, преобладание эмоционально-волевой сферы над рациональной, над доводами разума.

Обыденное религиозное сознание является одним из уровней религиозного сознания.

Иногда обыденное религиозное сознание, свойственное основной массе верующих, называют массовой религиозностью. Но это явное смешивание гносеологической и социологической проблематики, смешивание уровней и общественных форм религиозных взглядов и представлений. Понятие массовой религиозности неопределенно. Оно отражает только количественный показатель религиозности общества, но не отражает уровень религиозного сознания, конкретно-обыденного религиозного сознания. Оно не раскрывает в обыденном религиозном сознании чувственного и рационального, абстрактного и конкретного, соотношения в нем существенного и несущественного, специфики представлений о сверхъестественном.

Понятие массовой религиозности не включает в себя и других моментов, черт, отношений обыденного религиозного сознания и не может их охватить, потому что эти понятия относятся к социологическим, а не гносеологическим характеристикам религиозного сознания.

Ф.Энгельс, указывая на ограниченность метода мышления, свойственного эмпирическому, повседневному сознанию, назвал это сознание обыденным «… Искусство оперировать понятиями, – писал Ф.Энгельс,- не есть не что врожденное и не дается вместе с обыденным, повседневным сознанием, а требует действительного мышления, которое тоже имеет за собой долгую эмпирическую историю, столь же длительную, как и история эмпирического исследования природы» [5, с.14]. Контекст, в котором употреблено здесь понятие обыденного, свидетельствует о том, что именно это понятие удачно передает содержание и того уровня религиозного сознания, который складывается в условиях повседневного житейского опыта верующих.

Религиозное сознание, в том числе обыденное, нельзя представлять как результат функционирования особого аппарата мышления, особых, принципиально отличных от обычных процессов, чувств, фантазий и т.д.

Обыденное религиозное сознание представлено эмпирическими представлениями и понятиями, оно является эмпирической формой связи чувственного и рационального. В обыденном сознании могут содержаться элементы, выработанные теоретически, но привнесенные в него, освоенные им под своим углом зрения, а не добытые им самим.

Религиозные взгляды возникают и долгое время существуют только в форме обыденного сознания. Обыденное религиозное сознание складывается в условиях непосредственного житейского опыта. С точки зрения гносеологической оно представляет эмпирические взгляды на объект религиозного отражения и предмет веры, а также на все те элементы и связи окружающего мира, которые могут осознаваться в религиозном плане. В обыденном религиозном сознании находится фантастическое осознание и культовые действия, а также те чувственно-волевые акты, которые связываются с религиозными верованиями.

Необходимо подчеркнуть, что «обыденные религиозные взгляды и представления нельзя понимать только как отображение будничного опыта. Всякое обыденное, в том числе и религиозное, является эмпирическим по содержанию, но по происхождению, по своим истокам оно явление многослойное: в нем имеют место представления, стихийно возникающие из жизненной практики и складывающиеся в ходе общего воспитания» [8, с.119]. Но независимо от того, каким путем складываются в сознании индивидов обыденные религиозные представления, они по содержанию не поднимаются до теоретического взгляда на мир, а остаются эмпирическими по содержанию представлениями о сверхъестественном.

В последние годы издано немало работ, в которых дается анализ современной модернизации религии. Но это явление с нашей точки зрения рассматривается вне связи с консервативной тенденцией религиозного сознания. А между тем религия, как миропонимание особо высокой относительной самостоятельности отражает изменения в общественном бытии только через многие опосредования, опираясь на уже наличный в ней материал. В религии сильнее, чем в какой-либо иной сфере общественного сознания, складывается влияние традиции – «этого великого тормоза и силы инерции в истории» [6, с.318].

С особой силой консерватизм богословия проявляется в самом существенном для религии – вере во всемогущее монотеистическое божество, в полную зависимость судьбы человека от его, т.е. божества, воли, в догме о божественном промысле и проведении, утверждении догматов о загробной жизни, греховности, загробном воздаянии и т.д.

Такой же консерватизм свойственен и обыденному религиозному сознанию рядовых верующих. Консерватизм в сфере обыденного религиозного сознания можно назвать практическим потому, что традиционно-религиозное осмысление нового в жизни имеет своим основным фактором привычность взглядов и представлений.

«Обыденное религиозное сознание предстает в виде образов, представлений, стереотипов, настроений, чувств, привычек и традиций, которые являются непосредственными отражениями условий бытия людей. На этом уровне доминирующую роль играют эмоции – чувства и наслаждения, сознание обличено в образные формы» [13, с.13].

Среди компонентов обыденного сознания выделяются относительно устойчивые, консервативные и подвижные, динамичные. К первым можно отнести традиции, привычки, обычаи, стереотипы, ко вторым – настроения, например иллюзии, чаяния. Все компоненты обыденного религиозного сознания являются непосредственным отражением условий бытия людей.

Обыденное религиозное сознание выступает не как нечто цельное, систематизированное, а в фрагментарном виде: разрозненных представлений, взглядов или отдельных фрагментов таких представлений и взглядов.

Обыденное религиозное сознание не только не способно осмыслить, конечно, в духе его схемы, собственное содержание, но заведомо отрицает подобную цель и потому его консерватизм, его традиционность имеет особую стойкость даже в самых мелочных вопросах и проявляется весьма прямолинейно.

В обыденном религиозном сознании имеется группа признаков, которые сближают религию и искусство как формы практически – духовного освоения мира. Искусство и религия – особые формы деятельности человека.

Если в научном освоении мира оценочный момент имеет подчиненное значение, то в религиозном, художественно-эстетическом, а также в нравственно-моральном мировосприятии он выдвигается на первый план. Отсюда общность психологической структуры религиозного и эстетического переживания, что проявляется в большей степени в обыденном религиозном сознании.

«Религиозный процесс относится только к созерцающему субъекту, но в нем он не завершается, так как нуждается в чувственно созерцаемом предмете»,- отметил Гегель [1, с.314]. В этой слитности практически – духовного освоения мира одна из «тайн» влияния религии на сознание и поведение верующего.

В обыденном религиозном сознании многих верующих абстрактное мышление играет в основном роль формы выражения результатов непосредственного опыта и потому содержание понятия души в обыденном религиозном сознании является чувственно-конкретным. Вот почему в содержании понятия души слиты элементы духовные и органические, т.е. по представлению верующих живое существует вне живого (душа является в тело, а затем оставляет его). Вот несколько высказываний верующих по поводу души: «душа бессмертна; тело не влияет на сам факт бытия души; душа лишь постольку мыслится оказывающей влияние на тело, поскольку она предстает как одно из проявлений сверхъестественной силы – божества» [3, с.137]. Отсюда верующие делают вывод, что каждый живой человек имеет душу, а каждый из неодушевленных объектов лишен этого признака. Кроме того душа – это невидимый двойник человека, который живет и после его смерти, выступает в ином виде.

Религиозный человек силой своей фантазии, опирающейся на данные абстрагирующего мышления, может создать любые сверхъестественные образы и ситуации. Но при этом верующий неизменно возвращается к их земной основе, так как любой человек нуждается в превращении этих фантазий в земное бытие для себя. Но из этого следует, что «религиозный комплекс – не просто взаимодействующие элементы, а слитное целое, в котором культ – не платье мысли и чувства, а способ их существования. В религии представление о сверхъестественном переживается и практически действует в системе присущей ей обрядности» [11, с.8]. Поэтому в обыденном религиозном сознании обрядность в самых различных сферах жизни верующих занимает ведущее место и практически определяет и регламентирует их жизнь от рождения до смерти.

Религиозное сознание и ее неотъемлемая часть – обыденное сознание, существуют так же давно, как и сама религия. Ее ритуалы, темы, вопросы и связанные с ними эмоции и прежде были предметом мифологических повествований, частью религиозной мудрости, компонентом культовой практики. Обыденное сознание не могло не выполнять служебной функции по отношению к Христианству и Исламу. Что касается Буддизма, то здесь было несколько иное положение, о чем будет сказано ниже.

Каждая из мировых религий имеет свой специфический уровень обыденного религиозного сознания, который складывается из общих представлений о религии, ее религиозных традиций. Каждая религиозная традиция есть целостное образование, организм, особым образом организованная религиозно-социальная жизнь. Такое образование объединяется и взаимодействует, прежде всего, посредством специфического понимания природы божества, мира и человека. Это знание может быть выражено в верованиях.

Изучение системы верований создает условия для сравнительного анализа обыденного религиозного сознания. Верования тематизируют ту или иную религиозную традицию, служат как средство для понимания, что эта традиция значит для тех, кто исповедует это верование.

Под верованиями по существу подразумевается религиозное знание, причем такое знание, которое считается само собой разумеющимся. Верование – это то, что верующие, приверженцы той или иной религии, знают о божественной реальности, о мире и о себе. Это знание лежит в основе религиозной практики и вообще действий верующих. Поэтому понятие «верования» правомерно применять и при обращении к религиозным традициям, где оно не употребляется.

Кроме указанных выше проявлений религиозного обыденного сознания, оно характеризуется еще следующими чертами: постижение реальности, достижение совершенства посредством ментального и эмоционального очищения, установка спокойствия и трансцендентного сознания, самодисциплина. С этими чертами могут сочетаться созерцание, чувства радости и блаженства и др.

 

Литература

 

1. Гегель Г.В.Ф. Лекции по философии религии ­// Философские религии. Т.1.

2. Кулик В.С. О методологии исследования структуры религии // Научные труды Новосибирского ун-та. Филос. серия. Новосибирск, 1968. Вып.2.

3. Лабовник Б.А. Религиозное сознание и его особенности. Киев, 1996.

4. Лобовик Б.А. Религиозное сознание и его особенности. Киев, 1986.

5. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т.20.

6. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т.22.

7. Никонов К.И. К вопросу об уровнях религиозного сознания // Вопросы научного атеизма. 1971. Вып.2.

8. Ойзерман Т.И. Философия и обыденное сознание // Вопросы философии, 1967. №4.

9. Павлюк В.В. Психология современных верующих атеистическое воспитание. Львов, 1976.

10. Танчер В.К. Проблемы теории научного атеизма. Киев, 1985.

11. Угринович Д.М. Искусство и религия. М., 1982.

12. Угринович Д.М. Философские проблемы критики религии. М., 1965.

13. Яблоков И. Основы религиоведения. М., 2006.

 

Поступила в редакцию 20.07.2009 г.

 

2006-2017 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.