ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

О неэффективности протекционизма в условиях кризиса мировой экономики

 

Глушков Александр Степанович,

профессор, заведующий кафедрой Московского государственного вечернего металлургического института.

 

В статье рассматривается проблема протекционизма в условиях кризиса на примере металлургической отрасли, современные проблемы отрасли и возможные пути ее модернизации в данной ситуации.

Ключевые слова: протекционизм, кризис, производство, модернизация.

 

Протекционизм (от лат. protectio – покровительство, защита), государственная политика, направленная на поощрение национальной экономики, ее защиту от иностранной конкуренции (точнее – интервенции), на расширение внешних рынков. Протекционизм осуществляется через систему взаимосвязанных мер внутренней и внешней политики.

Теоретической базой протекционизма было учение меркантилистов, видевших источник богатства общества в активном балансе внешней торговли, обеспечивающим приток в страну золота и серебра. Важным средством протекционизма служили таможенные пошлины. Применялся дифференцированный тариф, устанавливавший размеры пошлины в зависимости от степени развития в стране той или иной отрасли промышленности. Как правило, высокими ввозными пошлинами (до 75% цены товара) облагались изделия отраслей, развитых в стране, низкими (5-10% цены товара) – изделия отраслей, не удовлетворяющих внутренний спрос.

Наряду с тарифной системой с 50-х гг. прошлого века стали широко применяться нетарифные ограничения импорта: количественные ограничения ввоза, импортные налоги, компенсационные сборы, регламентация качества товаров, сложные таможенные формальности и т.д.

В развитых странах протекционизм служит целям достижения и укрепления экономической самостоятельности, направлен на поощрение развития национальной экономики, перестройки ее отраслевой структуры.

Физиолечение лимфаденита. Физиолечение спид больных .

g-mc.ru

Современный финансовый кризис проник в реальный сектор экономики во всех странах. Однако каждое государство выбрало свой способ защиты. Самый радикальный способ выбрало правительство США, решившее «железным занавесом» прикрыть национальную металлургию. Но, как утверждает «Коммерсантъ» от 14.05.2009 г., в условиях глобализации мировой экономики такие меры уже неэффективны.

Палата представителей конгресса США 29 января 2009 года приняла законопроект, включающий так называемый American Steel First Act (ASFA). Этот документ – часть масштабной протекционистской программы нового американского президента Барака Обамы, имеющей название Buy American («Покупай американское) и направленной на поддержку национальных производителей. Таким радикальным способом власти США решили избежать краха национальной металлургии, первой попавшей под удар кризиса и ослабленной мировыми конкурентами. Поводы для беспокойства вполне оправданы. Сталелитейщикам США 2008 год удалось закончить со сравнительно небольшим падением в 7%, однако уже к концу 2008 года мощности их предприятий оказались загружены наполовину, а к февралю 2009-го – лишь на 36%. В итоге выплавка стали, по данным World Steel Association, в феврале сократилась на 54,2% по сравнению с 2008 годом, до 3,8 млн. тонн. Показатели Америки оказались значительно хуже среднемировых (минус 22% по производству стали в 66 странах мира). При этом доля импорта в потреблении выросла с 20 до 30%, что и заставило чиновников встать на защиту национальных интересов.

Принятие ASFA лоббировала коалиция Buy American, в которую вошли гиганты металлургии и трубной промышленности American Iron and Steel Institute, Committee on Pipe and Tube Imports, National Steel Bridge Alliance и Steel Manufacturers Association. Меры поддержал и профсоюз United Steelworkers. Коалиция свою программу основывала на успешном опыте конца прошлого века, когда жалобы американских сталелитейщиков спровоцировали открытие десятков антидемпинговых процессов и введение заградительных пошлин. В этот раз на помощь американским производителям государство решило направить около $830 млрд. Но главное не это. В соответствии с American Steel First Act министерству национальной безопасности, министерству обороны и министерству транспорта запрещалось финансировать проекты в строительстве, реконструкции или ремонте общественных объектов, если используемая в них стальная продукция произведена не в США.

Один из авторов проекта, Пит Висклоски, так обосновал подобные меры: «Поскольку мы стремимся оживить нашу экономику за счет модернизации и расширения инфраструктуры, имеет смысл сделать и следующий шаг – законодательно закрепить использование только американских строительных материалов, особенно стали». Исключения допускались в следующих случаях: если это не противоречит общественным интересам, если продукция не производится в стране в достаточном объеме и должного качества, если использование американской стали приведет к увеличению затрат по проекту более чем на 25%. Кроме того, American Steel First Act запрещал использовать импортную продукцию из стран, которых Торговое правительство признало нарушившими условия соглашения с США,

Этот документ убивал двух зайцев – с одной стороны, решал ключевую для рынка стали США проблему кредитования, обеспечивая сталелитейщиков госзаказами, а с другой – отрезал иностранных конкурентов от лакомого даже в кризис американского рынка. И все это под девизом широкомасштабной PR-акции, призывавшей «поддержать национальный продукт». Протекционизм казался действительно полезным, тем более что в США произошло существенное денежное ослабление, вполне способное инициировать процесс импортного замещения.

 Однако, с другой стороны, ASFA создала угрозу очередного раунда торговых войн, поставив под вопрос возможные выгоды от роста производства. Недовольство не заставило себя долго ждать: принятие мер вызвало бурю протеста со стороны торговых партнеров США. В Европарламенте план Buy American окрестили новым «железным занавесом» для Европы. Европейцы утверждали, что ASFA противоречит «Соглашению о государственных закупках», прописанному правилами НАФТА и ВТО. Премьер-министр Канады Стивен Харпер громогласно заявил, что «новый американский план направлен против духа свободной торговли». И это неудивительно: канадские стальные компании Dofasco, Stelco и Algoma Steel большую часть продукции поставляют в США. Даже Япония скромно выразила надежду, что США приведут свой план спасения экономики в соответствии с правилами ВТО. В довершении всего партнеры США стали грозить американцем ответными мерами, что испугало работающие на международных рынках корпорации Boeing, Caterpillar и General Electric.

Вполне реальным казалось появление аналогичных программ «Покупай европейское» или «Покупай японское», что означало бы потерю американскими экспортерами главных покупателей. Приуныли и американские потребители, ожидающие резкого роста цен на металлопрокат. Дело в том, поясняет аналитик ИК «Проспект» Дмитрий Парфенов, что в США остро стоит проблема слишком высокой цены стали, получаемой на местных заводах из-за экологических ограничений и высокой заработной платы. Поэтому для потребителей – машиностроителей, автопрома и стройиндустрии – введение ограничений на импорт могло бы обернуться банкротством.

Под давлением этих сил в феврале 2009 года сенат США был вынужден смягчить первоначальную версию законопроекта, внеся в него существенную поправку. Итоговый вариант предусматривает приведение пункта American Steel First Act в соответствие с нормами подписанных США международных торговых договоров – теперь оно будет соответствовать «Соглашению о государственных закупках», подписанному в рамках членства в ВТО и договоре НАФТА. Кроме того, запрет распространяется только на закупки продукции в рамках проектов, финансируемых из государственного бюджета. Однако государство едва ли сможет участвовать во всех проектах сразу, что вероятно, оставляет поле для маневра странам, не попавшим в заветный список.

Кого же из американских конкурентов на внутреннем рынке затронет ASFA? Главными поставщиками металлопроката в США являются Канада (20%), Китай (16%), Мексика (10%), Корея (8%), Япония (6%), Россия (4%), Украина (4%), Индия (4%), Бразилия (4%), Германия (4%), Турция (3%). На остальные страны приходится 17% импорта. Однако, необходимо отметить, что 27 стран Евросоюза и еще 12 стран, с которыми у США имеются соглашения о свободной торговле, не попадают под новую протекционистскую меру. Таким образом, американским властям удалось сохранить отношения с ключевыми партнерами по ВТО и НАФТА – Канадой, Мексикой, Японией, ЕС. С другой стороны открытым остается вопрос цены компромисса с КНР и Бразилией, не подписывавших соглашение о государственных закупках в рамках ВТО, но являющихся важными экономическими партнерами США.

С учетом принятых поправок сильнее всего американские протекционистские меры ударят как раз по главному торговому партнеру – Китаю. КНР экспортирует в США в основном продукцию высокого передела, которая и попадает под ASFA. Кроме КНР и Бразилии пострадают также Индия и Турция. Правда, в рамках общего уровня производства этих стран картина получается не столь драматичная – к примеру, в Китае доля экспорта в США от общего производства стали составляет всего 1,3%, в Индии – 2,2%.

Хотя озаботились оттеснением китайских конкурентов США весьма своевременно. Пока КНР получала сырье по старым докризисным ценам в рамках долгосрочных годовых контрактов, китайские производители останавливали убыточные производства. Однако после серьезного сокращения цен на сырье эти остановленные мощности снова будут запущены, и на рынок хлынут новые объемы, которые без увеличения спроса останутся невостребованными. Поэтому американцы сыграли на опережение, чтобы позволить своим производителям получить широкое поле для сбыта на домашнем рынке.

Кстати, борьбу с этим конкурентом США ведут и по другим направлениям, в частности с помощью уже ставших традиционными антидемпинговых расследований. Недавно американское правительство окончательно одобрило введение антидемпинговых пошлин в размере 74-101% на импорт сварных стальных труб из Китая. Это решение пойдет на пользу российской Трубной металлургической компании (ТМК), мощности которой по производству труб в США составляют свыше 1 млн. тонн.

Так что на первый взгляд российским производителям протекционизм властей США окажется едва ли не на руку. Меры американского правительства направлены на готовую продукцию, а в российской структуре экспорта, в отличие от продукции китайской, преобладают полуфабрикаты. Для поставок в США эта цифра в 2008 году составляла 68%, январе 2009 г. – 80%, в феврале – 62%. Похожая картина, кстати, и у Украины. Поэтому российский экспорт полуфабрикатов и горячекатаного плоского проката пострадать не должен.

Кроме того, у некоторых отечественных металлургов есть свои «бонусы» в виде активов в США. В первую очередь это «Северсталь», «Евраз Груп» и ТМК, имеющие в Штатах перекатные мощности, на которых они могут производить конечный продукт, поставляя лишь заготовку. Проиграть в перспективе могут те, кто поставлял в Штаты продукцию без наличия там собственных мощностей, например, ММК.

Однако, необходимо отметить, что на деле не все так хорошо, как может показаться. В полной мере отрицательный эффект американского протекционизма Россия почувствует значительно позже, причем отнюдь не в США, а на других экспортных рынках. Например, на турецком рынке. Турция, не попавшая в число американских «любимчиков», будет вынуждена сократить поставки арматуры в США. Затем – по цепочке – ей придется урезать закупки российской стальной заготовки и других видов металлопродукции, а это уже значительная потеря: сейчас Турция покупает у России ежегодно свыше 2 млн. тонн стали.

Кроме того, можно ожидать усиления активности вездесущего Китая: внешние рынки для него тоже будут закрываться. В итоге Россия может столкнуться с конкуренцией Китая на Ближнем Востоке и в странах ЕС. С другой стороны, возможен также и рост импорта в Россию, при этом особенно острой будет конкуренция на рынке стальных труб. А в конечном итоге политика США может привести к тому, что российским компаниям и впредь придется довольствоваться исключительно ролью, которую они играли в начале 90-х годов – поставщиков сырья и первого передела.

Возможно ли появление ответного плана «Покупай российское», сопровождаемое закрытием отечественного металлургического рынка? Меры, аналогичные американским, в принципе могут быть приняты в России в форме федерального закона или введены указом президента. Однако смысла вводить столь радикальные меры в металлургии, в отличие, например, от сельского хозяйства, не видится: доля импортной продукции в отрасли сейчас сравнительно невелика. За счет близости к конечному потребителю и низких издержек российские металлургические компании всегда смогут предложить более выгодные условия по сравнению с иностранными конкурентами, поэтому особенно не нуждаются в дополнительной защите. Доля импорта в потреблении металлопроката в последние годы находится на уровне 12-16%, что вполне допустимо. Правда, по некоторым пунктам ситуация отличается. Если говорить про нержавеющий прокат, то эта цифра уже будет составлять 60%. Проблема в качестве продукции и в том, что многие виды нержавеющего проката в России просто не производятся.

И все же главная трудность металлургии сегодня – резкое падение спроса. Показатели в российской черной металлургии в первом квартале 2009 года снизились по стране на 30% по сравнению с аналогичным периодом 2008 года. Трубное производство, как признал глава Минпрромторга Виктор Христенко, в таких же процентах испытало на себе влияние кризиса. Никаких заметных улучшений в строительстве (отвечающем за половину российского потребления стали), машиностроении или автомобилестроении пока не наблюдается. В таких непростых условиях желание отечественных производителей закрыть рынок кажется весьма предсказуемым.

«Допустим, все игроки российского рынка будут стимулировать потребителей к покупке отечественных товаров. Тогда импорт сведется только к товарам, которые в России производятся в недостаточном количестве, не производятся вообще, или к случаям, когда с учетом транспортировки импортные аналоги обходятся дешевле, чем российская продукция», - объясняют свои интересы в НЛМК. Отечественная протекционистская политика более консервативна, чем американская, в основном это введение заградительных пошлин. Логика проста: у России большой простор для применения этого инструмента ввиду отсутствия членства в ВТО. Рынок импорта сталелитейной продукции в Россию достаточно узок и позиционирован преимущественно в сегментах трубной продукции (трубы большого диаметра), сталей с покрытиями и строительного сортамента (КНР, Украина, Турция).

И вот в этом направлении Россия преуспела. С 9 января на углеродистый металлопрокат введены пошлины в размере 15-20%. По отдельным видам плоского проката из железа ввозные пошлины были повышены с 5 до 15%, по некоторым видам нелегированной стали – с 5 до 20%, некоторых видов труб из черных металлов – с 5 до 15% и 20%.

Целесообразным можно считать введение ограничительных мер на нержавеющие трубы – здесь речь может идти о пошлине, превышающей 25%, а также пошлин на оцинкованный и окрашенный прокат. Первая группа мер призвана ограничить доступ к нашему рынку европейских производителей, вторая – металлургов Китая и Индии. О введении защитной пошлины в размере 17% на металлопрокат НЛМК, ММК и «Северсталь» уже второй раз просят Минпромторг. В прошлом году в Россию ввозилось около 1,5 млн. тонн оцинкованного и окрашенного проката. Учитывая, что в этом году общее потребление по этому наименованию может снизиться до 2 млн. тонн, импорт могли бы успешно заменить отечественные предприятия. Монополизма в производстве этих наименований нет, поэтому ущерба потребителям это нести не должно.

Но здесь главное – соблюдать меру. Иначе возможны проблемы на экспортных рынках, а без экспорта, на который приходится 60% продукции отечественной металлургии, выжить будет очень трудно, в том числе и на внутреннем рынке. Действительно, российские металлурги имеют одну из самых низких в мире себестоимостей (без учета текущей долговой нагрузки в размере $100-150 на тонну) по производству стали, что позволяет закрыть внутренний рынок низкими ценами. Китай или Украина просто не в состоянии будут конкурировать из-за того, что у них изначально себестоимость значительно выше.

Но есть одно «но». Российская металлургия сможет иметь низкую себестоимость только в том случае, если удастся сохранить объемы производства, хотя бы на уровне 80% от докризисных времен. В противном случае себестоимость подскочит до запредельных высот, и никакие защитные пошлины уже не помогут. Тем более на внешних рынках в ближайшее время есть риск нового падения. Вот тогда у металлургов без внутреннего спроса появятся неразрешимые проблемы, которые могут привести к смене собственников и переходу российских предприятий под контроль вчерашних иностранных конкурентов.

В 2009 году внутренний спрос на сталь снизился на 50% по сравнению с 2008 годом. В случае промедления в урегулировании обстановки на внутреннем рынке и обострения конкуренции на традиционных рынках сбыта (Юго-Восточная Азия, Ближневосточный регион, Европейский рынок) отрасли грозит глубокий спад.

В таких условиях одной игрой с пошлинами не обойтись. Поэтому российские власти определили несколько приоритетных направлений господдержки отрасли. Практически все крупнейшие металлургические компании, так или иначе, получили кредиты от госбанков. На рефинансирование задолженностей $4,5 млрд. ВЭБ предоставил «Русалу» и $1,8 млрд. – Evraz Group. Но этого недостаточно. По словам аналитика НОМОС-банка Ильи Ильина, кредитная поддержка может помочь удержаться на плаву, но не решит проблемы снижения спроса, цен, простоя мощностей, закрытия инвестиционных программ.

Гораздо полезнее решить проблемы потребителей металлургической продукции – отраслей машиностроения, жилищного и коммерческого строительства. Правительство пошло на отмену ввозных пошлин на никель и снижение пошлин на медные катоды. Нелишним было бы и введение специальных тарифов РЖД на перевозку металлургических грузов (лом, руда, уголь, металлопрокат, чугун), считают аналитики. Помогло бы и реальное решение проблемы с ускоренным возвратом НДС – пока эта мера не действует, сетуют сразу в нескольких металлургических компаниях.

 От того заработают ли все эти механизмы в комплексе уже сейчас, в полной мере будет зависеть не только глубина спада российского производства, но и то, насколько безболезненным и скорым будет восстановление рынка потребления и выход металлургии из кризиса. Полностью закрыться от внешнего мира в современных условиях уже невозможно, поэтому протекционистские мер, принимаемые правительствами разных стран, можно считать временной коррекцией в рамках устоявшихся правил игры.

В Послании парламенту президент РФ Д. Медведев, двенадцатого ноября 2009 года констатировал, что: «Больше медлить нельзя. Мы должны начать модернизацию и технологическое обновление. Эти вопросы выживания России в современном мире… Престиж отечества и национальное благосостояние не могут до бесконечности определяться достижениями прошлого. То, что до сих пор удерживает страну на плаву, было создано еще советскими специалистами, создано не нами. В XXI веке нашей стране вновь необходима всесторонняя модернизация».

Но модернизация российской экономики предполагает создание новейшей базы машиностроения России. Продемонстрируем это наше предположение на примере металлургического машиностроения.

Россия в настоящее время импортирует до 80% металлургического оборудования, 70% нефтегазового и 60% карьерных экскаваторов (используются на рудниках). Металлургия, ТЭК, добыча руды и угля – это экспортно-ориентированные отрасли, которые формируют основу российского бюджета, поэтому ситуация, когда они зависят от импорта, недопустима.

В стратегии, которую российские машиностроители разработали для российского руководства, они выступают за «легкий, разумный протекционизм на рынке» (то есть за пошлины на прямой импорт оборудования для металлургии в Россию – BG) и за преференции тем, кто приобретет отечественное – от длинных кредитов до субсидий на модернизацию. «Иностранных поставщиков, которые сегодня контролируют рынок, необходимо склонять к созданию СП с россиянами, и здесь важна жесткая позиция государства», - отмечает эксперт ИПЕМа Андрей Микшес.

В случае с энергомашиностроением показателен пример кооперации немецкого концерна Siemens и ОАО «Силовые машины». После трудных переговоров немецкая сторона все-таки продала российской стороне лицензию на выпуск газовых турбин, востребованных в российской энергетике, поняв, что иначе не сможет рассчитывать на крупные заказы в России. Аналогичная ситуация в транспортном секторе: французский Alstom выразил намерение купить блокпакет ЗАО «Трансмашхолдинг» - российского поставщика локомотивов для ОАО РЖД, понимая, что это даст ему гарантии заказов со стороны транспортной монополии. И в том, и в другом случае свою роль сыграло государство в лице ныне упраздненного РАО ЕЭС и ОАО РЖД.

Но сам факт протекционизма металлурги не приветствуют, так как в этом случае существует опасность того, что здоровый протекционизм превратится в монополизм с диктатом цен на продукцию с соответствующими последствиями для отрасли.

На предприятиях машиностроения признают, что не всегда способны выдержать сроки поставок, что коэффициент износа мощностей российских машиностроительных заводов превышает 50%. Кроме того, старое оборудование само по себе работает медленнее. Правда, машиностроители обещают решить эту проблему, обновив свои мощности в короткий срок. Кризис, по их мнению, лучшее для этого время.

«До кризиса закупать станки, например, в Японии было крайне тяжело, поскольку их производители были загружены на 100% и, чтобы разместить заказ, требовалось подождать год-полтора, - поясняет господин Эфендиев. – Сейчас же загрузка мощностей по всему миру упала, и на «Уралмаше» за последнее время побывали сразу три делегации из Японии, которые готовы не только поставить нам оборудованием для обновления мощностей, но и помочь с привлечением дешевого финансирования под этот проект». Он подчеркивает, что сейчас в кризис, у государства есть «редкая, но реальная возможность быстро, года за два, практически полностью обновить индустриальную базу».

 

Литература

 

1.                  Глушков А.С. Инновации и новые возможности для малого среднего бизнеса. Монография. М.: МГВМИ-ВИНИТИ, 2009. – 224 с.

2.                  Глушков А.С., Суворин В.И., Петергова А.В., Терещенко В.П. Диверсификация структуры национальной экономики на основе инновационного бизнеса. Монография. М.: МГВМИ-ВИНИТИ, 2009. – 295 с.

3.                  Суворин В.И. , Глушков А.С., Качалина Л.М., Анисимова Н.Е. Интеграция национальной экономики в мировое торговое сообщество. Монография. М.:МГВМИ-ВИНИТИ, 2007. – 156 с.

 

Поступила в редакцию 20.05.2010 г.

2006-2018 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.