ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Военная реформа Шаха Аббаса I

 

Байрамлы Забил Хасрат оглу,

кандидат исторических наук, доцент,

Бакинский государственный университет.

 

Ведя борьбу с феодальной раздробленностью и сепаратическими устремлениями, заключив перемирие с Османской империей, оттеснив узбеков из Хорасана и стабилизировав обстановку в стране, шах Аббас I (1587-1629) с целью отвоевания утерянных по Стамбульскому договору 1590 г. территорий решил провести военную реформу. Военной реформой и новым военным устройством шах преследовал цель укрепить военную организацию Сефевидского государства. В кратчайшие сроки, проведя военную реформу, создав регулярные части из гуламов и топчиев (пушкарей), он серьезно укрепил шахское войско. В стране сложилась новая военная и социально-политическая ситуация. С самого начала из христианских юношей, обращенных в ислам и принятых на военную службу, впоследствии сложилась новая аристократическая каста военных, из среды которых вышли ряд выдающихся полководцев. Некоторые из них привлекались и к гражданскому управлению. Корпус туфенгчиев (мушкетеров) сложился юношей – выходцев из разных областей страны. Таким образом, в результате военной реформы было создано постоянное войско численностью 44 тыс. воинов из гуламов, туфенгчиев и топчиев [8, 401; 12, 81].

В европейской литературе XVII в. отмечается, что корпус туфенгчиев (мушкетеров) является воинским подразделением, принадлежащим шаху и пополнявшимся они из низших слоев населения – крестьян-землепашцев. Первоначально они вербовались из провинций по особым наборам, получали ежегодное жалование из казны и в случае необходимости обязаны были сразу явиться в указанное место для несения военной службы. В начале они были пехотинцы, но каждые 4 или 5 воинов снабжались мулом для перевозки боеприпасов и продовольствия. Во время сражений, для обладания большей подвижностью и маневренностью, каждый из них обеспечивался лошадью. Начальник сотни назывался юзбаши, а во главе всех отрядов стоял туфенгчибаши (начальник мушкетеров) [15, 344, 345; 16, 583]. Его ежегодное жалованье составило 711 туман 5300 динаров [10, 53], а рядовые мушкетеры получали ежегодно 4-5 туманов. Знатные туфенгчии получали такое же жалованье [15, 344, 345; 16, 583]. Общее их число составляло, согласно сообщению Пьетро делла Валле 20 000 человек, по Тавернье 40-50.000, по Е.Кемпферу 50.000, по Шардену 12.000 [15, 344; 16, 583; 14, 1189, 1193]. Определив их численность 50 тыс. человек, Дж. Каррери считает, что в основном это были выходцы из крестьянского сословия и вооруженные мечом и ружьем; годовое жалование каждого составляло 4 или 5 туманов. По требованию удельных ханов раз в месяц они должны были явиться на военный сбор, поэтому прекрасно владели оружием. Их эмиров именовали туфенгчибаши (начальник мушкетеров) [5, 168]. Тавернье же пишет, что другие военные, высмеивая их, говорили, что эти крестьяне из-за недостатка смелости и отваги не могут выступить против неприятеля. Но, по наблюдению путешественника, будучи регулярного частью войска, они достаточно хорошо сражались [16, 583].

В сочинении «Тазкират ал-мулюк» воинский полк (подразделение) упоминается под именем «Гулам саркаре хассей-шарифе» [10, 7], в других источниках и научной литературе, наряду с гуламам, они также отмечаются как «гуллар». Шарден пишет, что название гуллар вовсе не означает, что они были обделены по сравнению с другим воинским подразделением. Наоборот, шах Аббас I настолько симпатизировал этому избранному полку, что называл их своим «сувари йеничарылар (кавалерией йеничаров)» [14, 1193; 9, 55]. Они являлись кавалеристами, их оружии составляли мечи, копье, луки. Во время прохождения особой (специальной) военной службы часть гуламов обучалась пользованию огнестрельным оружием. По военной отваге, смелости и роли в сражении они не отличаясь от курчиев, хотя численно несколько уступали им. Они проходили военную подготовку под контролем шаха и подчинялись только ему. Лишенные родственных связей, воспитанные в духе безоговорочной преданности шахской особе, гуламы, охраняющие шаха не имели единства и не могли выступить против государства [6, 89]. Гуламы привлекались к пожизненной военной службе и не могли отказаться от нее [15, 345, 346]. Как отмечал В.Минорский, они вербовались из юношей северных стран – Грузии, Северного Кавказа, после обрезания и принятия ислама воспитывавшихся при дворе по особому порядку [6, 89; 9, 55]. Хотя замечания И.П.Петрушевского об особой вербовке гуламов в целом верна, но его утверждение относительно принудительного обращения юношей в не полностью отвечает исторической истине. Так, наряду с рекрутированием гуламов из разных областей страны, они также вербовались из юношей христианских семей в центральных регионах империи. Среди них часто встречались подростки - грузины, которые из-за материальной выгоды добровольно принимали ислам и служили в шахской гвардии. Ф.Сюмер пишет, что с целью их воспитания и формирования преданных подразделений, шах Аббас I создал даже организацию на подобие «очага Йеничер» османского султана, по меньшего масштаба. Начальник очага назывался «гулларагаси» [17, 148]. По Пьетро дела Вале, из 30000 рабов 15 000 были военные. Шарден их численность определяет в 10 000, Е.Кемпфер же указывает 15-18 000 [15, 345, 346; 14, 1191; 6, 89].

В своем дневнике Тавернье хотя касается военной реформы, но он не смог определить ее цель, назначение, хотя комментирует некоторые вопросы, связанные с гуламами и туфенгчия (мушкетерами) вновь созданного шахом постоянного войска численностью в 44 тыс. Он отмечает, что «начальник нового воинского подразделения назывался гулларагасы (начальник гвардии). Гулларагасы являлся главой гуламов. Все купленные золотом гуламы являются слугами Шаха. Выходцы из различных племен и народов, они из поколения в поколение называются гуламами. Шах очень доволен их службой и всецело им доверяет, большинство из них принявшие ислам грузины. В совокупности, число гуламов доходит до 18 тыс. и каждый получает 5 или 8 туманов жалования, все они является всадниками» [16, 573-575, 582-583]. По мнению путешественника, этот полк занимал привилегированное положение в стране, выходцы из этих частей назначались на высокие государственные посты. Будучи выходцами из разных народов, среди них не могло быть единства. Шах, когда хотел, мог их наказать и каждый из них для собственного выдвижения по приказу шаха мог уничтожить или поставить в бедственное положение своего соперника. Они были вооружены мечом, луками, некоторые из них кинжалами, боевыми топорами и щитами. Так как они не имели в этой стране родного очага, поэтому они в любом подходящем месте могли ставить свои чадры [16, 583]. Тавернье во время шаха Аббаса II определяет число гуламов в 18 000, а туфенгчиев 40 000-50 000, что вряд ли соответствуют реальной численности постоянного войска, так как, даже в период правления шаха Аббаса Ы созданные им в результате военной реформы регулярные полки гуламов, туфенгчиев, топчиев не превышали 44 000 вместе взятых [12, 107, 108].

В.Минорский утверждает что несмотря на то, что Гасан бек Румлу указывает на применение кызылбашами шаха Тахмасиба в 1552 году пушек и ружей, но артиллерия в Сефевидском государстве не было популярным видом оружия [9, 55]. Минорский же в 1558-м году отмечал, что Сефевиды до сих пор еще не освоили пушки. И это не потому, что они не могли изготовлять пушки или из-за нехватки материала, а скорее, всего из-за того, что использование этого жесткого оружия против людей они считали позором [9, 55]. Естественно, это утверждение нельзя принять как историческую истину, поскольку Абди бей Ширази сообщал о Дагестанском сражении кызылбашей с узбеками в 1528-м году указывает на «храбрых туфенгчиев» (мушкетеров) [4, 58/. В 1603-м году шах Аббас на Балхское сражение взял 300 пушек и 1000 мушкетеров [7, 427-428; 9, 55]. В местных источниках имеются указания об использовании сефевидскими войсками до шаха Аббаса I в отдельных сражениях, и особенно в оборонительных боях за Тебриз, Дербент пушек, ружей, а также военных отрядов туфенгчиев. В европейской литературе того периода по сравнению с местными источниками имеется значительно больше материала о военной организации и тактике сражения войск Азербайджанского Сефевидского государства. Но в изданиях иногда факты искажены и не соответствует исторической истине. Так, Пьетро делла Валле в письме от 22 апреля 1619-го года утверждает, что корпус туфенгчиев (мушкетеров) был создан шах Аббас Ы несколько лет назад по совету сера Антони Шерли [15, 344]. Однако, ссылаясь на серьезные источники того периода Онуллахи утверждает, что версия о значительной роли братьев Шерли в освоении огнестрельного оружия и что именно они впервые обучили технике изготовления пушек и ружья сефевидских мастеров, не имеет под собой реальной основы. Автор пишет: «До Чалдыранской битвы в Кызылбашском войске имелись пушки, ружье и катапульта… некоторые из этих ружей производились в Тебризе» [11, 117, 123].

Как отмечает Е. Кемпфер во время битвы с португальцами Сефевиды захватили много пушек, из них 10 были размешены в Бендер Аббасе, остальные в других крепостях. Несколько пушек направленных шаху гольштинским герцогом Фридрихом III в 1637 г., находилось в Казвине. Артиллерийские боеприпасы и другое снаряжение находились в крепости Табарак в специальном Арсенале [6, 90].

Согласно Шардену, в начале число пушкарей составляло 12 000 тыс. человек, но после потери Багдада в 1638-м году число их уменьшилось; Шах Аббас ЫЫ после смерти в 1655 году топчубаши (начальника пушкарей) Гусейнгулу хана ликвидировал этот корпус [14, 1197; 9, 55]. Однако, в последние годы правления Сефевидов, очевидно, права корпуса пушкарей были возвращены. Так, Сансон пишет, что ХВЫЫ в было до 4000 топчиев (пушкарей) [13, 48]. Среди участников военных походов в Хорасан шаха Султана Гусейна среди родов войск упоминается и артиллерия [9, 35].

В отрядах туфенгчиев и топчиев было также немало кызылбашей, например в правлениев шаха Аббаса I, минбаши (тысячник) азербайджанских мушкетеров в 1619-м году упоминается Мухамедтаги Тебризи [7, 936]. Начальниками пушкарей, как правило, были тебризцы, поскольку тебризские мастера были искусными мастерами и литейщиками качественных пушек.

Отряды топчу и туфенгчи имелись также в провинциях. Так, шах Аббас I после взятия Дербента но оставил один отряд мушкетеров из числа иранцев и иных галабейи (начальник крепости) охранника и дорог. В дневнике А.Волынского под 1718-м годом среди сопровождавших его военных начальников в Ширване имеются данные о начальнике пушкарей и его помощниках. Сообщается также, что, во время взятия русскими войсками Дербента в 1723 они захватили также 230 пушек [3, 34; 1, 18, 151].

Организация новых регулярных воинских частей преследовала основную цель- укрепление военной мощи Сефевидского государства. Шах Аббаса Ы стремился не только ограничить роль кызылбашской знати в государстве, он новым военным строительством вел в государстве решительную борьбу с центробежными движениями. Но в этой борьбе он, несомненно, продолжал опираться на военные силы кызылбашей - истина состоит в том, что главной опорой шаха Аббаса I оставались именно они. Поэтому в период правления и Аббаса I и после него, кызылбашские воинские подразделения оставались основной опорой государства.

 

Литература

 

1.                  Аббас-кули ага Бакиханов. Гюлистан - и Ирам. Баку, 2001 (на азерб. языке).

2.                  Адам Олеарий. Подробное описание путешествия в Гольштинского посольства в Московию и Персию в 1633, 1636 и 1639 годах. составленное секретарем посольства Адамом Олеарием. Перевод с немецкого П.Барсова. М., 1870.

3.                  Алиев Ф.М. Миссия посланника русского государства А.П.Волынского в Азербайджане. Баку, 1979.

4.                  Али Зейн ал-Абдин. Такмилат ал-ахбар (Дополнение известий). Пер. с перс. Абулфаз Рагимли, Баку, 1996 (на азерб. языке).

5.                  Джемелли Каррери. Путешествие Каррери. Пер. Аббас Нахчивани и Абдулали Каренк. Тебриз, 1348 г.х. (на перс. языке).

6.                  Енгелберт Кемпфер. При дворе Шаха Ирана. Тегеран, 1350 г.х. (на перс. языке).

7.                  Искендер Мунши. Тарих – и алам арай-и Аббаси (История украшателя мира Аббаса), ч. I-II, Тегеран, 1350 г.х. (на перс. яз).

8.                  История Азербайджана. Баку, 1996 (на азерб. языке).

9.                  Минорский В. Об устройстве Сефевидского государства в комментарии «Тазкират ал-мулюк». Пер с. перс. Масуд Раджабния, Тегеран, 1368 г.х. (на перс.яз).

10.              Мирза Самиа. Тазкират ал-мулюк (Памятная записка для царей). Тегеран, 1368 г.х. (на перс. яз).

11.              Онуллахи С.М. Город Тебриз в ХIIIVII вв. Баку, 1982 (на азерб. яз).

12.              Петрушевский И.П. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в ХVI - нач. ХVХ вв. Л., 1949.

13.              Путешествия Сансона. Пер с перс. Таги Тафоззуули. Тегеран, 1346 г.х. (на перс. яз).

14.              Путешествие Шардена. Пер с пер. Егбал Ягмтаи, т. I-V, Тегеран, 1372-1374 г.х. (на перс. яз).

15.              Пьетро делла Валле. Путешествие Пьетро делла Валле. Пер. с перс. Шуааддин Шафа, Тегеран, 1348 г.х. (на перс. яз).

16.              Тавернье Ж.Б. Путешествие Тавернье. Пер. с нем. Абутураба Нури. Исфахан, 1336 г.х. (на перс. яз).

17.              Фарук Сюмер. Роль Анатолийских тюрков в государственном устройстве и развитии Сефевидского государства. Анкара, 1977 (на турецком языке).

 

Поступила в редакцию 20.07.2009 г.

 

2006-2017 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.