ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Классификация редупликации

 

Атышева Нэля Харисовна,

старший методист факультета заочного обучения Югорского государственного университета, аспирант Тобольского государственного института им. Д.И.Менделеева.

 

Редупликация, парные слова, по мнению исследователей, имеют очень глубокие исторические корни в татарском языке. Она была широко представлена в языке орхонских памятников древнетюркской письменности ΥΙΙΙ века: аркыш-тиркеш «посольства», кыз-кудуз «женщины».

Это подтверждается множеством примеров парных слов, где компоненты не употребляются в языке самостоятельно, или считаются архаизмами, или же их этимология вовсе не прослеживается. Например, мал-туар «домашние животные»; савыт-саба «посуда»; азык-толек «продукты питания»; бала-чага «дети» и др. Об этом же свидетельствует и то, что здесь парные слова довольно давно и прочно вошли в состав фразеологизмов: жил-янгыр тидермэу «ни дождя, ни ветра»; куз-колак булу «быть наставником»; башы-кузе тону «потерять голову» и т.п.

Самой древней разновидностью парных слов как нам представляются звукоподражательные слова. Они прошли самый долгий путь в языке и претерпели наиболее сильные изменения. В современном татарском языке многие ономатопоэтические слова перестали быть просто звукоподражанием, а приобрели лексическое значение. Например: ыгы-зыгы, «суета»; чыш-пыш «слухи»; шау-шу «шум» и т.д. Они также встречаются в составе устойчивых сочетаний типа: ах-вах килу «плакаться в жилетку»; ай-ваена карамыйча «несмотря на отговорки». Доказателем древности этих конструкций является тот факт, что в татарском языке существует большое количество слов, образованных из парных звукоподражательных конструкций, которые не только приобрели самостоятельное лексическое значение, но и утвердились в качестве термина. Например, тартар – «дергач»; чэкчэк – «кушанье»; кэкук – «кукушка». Подобные слова существуют и в других языках.

В детской речи очень часто используются такие слова: бак-бак «утка»; һау – һау«собака»; ква-ква «лягушка» и др. Дети также как их древнейшие предки пользуются самым простейшим способом номинации – переносом типичного звука на название объекта. Отсюда можно сделать вывод, что языковые навыки отдельного носителя языка в своем развитии повторяют этапы развития языка вообще.

Следует отметить, что первоначальный и распространенный тип повторов представляют такие, как барды-барды «шел-шел»; су-су «воды»; ат-ат «кони»; таш-таш «камни» и т.д. Кожебергенова З.Н. пишет, что многообразный данный тип в своем проявлении, богатый по функции и активно используемый, не был охвачен лингвистическим анализом. Эти повторы проявились в языке как непосредственное оригинальное воспроизведение многократности действия, предметов объективной действительности. Поэтому в них видится один из начальных способов формирования грамматических форм множественности.

Грамматикализацию подобного типа повторов представляют так называемые парно-повторные слова: тау-тау «горы»; туй-туй «свадьба»; килеп-килеп «приходя»; ауыл-ауыл «деревни» и т.д. Исследователи отмечают, что граница между синтаксическими повторами типа барды-барды «шагая»; су-су «воды»; килеп-килер «приходя» и парно-повторными образованиями и сегодня не размежевана.

По определению Вафеева Р.А., Г. Абдразаковой, редупликация–фоно-морфолого-синтаксическое явление, выражающееся в форме удвоения, усечения начального, среднего, конечного слога или целого корня, или всего слова, или же сложения различных слов:

1) малай-шалай остенэ «на ребятишек»; шау-шу аларны коткарып калды «их спас шум»;

2) булмэдэн – булмэгэ чаба-чаба «скакал из комнаты в комнату»; куз узеннэн – узе нидер вэгъдэ итэ «взгляд с неопределенным обещанием»;

3) кешелэрен жилкэлэрен тортэ-тортэ «толкая в спину людям…»; малай битен уа-уа жылый иде «размазывая лицо мальчик плакал»;

4) авыл халкы анны-моны белми дэ калды «народ в деревне все это и не заметил»; тавышсыз –тынсыз керделэр «зашли тихо-тихо».

Такая классификация была осуществлена Р.А.Вафеевым, Г.Абдразаковой на основе анализа выражения форм и функции редупликации в романе Я.К.Занкиева «Иртеш таннары» (Зори Иртыша). При этом они отмечают, что первую форму редупликации принято называть частичной, вторую – полной, третью – повтором, четвертую – парными словами, сближающиеся со словосочетанием по форме и содержанию. Анализ фактического материала показал, что образование таких форм в языке автора романа «Иртеш таннары» (Зори Иртыша) выступает как средство варьирования лексического значения для выражения обобщенности, приблизительности, интенсивности, дробности, уменьшительности, ласкательности, пренебрежительности и т.д. с национальным оттенком экспрессивности, сатиры, юмора, иронии и т.д.

Другими типами редупликации, выражающими особый национальный колорит в художественном произведении, являются идеофоны, звукоподражательные слова. Они образуются в форме частичных, полных редупликаций, повтора, словосложения (парных слов): хатын башта ай-вайлады… «вначале женщина визжала…»; анын шырый-бырый торле якка таралган чэчен кырып ташладылар «растрепанные его волосы сразу постригли»; кемдер мыгыр-мыгыр сойлэшэ «кто-то разговаривал…»; икенче егет читэн-киртэлэрне шатыр-шотыр сындыра-сындыра тиз ук моннан чыгып качты «второй парень, с шумом ломая заборы и преграды на своем пути, спасся бегством».

Использование повтора способствует выделению, актуализации коммуникативно-значимых элементов высказывания. Это, как известно, непосредственно связано с интенцией адресата (говорящего, пишущего) привлечь внимание на необходимый предмет, процесс его свойства, действия и т.п. при этом случае часто сообщение эмоционально окрашено. Например: Сылу булган, сылу «Красивая, очень красивая».

Посредством редупликации могут быть выражены самые разнообразные эмоции человека – волнение, удивление, растерянность, досада, гнев, восхищение, возмущение и др. например: Шуны да анламагансын…Анламагансын... «Даже этого не понял.… Не понял…».

Исследователи отмечают, что все эмоционально – экспрессивные значения повторов появились на базе их начального значения множественности, многократности, длительности и т.д. Эти значения используются в семантическом составе повторов и в настоящее время.

Редупликация используется и для связывающей цели. В этом случае редупликант употребляется в первом (т.е. предшествующем) предложении, а его повтор в последующем. Такая функция редупликации способствует введению новой информации (ремы) определенного предложения в речевую цепь в последующее предложение в виде его темы, основы высказывания. Например: Кичэ безгэ /туганнар килде. Туганнар /бик якын, куптэн котелгэн иде «Вчера к нам /родственники приехали. Близкие родственники/ мы их давно ждали.

Использование редупликации может быть обусловлено коммуникативными условиями, его характером протекания. Факторами их являются: спонтанность речи, возможности тщательного подбора языковых средств, размышление над способом адекватного выражения мысли; размышление над содержанием высказывания, когда высказывание реализуется речевыми паузами; внутреннее ощущение адресата, что его не расслышали, например: Эни, хэерле юл сина! Эни! «Мама, удачной дороги тебе! Мама!»

В зависимости от различных факторов, характера редупликации исследователи осуществляют и другие дополнительные классификации повторов: в зависимости от месторасположения компонентов повтора; распространенности-нераспространенности компонентов; стилистических характеристик.

Явление редупликации в современном татарском языке, как и в других тюркских языках, - древнее, сформировавшееся в виде особого средства передачи таких грамматических категорий, как множественность, собирательность, интенсивность, длительность, многократность, повторность, как особое средство выражения эмоциональности, стилизации речи затем постепенно превратившееся в грамматическую форму выражения указанных категорий. Виды и типы редупликации современного татарского языка требую дальнейшего исследования.

 

Литература

 

1.                   Вафеев Р.А. Абдразакова Г. Выражение форм и функций редупликации в романе Я.З. Занкиева «Иртеш таңнары». Жизнь и творчество педагога и писателя Я.З. Занкиева. – Тобольск, 1998. -63-64 с.

2.                   Ганиев Ф.А. Образование сложных слов в татарском языке. – М., 1982 – 9 с.

3.                   Дмитриев Н.К. О парных словосочетаниях в башкирском языке/Строй тюркских языков. – М., издательство восточной литературы, 1962, с. 133-144.

4.                   Лингвистический энциклопедический словарь – М., Советская энциклопедия, 1990, с.408.

 

Поступила в редакцию 19.06.2010 г.

2006-2017 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.