ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Проблема реализации женщины в семье в античный период западной культуры

 

Рыбант Ирина Викторовна,

аспирант кафедры философии Русской христианской гуманитарной академии,

учитель МОУ-Сош №36, Белгород.

 

Развитие культуры и истории, социальной политики и экономической ситуации на Западе не могли не повлиять на становление и реализацию женского «Я» в семейной сфере. На протяжении долгого времени считалось, что семья является самой важной и ключевой сферой обитания и проявления женской сути. И не мудрено, что этому обязывало деторождение и воспитание детей. Будучи женщиной, философы не усматривали для нее ничего более подходящего, чем природную наклонность и способность иметь детей. Соответственно, этот взгляд на женщину удерживал ее в стенах дома, частной жизни, что в свою очередь, такое положение вещей обеспечивало заботу и уход за детьми, постоянное наблюдение за домашним хозяйством. Такой подход к сути дела освобождал мужчин для общественной и индивидуальной жизни, и, естественно, ограничивало его роль в семейной жизни. Семейное дело оставалось прерогативой женщины. Но на разных этапах развития цивилизации, роль женщины и ее статус в семье проявлялся по-разному, хотя, по-прежнему, оставался главным. Благодаря развитию культуры, взгляд на женщину менялся, претерпевал изменения, что не могло, конечно, не отразиться на развитии семьи, и степени участия и реализации женщины в ней.

Начиная с древнейших времен, в античные времена, семейная сфера занимала самое низкое положение среди других институтов государства. И, соответственно, положение женщины считалось самым низким, по сравнению с мужчиной, так как именно она была прикреплена к дому, семье. Семья уже не являлась общим родовым делом, как это было раньше и в других народах, но она была отделена от общественной жизни. Таким образом, хотя семья в Древней Греции продолжает рассматриваться как средство продолжения рода, она все же обретает отдельный, индивидуальный, частный статус существования. И, соответственно, женщина играет также индивидуально-частную роль, зависимое положение от мужчины, вовлеченного в общественную деятельность. Как утверждает Ф. Энгельс в своей работе о семье, что статус женщины занимал высокое положение и уважение в период варварских племен, то в период античности положение женщины находилось в рабском повиновении. Он пишет: «Женщина у всех дикарей и у всех племен, стоящих на низшей, средней и отчасти также высшей ступени варварства, не только пользуется свободой, но и занимает весьма почетное положение» [4, гл.II]. Это объяснялось тем, что женщина, выполняя семейные дела, тем самым исполняла и общественные дела, так как эти две сферы не были разграничены. Женщины пользовались материнским правом признавать своих детей родными, что указывало на их достоинство и право голоса. Пользуясь свободой, такие женщины являлись и полноправными хозяйками в доме, который являлся центром варварского общества. Миссионер Ашер Райт, бывший среди ирокезов племени сенека, засвидетельствовал о степени участия женщины в обществе и ее влияния на него: «Обычно господствовала в доме женская половина; запасы были общими; но горе тому злополучному мужу или любовнику, который был слишком ленив или неловок и не вносил своей доли в общий запас. Сколько бы ни было у него в доме детей или принадлежащего ему имущества, все равно он каждую минуту мог ждать приказания связать свой узел и убираться прочь» [5, 246].

В отличие от европейского мышления, женщина варварского периода занимала почетное место, и пользовалась уважением, хотя она и занималась тяжким трудом. Европейская женщина, которая занималась такой же работой, рождала и воспитывала детей, смотрела за домом, не имела такого уважительного к ней отношения, и была полностью закабалена властью мужчины, который считался полноправным хозяином не только дома, но и своей жены. Она не имела права голоса не только в общественной среде, но и в своем доме, в своей семье. И поэтому женщина занимала в глазах общественности Запада низкое положение, что и обуславливало ее статус. Как утверждает Ф. Энгельс, положение женщины варварского периода отличалось от античного тем, что разделение труда между полами обуславливалось не положением женщины в обществе, а совсем другими причинами. Продолжая эту тему, слова миссионера подтверждают значимое положение женщины варварского периода, в отличие от греческого: «Женщины были большой силой в кланах (родах), да и везде вообще. Случалось, что они не останавливались перед смещением вождя и разжалованием его в простого воина» [5, 246]. Разделение общественности на внешние и частные сферы способствовали уничижению роли женщины и ее статуса. Будучи не свободной, женщина античного периода проводила все свое время в доме, будучи почти заточенной, в отличие от гетер, исполняющих роль храмовой проституции, что также доказывало их зависимость от воли мужчин. Согласно греческим традициям, афинская женщина, хотя и вступала в брак свободно, попадала под иерархию семейных отношений, что выражалось в ее полном подчинении правилам и принципам, созданных государством под руководством мужчин. Брак считался моногамным, но это относилось только к женщине. Соответственно, такой подход давал полноправную власть мужчине над женщиной, в силу чего последняя утрачивала даже свое материнское право, так как теперь не оставалось никаких сомнений в том, кто есть отец своих детей, и право наследования передавалось детям. Всякое свободомыслие и свобода поведения наказывались и считались неприемлемыми. «В Афинах существовали законы против прелюбодеяния (они приведены в судебных речах): любовника жены, застигнутого на месте, муж мог убить; что касается жены, уличенной в измене, то муж должен был с ней развестись, а сама она не имела права участвовать в общественных празднествах и жертвоприношениях. Государство, таким образом, пыталось регулировать личную жизнь граждан» [7, 82]. Греческая женщина попадает в патриархальную семью, где все лица были подчинены отцовской власти. Лишения женщины материнского права и ее права голоса, как считает Ф. Энгельс, позволило мужчинам захватить бразды правления, а женщинам потерпеть «всемирно-историческое» [4, гл. II] поражение. « Муж захватил бразды правления и в доме, а жена была лишена своего почетного положения, закабалена, превращена в рабу его желаний, в простое орудие деторождения. Это приниженное положение женщины, особенно неприкрыто проявившееся у греков героической и - еще более классической эпохи, постепенно было лицемерно прикрашено, местами также облечено в более мягкую форму, но отнюдь не устранено» [4, гл. II]. Философская политика того времени стремилась разделить способности, обязанности и права мужчины и женщины, исходя из природных данных. Плутарх, в частности, повествуя об устройстве семейной жизни, говорит о строгой иерархии в семье. Соответственно статусу семьи придается скорее житейская организация, нежели усматривается в ней высший смысл. Исходя из этого, она относится к низшему уровню бытия, что соответственно не могло не отразиться на уровне восприятия греческой женщины и ее реализации не только в частной сфере, но и общественной.

Греческая женщина находилась в полузатворнической изоляции, что доказывает и строение жилищ, обеспечивая потомство для своего хозяина и подтверждая достоверность его отцовства. Женщины были лишены даже участия в семейных трапезах, находились все время почти под стражей, и не имели права общаться за общим столом. «Женский покой находился в обособленной части дома, в верхнем этаже или в глубине, куда мужчинам, в особенности чужим, нелегко было проникнуть и куда женщины удалялись при посещении дома мужчинами. Женщины не выходили без сопровождения рабыни; дома они буквально находились под стражей» [4, гл. II]. Для устрашения нарушителей супружеской верности (со стороны женщины, так как это не касалось мужчин, которые были свободны в любви) использовали молосских собак, как упоминает Аристофан. Жена Еврипида обозначалась словом oikurema, что буквально имело средний род и обозначало вещь для присмотра за хозяйством, или старшей служанкой. Принижая статус женщины и ее достоинство, считалось унизительным ее любить, что показывает расцвет однополой любви к мужчине. В семье она использовалась в качестве деторождения и продолжения рода. Хотя храмовые гетеры пользовались уважением среди мужчин, но по достоинству и своему статусу они приравнивались все равно к рабскому состоянию.

В отличие от Афин, в Спарте женщины чувствовали себя более свободно в семье из-за сложившихся особенных обстоятельств, позволявшим им принимать свободные решения даже в отсутствии своих мужей. «Спартанские женщины могли вступать во внебрачные связи, отнюдь не спрашивая согласия своих мужей и встречая при этом полное понимание и поддержку со стороны окружающих. Дети, рожденные от таких связей, по-видимому, расценивались гражданами Спарты как вполне удовлетворительное оправдание факта супружеской измены, даже если их родители отказывались или почему-либо не могли признать их своим законным потомством» [2, 57]. Относительная свобода, которой пользовались спартанские женщины, была обусловлена особым положением мужчины и его обязанностью перед военным долгом, которому он был обязан по государственным законам. По-видимому, мужчина воспринимался в семье по одной функции – способности к детопроизводству. И женщина, которая не могла иметь детей от своего мужа, могла принять другого мужчину для того, чтобы родить детей. Но спартанский образ жизни, скорее воспринимается как исключение, а не правило поведения для греческой женщины, так как афинская модель поведения все более распространялась по всей Греции. И полную картину развития семьи и положения и роль женщины мы сможем увидеть уже в Римском обществе.

Согласно первым Римским законам, женщина становилась собственностью мужчины, частью его имущества. Она по-прежнему не имела никаких прав, потому что абсолютной властью в доме пользовались мужчины, как над женами, так и дочерьми до замужества. Смыслом вступления в брак считалось деторождение, исключалась другая какая-либо причина индивидуального или личного характера. Слово брак «matrimonium» включал в себя слово «мать», и на вопрос «зачем вступать в брак», ответ был такой: «liberorum creandorum causa» - «чтобы производить на свет детей» [3, 81]. Юристы того времени прямо писали о том, что цель и задача женщины – принимать семя и оберегать плод. Женщину как можно раньше выдавали замуж, не без ее согласия, впрочем, все воспитание ее нацеливало на принятие этого шага, не без ведома и родителей. Когда девушке исполнялось двенадцать лет, она уже становилась невестой на выданье. Случалось, что замуж выдавали девушек еще не достигших полового созревания. Указывая на свое презрение к женщине, цензор Квинт Цецилий Метелл Македонский в своей речи указывал на причину женитьбы: «Если бы мы могли жить без жен, то с радостью обошлись бы без этой тяготы, но поскольку природа захотела, чтобы мы ни с ними спокойно, ни без них вовсе жить не могли, следует нам заботиться о продолжении рода, нежели о недолгих радостях» [1,1-6]. Ради этой цели позволялось разводиться с женой, если она была бесплодной, в расчет не принимались ни любовь, ни привязанность. Также брак был важен с точки зрения наследования имущества, семейного дохода, что являлось политическим делом. Женщина, будучи замужней, не имела над собой власть и не могла распоряжаться своей жизнью так, как хотела. Она считалась собственностью другого, и должна была выполнять указания того, кому она принадлежала. Обладая тоталитарной властью над женщиной – женой, муж мог ее даже убить, так как Римское право позволяло карать женщин смертью в случае измены или не выполнения супружеских обязанностей, или, нарушив правила поведения. Катон писал, что «если застигнешь свою жену во время прелюбодеяния, можешь убить ее без суда, не понеся за это наказания. Она же, если ты ее вовлечешь в разврат или обманешь, не посмеет пальцем тебя тронуть и не имеет на это права» [3, 75]. Но по сравнению с греческой женщиной, в Риме она уже не была такой затворницей, несмотря на строгие нравы и правила. Женщина должна была находиться в строгом подчинении у мужчины внутри семейных границ. Но, даже, находясь дома, в семье, она пользовалась не малой долей уважения и свободой в рамках, установленных мужчиной. «Из всего, что нам известно о положении женщины в семье, явствует, что дома она была полновластной хозяйкой, далекой от заточения в гинекей, как это было у греков» [6, 97]. Устройство римского жилища также подтверждает тот факт, что женщина и мужчина в семье были единым целым, а это значит, что и они принимали обоюдное участие в устройстве дома. Женщина не была отделена и ограничена или изолирована, как что-то чужеродное и чуждое, от семейных общих дел, о чем свидетельствует отсутствие женской половины в доме. «И вполне органичными следует считать общие трапезы в доме, общие обеды, на которые в столовую собиралась вся фамилия, и отец и мать семейства и их дети. Эта традиция сохранилась и в последующую эпоху, от которой дошли до нас сведения о совместном выходе супругов в гости и о приемах гостей»[6, 97].

Благодаря такому положению женщины в Греции и Риме, согласно законодательству государств, семья находилось в устойчивой плоскости, и сохраняла патриархальную форму существования. Сохраняя традицию рода, выполняя функции материнства, женщина в принудительном порядке, оставалась изолированной от общих дел внутри семейной ячейки. Находясь в подчинении и под властью мужчины, она символизировала своим положением внешнюю устойчивость общественной системы и статичность семейно-родовых отношений, налагающих ответственность на воспроизводство и воспитания нового поколения и передачи имущественных прав, нравственных ценностей и ориентиров.

Но перед приходом христианства, римская семья с крепкими и строгими устоями вступила в период кризиса, связанного с падением моральных ценностей и нравов. Как считают исследователи, причиной для этого стало расширение государства и связанные с этим, социальные проблемы. Непомерная роскошь, расширение богатств, возросшая потребность к комфорту привели к упадку морали и семьи во II в. до н.э. Как результат всего этого, общество начало деградировать, как результат падения морали и семьи, так как многие мужчины отказывались вступать в брак и брать на себя определенные обязательства, а женщины, соответственно, не хотели иметь детей. Таким образом, возрос процент супружеских измен и разводов, а также свободных отношений, резко упала рождаемость населения. Как замечал Сенека Старший, упадок нравов в Риме был настолько высок, что не сложно было заподозрить женщину в неверности, а этот факт являлся дестабилизирующим для общества и семьи в целом. Он писал, что они выходят замуж, чтобы развестись, а Ювенал продолжал: «Так возрастает число, и в пять лишь осенних сезонов. Восемь будет мужей – достойный надгробия подвиг!» [8, 229].

Таким образом, женщина идентифицировала себя исходя из культурных и социальных предпосылок. Будучи подвластной мужчине в семье, женщина обязана была стремиться к добродетели, смирению, чистоте и целомудрию. Эти качества, считалось, являлись залогом успешного и стабильного брака, а также и общества в целом. Оставаясь в кругу семьи и находясь в центре ее устройства, женщина не имела права реализовывать свои личные и индивидуальные потребности. Политические и социальные запреты, порядок и устройство, в общем, гарантировали гармонию семейной жизни с первого взгляда, но в целом, это оставалось за рамками внутреннего переживания и развития личности как таковой. Кажущаяся гармония не всегда была таковой. Центральную роль в семье играла, конечно, женщина, благодаря которой, согласно установленным правилам, семья сохранялась и развивалась, принося плод, являясь неотъемлемой частью общества, ячейкой, без которой немыслимо развитие и становление цивилизации.

Стоит отметить, что брак в Греции и Риме был моногамным, несмотря на позволительные вольности со стороны мужчины, что категорически запрещалось женщинам. И с одной стороны, это указывало на нравственную сторону и индивидуальный подход, как к женщине, так и мужчине. Но с другой стороны, добровольный союз между мужчиной и женщиной превратился в порабощение одного пола над другим, что указывает на противоречие и борьбу полов даже в семейной сфере. Можно сказать, что единобрачие является прогрессом и залогом стабильности развития не только личности, но и общества, возможностью роста и совершенствования личности. Именно в единобрачии личность и общество может стабильно развиваться, расширяться и прогрессировать. Единобрачие нацеливает на индивидуальное построение отношений – личности к личности, требует уважения и пристального внимания к индивидууму. Но в то же время, в античный период истории, несмотря на прогресс в достижении моногамии, женщина, как индивидуум и личность была лишена такого отношения к ней со стороны мужчины не только в семье, но и в обществе. Вместо пристального внимания к ней как к личности, она буквально использовалась как вещь для выполнения обязанностей по дому и уходом за детьми, что облегчало труд и жизнь мужчине. Находясь в рабском повиновении, она была сконцентрирована на выполнении семейных обязательств, в силу невыполнения которых могла быть подвергнута разного рода унижениям и разводам. Лавируя в жизненной обстановке и социальной среде, женщина не медлила упустить шанс или лазейку, которая возникала при ряде разных обстоятельств, чтобы проявить свою свободу касательно не только семейных отношений, но и частных. Конечно, это не могло не отразиться и на семью и на ее личную жизнь негативным образом, но ради свободы воли и личного выбора, женщины готовы были идти на риск. Этот факт доказывает наличие свободной воли и устремления к личной самореализации женщины, ее умственную характеристику, сущность творческой и социальной личности, способной занимать не только пассивную роль, ведомую, но и активную – в семье и обществе. Будучи ограниченной в правах и социальными нормами, властью и доминированием мужа над ней, женщина того времени могла руководствоваться не моральными принципами или нравственными принципами, сугубо развитыми в ней, а социальными законами и порядком, которому она была обязана подчиниться. И хотя воспитание моральных принципов в женщине помогало стабилизировать семью, в тот же момент, она не упускала возможность поступить вопреки этим принципам, если ей предоставлялась возможность.

Таким образом, семья в античном мире разделило общество на два лагеря: частную жизнь и публичную. Женщине, соответственно, приписывали частную жизнь, в которой и формировалось ее самосознание и смысл судьбы. Находясь в центре семьи, она должна была обеспечить ее стабильность, развитие и полноценность. Женщина играла немаловажную роль в наставлении своих детей, особенно в Риме. Семья играла стратегическую роль в развитии общества, с точки зрения демографии, культуры и воспитания нравственного поколения. Но, благодаря падению моральных принципов, индивидуализации, решению личных проблем, стремлением к комфорту и роскоши, семья подверглась кризису, и исчезла из поля зрения.

Как это было в римском обществе, так это и происходит сейчас – в наши дни. Западная семья стала неустойчивой и податливой деструктивным тенденциям в обществе. Инертность родовой жизни в сознании женщины, упадок моральных и нравственных ценностей, поиск индивидуального раскрепощения и личностного начала лишает семью фундамента. Поэтому нужна новая основа. Как считает С. Анисина, единственным основанием стабильности семьи может быть только нравственность, так как семья является личным уровнем жизни для женщины и мужчины, а значит, есть единственная система, действенная для личности, – нравственный закон, который может помочь сохранить семью важной ячейкой развития общества.

 

Литература

 

1.                  Аттические ночи, 1, 6.

2.                  Андреев Ю.В. Спартанская гинекократия// Женщина в античном мире: Сб. статей. - М.: Наука, 1995.

3.                  Гуревич д., Рапсат-Щарлье М.-Т. Повседневная жизнь женщины в Древнем Риме. - М.: Молодая гвардия, 2006.

4.                  Маркс К., Энгельс Ф.; Избранные произведения. В 3-х т. Т. 3. - М.: Политиздат, 1986. Глава II. Семья.

5.                  Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 45.

6.                  Маяк И.Л. Женщина в раннем Риме (V - IV вв. до н. э.)// Женщина в античном мире: Сб. статей. - М.: Наука, 1995.

7.                  Человек в кругу семьи: Очерк по истории частной жизни в "Европе до начала нового времени/ под ред. Ю.Л. Бессмертного. - М.: РГГУ. 30 л.

8.                  Ювенал. Сатиры, VI, 229-230.

 

Поступила в редакцию 05.05.2010 г.

2006-2017 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.