ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Основные представители елецкой купеческой элиты в XIX веке

 

Лернер Евгения Леонидовна,

аспирант кафедры отечественной истории нового и новейшего времени Воронежского государственного педагогического университета.

Научный руководитель – доктор исторических наук, профессор

Фурсов В.Н.

 

В Ельце существовало несколько купеческих фамилий, представители которых на протяжении всего XIX века были главными экономическими, политическими и культурными фигурами в развитии города и эпохи. Это представители рода Валуйских, Желудковых, Петровых, Ростовцевых, Черникиных, Русановых, Кожуховы, Заусайловых.

Впервые упоминание о купцах Валуйских встречается в документах датированных 1720 годом, а с конца XVIII века они становятся известными предпринимателями, занимающимися кожевенным промыслом и основатели пожарной команды.

Установлено, что в декабре 1781 года состоялось бракосочетание купца Василия Никифоровича Валуйского и Пелагеи Семеновны Страховой в Георгиевской церкви города Ельца[1]. У них родилось двое сыновей – Дмитрий и Николай. Василий Никифорович считается основателем первого кожевенного завода в городе. После его смерти сыновья вначале владели заводом вместе, но потом разделили его на два. Каждый старался улучшить и расширить производство. Особое внимание братья Валуйские уделяли на своих заводах моментам модернизации – применению механических средств во время осуществления процесса производства.

Николаем Васильевичем Валуйским для своего завода была приобретена паровая машина для размола дубовой коры. Это привело к улучшению качества размола коры, которое играло огромную роль в процессе дубления кож. Кроме того, на заводе была установлена водоподъемная машина с двумя конными приводами. Таким образом, в процессе производства кож Н.В. Валуйский использовал самые прогрессивные по тому времени механизмы.

Заводы Дмитрия Васильевича и Николая Васильевича Валуйских были самыми большими, а их владельцы самыми авторитетными среди других производителей кож в уезде.

То, что эти купцы, развивая кожевенное производство, становились более состоятельными, подтверждает и их отнесение к гильдиям. Сначала они принадлежали к третьей гильдии, а в 1844 году уже состояли в первой, что давало им право торговать по всей России и за рубежом.

И Николай, и Дмитрий Валуйские принимали активное участие в делах городского самоуправления. Крупным вкладом в общественную и экономическую жизнь Ельца явилось старание Дмитрия Васильевича об открытии коммерческого банка. Начиная с 1839 года попытки открытия банка в городе, заканчивались безрезультатно, только хлопоты Д.В. Валуйского и Д.С. Русанова оказались успешными, и 26 апреля 1863 года банк в городе был открыт.

С 1859 года Валуйские стали почетными гражданами за свой вклад в развитие города. В 1865 году во Владимирской церкви на средства Николая Васильевича Валуйского, в благодарность за исцеление зрения его единственного сына Мелитона, был устроен престол во имя святителя Тихона Задонского[2]. Дмитрий Васильевич Валуйский, более 35 лет исполнявший должность церковного старосты, во многом способствовал ее процветанию. Он был награжден четырьмя медалями: одной серебряной в петлице на Владимирской ленте и тремя золотыми на шее: на Аннинской, Владимирской и Александровской лентах[3].

После смерти Д.В. и Н.В. Валуйских их заводы перешли сыновьям: Мелитону Николаевичу и Платону Дмитриевичу, которые продолжили дело своих отцов и деда.

Платон Дмитриевич продал свой завод в 1892 году. А завод Мелитона Николаевича существовал до 1917 года.

Николай и Дмитрий Валуйские внесли большой вклад в развитие пожарного дела в городе. Пожары для ельчан с давних времен были настоящим бедствием и наносили большой ущерб городу и его жителям. Братья Валуйские организовали вольную пожарную дружину и оснастили ее полностью на свои средства. После их смерти пожарными командами занимались сыновья: Платон и Мелитон. Именно их стараниями и на их деньги была построена сохранившаяся до сегодняшнего дня пожарная каланча. С целью обеспечения возможности оперативного действия при возникновении пожаров к дому Потомственных Почетных граждан Мелитона и Платона Валуйских было проведено телеграфное сообщение. Вольная пожарная команда тушила пожары не только в городе, но и в ближайших к нему селениях в пределах 10 - 15 верст.

Сами купцы были не только организаторами действий команд, но и лично принимали участие в тушении пожаров. За заслуги при тушении пожаров Мелитон Николаевич и Платон Дмитриевич были награждены золотыми и серебряными медалями.

Таким образом, род купцов Валуйских немало сделал для города Ельца, а развивая кожевенное дело, способствовал упрочнению славы Российского государства.

Среди елецких купцов не раз упоминается фамилия Желудковых. Одно из первых упоминаний о представителях этого рода встречается в списках купцов за 1720 год. Среди фамилий елецких купцов в документе «Пожертвования елецких купцов на милицию 1806 года» указан первой гильдии купец Кирилл Желудков, который по мере своих сил, усердию и любви к Отечеству внес единовременно самую большую сумму денег – 3 000 рублей[4].

В этом же списке указаны и купцы: Филипп Желутков, Антон Тимофеев сын Желутков, Иван Парамонов сын Желутков, Николай Желутков. Суммы денег, пожертвованные ими, были в пределах от 35 до 100 рублей[5].

В более поздних документах в правописании этой фамилии появляется буква «д» и она уже встречается в более привычном написании: Желудков.

Кирилл Петрович Желудков происходил из небогатой семьи и был башмачником, но благодаря умению красиво писать. Бросил работу башмачника и поступил на службу в провинциальную канцелярию. Вскоре он женился и у него родился сын Петр. В канцелярии Кирилл Желудков проработал недолго. Однажды отправившись на службу, он пропал и появился только через шесть лет и с большим состоянием.

Долгое отсутствие сыграло благоприятную роль в его судьбе. По возвращении он стал управляющим по винным откупам, а потом откупщиком. Дела его шли очень успешно, и вскоре он разбогател.

Кирилл Петрович занимался продажей шерсти, скота и других сопутствующих товаров, имел колбасную фабрику. Приказчики Желудкова занимались покупкой и продажей во всех концах России.

Занимался Кирилл Желудков и коневодством. В его конюшнях были рысаки, иноходцы, скаковые и другие породы лошадей. Современники утверждали, что богатство его оценивалось примерно в 30 000 000 рублей[6].

Для города купцом Желудковым было построено большое количество каменных домов, жертвовались крупные суммы для церкви Введение во храм Пресвятой Богородицы.

После смерти Кирилла Петровича в 1861 году его дело перешло его сыновьям, но никто из них (всего 5 человек) не обладал организаторскими способностями и не смог заниматься торговлей и хозяйством.

Купцы Петровы внесли значительный вклад в развитие города и строительство Вознесенского собора, который и сегодня является украшением Ельца. Уже в первой половине XIX века имелись планы по постройке нового собора, хотя на тот момент имелся еще соборный храм. Первым строителем собора во имя Вознесения Господня стал Иван Герасимович Петров. Именно он в мае 1842 года встретился в Москве с архитектором Двора Его Императорского Величества Константином Андреевичем Тоном, который зарекомендовал себя как автор лучших проектов церквей[7]. Был сделан заказ на составление проекта и сметы на новый Собор. Через год проект был уже готов, а Святейший Синод своим указом от 31 декабря 1843 года утвердил его. Елецкое купеческое общество строителем собора избрало купца И.Г. Петрова, а в помощники ему – купца Ивана Ларионовича Попова и купеческого сына Ивана Ивановича Уклеина. Наблюдал за строительством собора старший архитектор, академик Иван Осипович Вальпреди.

Закладка Вознесенского храма состоялась 22 августа 1845 года в день коронования Государя Императора Николая Павловича.

Строительство храма затянулось на 44 года, поэтому архитекторы несколько раз менялись. Вальпреди сменил Померанцев, потом Ефимов, Граф, Воронихин, Димитриев.

Иван Герасимович Петров специально на нужды строительства собора устроил кирпичный завод сначала в Черной слободе, а потом в другом месте – на городской земле, где материал для производства кирпича был лучшего качества.

На строительство собора успешно собирались пожертвования не только в городе, но и за его пределами.

Иван Герасимович прикладывал большие усилия для строительства задуманного храма.

Умер он 30 декабря 1862 года.

Вторым строителем Вознесенского собора был Александр Петрович Петров (1811 – 1870 гг.), владелец мыловаренного завода, продукция которого славилась на внутреннем рынке России. Александр Петрович занимался активно общественной работой: был городовым старостой в 1842 году, ратманом Городового Магистрата в 1845-1848 годах, и Бургомистром того же Магистрата в течение трех лет с 1851 года[8]. Третьим строителем собора был Александр Александрович Петров (1834 – 1894 гг.).

Расписывали стены храма и иконы в иконостасах академики живописи А.И. Корзухин и К.В. Лебедев.

Торжественное освещение храма состоялось в августе 1889 года.

Купцы Петровы более полувека трудились над строительством Собора и его украшением. За усердие в строительстве собора Елецкая Городская Дума удостоила Александра Александровича Петрова звания Почетного гражданина города.

Известен был в Ельце и другой представитель этого купеческого рода – Петр Александрович Петров, имевший свечно-сальный и свечно-стеариновый заводы.

В архивных материалах рассказывающих об экономической деятельности Ельца, достаточно часто встречается фамилия Ростовцевы. В сословии елецких купцов было несколько Ростовцевых. В материалах для истории и статистики города Ельца, собранных Ридингером, упоминается, что Ростовцевы прибыли из Ростова: Иван и Василий около 1610 года[9]. От них, по-видимому, и пошли елецкие Ростовцевы. В списке Елецких купцов вносивших пожертвования на милицию в 1806 году значатся уже несколько человек под такой фамилией. В Ведомости о почетнейших гражданах города Ельца, составленной городничим 29 февраля 1844 года, так же указаны купцы Ростовцевы, а именно: купец II гильдии Иван Васильевич Ростовцев, купец II гильдии Степан Иванович Ростовцев, купец III гильдии Иван Андреевич Ростовцев[10].

Иван Васильевич Ростовцев был ратманом, то есть членом городового магистрата, которые были учреждены в России еще Петром I в 1718-1724 годах. Должность ратмана была упразднена во время реформ 60-х годов XIX века.

Степан Иванович и Иван Андреевич Ростовцевы были бургомистрами.

В 1855 году елецкий мещанин Михаил Петрович Ростовцев ходатайствовал о зачислении его в купечество. После соблюдения всех норм он был причислен к этому сословию.

На период конца XIX века как известных торговцев хлебом и мукой отмечают нескольких Ростовцевых. Среди них: Ростовцева Анна Борисовна, Ростовцев Алексей Николаевич, Ростовцев Дмитрий Николаевич.

Купцы Ростовцевы развивали разные направления промышленности. Петр Иванович Ростовцев владел салотопенным, мыловаренным, свечно-сальным, колокольным и чугунолитейным заводами. Василий Николаевич Ростовцев владел кожевенным заводом. Крупорушечное предприятие было у Ивана Николаевича Ростовцева и Сергея Ивановича Ростовцева. В конце XIX века Николай Васильевич Ростовцев содержал кожевенный и клеевой заводы, кожевенную лавку, владел вальцовой мукомольной мельницей.

Николай Васильевич Ростовцев кроме забот о своих предприятиях, был еще и гласным Городской Думы и старшим членом общества поощрения рысистого коннозаводства.

Торговля товарами, изготовленными на предприятиях Н.В. Ростовцева, производилась в Ельце и на ярмарках в Харькове, Полтаве и Елисаветграде[11]. За высокое качество изделии производимых на кожевенном заводе и представленных на различных выставках Николаем Васильевичем были получены: серебряная медаль в Нижнем Новгороде в 1896 году, серебряная медаль в Киеве в 1897 году, на оборотной стороне которой надпись «За трудолюбие и искусство от министерства финансов». Золотая медаль, полученная в Киеве в 1897 году, на которой были надписи: «За труд и успех» и «Киевское общество сельского хозяйства и сельскохозяйственной промышленности». Серебряная медаль парижской выставки 1900 года и медаль Парижской выставки 1908 года[12].

Факт награждения золотыми и серебряными медалями не только российских, но и зарубежных выставок свидетельствует о высоком качестве представленной продукции и товаров. Это дает основание утверждать, что елецкий купец Николай Васильевич Ростовцев внес большой вклад в развитие отечественной промышленности и внутреннего рынка России.

Крупными торговцами хлебом были купцы Черникины. Самое раннее упоминание этой фамилии относится к XVII веку, среди купцов, жертвовавших на милицию в 1806 году, упоминаются: Николай Черникин, Яков Игнатов сын Черникин, Степан Черникин.

Во второй половине XIX века не только в Ельце, в России, но и за границей были известны елецкие купцы братья Черникины, занимавшиеся хлебной торговлей. Н.А. Ридингер писал: «Из елецких купцов братья Черникины ведут хлебную торговлю чрез Азовские порты с заграничными городами, и должно полагать, обороты их простираются до миллиона рублей в год…»[13].

Купец I гильдии Иван Черникин был среди инициаторов и авторов заявления ельчан министру путей сообщения о постройке железной дороги через Елец.

В книге «Спутник пассажира по Юго-Восточным железным дорогам» среди тех, кто занимался мукомольным делом, отмечен Николай Иванович Черникин. На его мельнице в 1887 году было переработано 760 000 пудов зерна, то есть больше, чем на какой-либо другой из работавших на тот период.

Мукомольным делом Н.И. Черникин занимался очень активно и успешно вплоть до 17 мая 1900 года, когда случился пожар, истребивший его паровую мукомольную мельницу, дававшая доход в течении десяти лет около 1,5 миллионов рублей. После этого Николай Иванович занялся ткацким делом. В 1900 году у него, по сведениям елецкого полицмейстера, было две ткацкие фабрики. Меньшая из них работала, а другая еще была неокончательно достроена[14]. Еще в 1896 году Черникиным при мельнице были устроены ткацкая и ватная фабрики. После пожара он увеличил их вдвое, добавив прядильню. На здание и оборудование было затрачено свыше 660 000 рублей[15]. На фабрике имеются машины русских и английских заводов: ткацких станков – 201 разной ширины, шлихтовальных[16] машин – 1, сновальных[17] – 4, мотальных – 6, печаточных – 5, голландер[18] – 3, стригальных -2, прядильных – 4, чесальных – 14, трепальных -7, 1 паровая машина в 450 индикаторных сил, 3 паровых котла[19]. Все перечисленные машины находились в каменных корпусах. Фабрика была застрахована от огня в Страховом Обществе «Саламандра» на сумму 417 118 рублей. На тот момент на фабрике постоянных рабочих было 900 человек. Продукция, выпускавшаяся фабрикой, включала в себя следующий ассортимент: брезентовое и фиамское полотно (полотно особого образца для походных палаток), равентухи (толстая льняная ткань), холсты рубашечные и подкладочные и другие ткани до 100 тысяч кусков на сумму до 1 000 000 рублей.

В 1900 году Н.И. Черникиным был представлен в Министерство Финансов на утверждение проект устава «Акционерного общества Елецкой мануфактуры».

Елецкие мануфактурные фабрики должны были обслуживать весь центральный мукомольный район, занимаясь производством мешков, брезента. Выпущенная продукция сбывалась в Орловскую, Калужскую, Тульскую, Воронежскую, Тамбовскую губернии. Продукция фабрик Черникина находила спрос не только в России. Отправленная в Персию, она имела хороший спрос, так как оказалась не хуже английских товаров, преобладавших на тот момент на персидских рынках. Завоевание персидского рынка обещало большие доходы, но, приступая к расширению своих мануфактурных фабрик, Черникин, чтобы сохранить свободными оборотные средства для своих предприятий, принял в товарищи неожиданно обогатившегося в то время липецкого предводителя дворянства Кожина, который от имени своей жены внес на заказ и приобретение фабричных машин 100 000 рублей и в течение 1900 года должен был внести еще 300 000 рублей[20]. После заказа машин и во время строительства новых фабричных зданий, Кожин отказался быть совладельцем, и предложил внесенные 100 000 рублей оставить за Черникиным в виде займа по векселям на два года. Черникину пришлось согласиться на такие условия для сохранения репутации своей фирмы. На окончательное приобретение нового фабричного оборудования он израсходовал весь свой наличный капитал, оставшийся от ликвидации мельничного производства.

Но начало новой деятельности Черникина совпало с развитием торгово-промышленного кризиса, который имел свои последствия. В частности в мануфактурной промышленности наблюдался застой. На фабриках Черникина к концу 1901 года накопилось не сбытого товара более чем на двести тысяч рублей. Это обстоятельство вынудило купца в январе 1902 года просить у Государственного банка разрешения открыть кредит в сумме 300 000 рублей под обеспечение его фабриками. Этот кредит был необходим Николаю Ивановичу для снабжения кассы его фабрик оборотным капиталом. Фабрики Черникина вместе с усадьбой стоили до 660 000 рублей, но были застрахованы в 545 779 рублей[21].

Государственный банк в кредите просителю отказал и вышел срок выплаты по векселям. В силу этих обстоятельств Н.И. Черникин вынужден был с апреля 1902 года закрыть фабрики при балансе, по которому актив его определялся в 1 035 934 рубля 16,5 копеек, а пассив всего в 738 585 рублей 61 копейку[22]. Поскольку не было наличных оборотных средств, дальнейшее продолжение фабричного производства оказалось невозможным.

Еще один купеческий род, прославившийся торговлей муки, были купцы Русановы. Так, Потомственный Почетный гражданин купец I гильдии Сергей Дмитриевич Русанов вел обширную торговлю, занимался мукомольным делом, мясным, а так же имел свою писчебумажную фабрику в селе Чернава Елецкого уезда. Он был главным представителем промышленников, занимавшихся крупчатым делом, и первым получил отличие на Парижской выставке.

Из рапорта елецкого городничего Его Превосходительству Господину военному губернатору горда Орла и Орловскому Гражданскому губернатору, датированного 13 сентября 1852 года становится ясно, что елецкому купцу I гильдии Сергею Дмитриевичу Русанову были выданы под расписку медаль с Лондонской выставки и экземпляр печатного списка наград, присужденных русским участникам вообще и печатный каталог. На этой представительной выставке был отмечен и С.Д. Русанов, удостоенный медали за представленную продукцию и товары[23].

Несколько лет Сергей Дмитриевич был Городским Головой. С начала 70-х годов XIX века Городским Головой был его сын Дмитрий, который избирался на эту должность несколько раз. Именно его стараниями в Ельце появился водопровод, была проложена Орловско-Грязенская железная дорога, открыты: женская прогимназия, мужская классическая гимназия, два приюта для бедных малолетних мещанских детей, а также приют для престарелых мещан и городской общественный банк.

Письмо Харьковского губернатора Орловскому[24] сообщает, что на Всемирной Парижской выставке в 1867году представили свои товары братья Русановы. Международное жюри присудило им за представленные экспонаты бронзовую медаль вместе с дипломом. Вручение такой высокой награды свидетельствовало о международном признании экспонатов, принадлежавших Русановым. Тем самым было отмечено их высокое качество и заслуги владельцев.

В 1848 году братьями Русановыми была основана писчебумажная фабрика, которая впоследствии объединила подобные производства в товарищество. На фабрике производились: лощеные листы, собственно «писчей» бумаги, тончайшая «папиросная», цветная и даже «гербовая» с водяными знаками. Производилась также и оберточная бумага. Фабрики стояли на реке Чернавке: одна у самого устья, другая выше по течению. Верхняя фабрика производила оберточную бумагу из соломы. На другой основной фабрике из собираемого по всей стране тряпья, обносков и другого сырья, производилась добротная бумага[25].

Таким образом, купцы Русановы внесли свой вклад в развитие отечественной писчебумажной промышленности и экономики родного края.

В списке купцов, вносивших пожертвования на милицию в 1806 году упоминается еще один елецкий купеческий род – Кожуховых. В списке встречается несколько представителей этой фамилии: Иван Кожухов, Василий Андреев сын Кожухов, Григорий Антонов сын Кожухов, Павел Михайлов сын Кожухов.

По версии Ридингера, начало этой фамилии в Ельце положил Пантелеймон Кожуховский, который приехал из Польши и поселился в Черной слободе. У его сына Афанасия было двое детей, тоже сыновья. От них и произошла фамилия Кожуховых[26].

В течение многих лет должность Городского Головы исполнял Иван Кононович Кожухов. Ему принадлежал огромный парк с оранжереями, теплицами и двумя прудами, украшенный статуями и искусственными гротами. Усадьбу Кожухова в свое время удостоил своим посещением персидский принц Хозрев Мирза во время поездки в Петербург к императору Николаю I[27].

После смерти Ивана Кононовича все его состояние (на сумму около миллиона рублей) перешло к сыну Николаю Ивановичу, который не обладал организаторскими и предпринимательскими талантами и вскоре потерял полученное имущество.

В различных документах упоминаются и другие елецкие купцы с такой фамилией: Кожухов Алексей Филиппович – почетный гражданин, Кожухов Николай Матвеевич – владелец крупорушного предприятия, Кожухов Николай Сергеевич – владелец кожевенного завода, Кожухов Василий Александрович – владелец крупорушного предприятия, Кожухов Михаил Алексеевич – владелец крупорушного предприятия, Кожухов Петр Ларионович – владелец кирпичного завода.

Один из купцов Кожуховых был известным хлеботорговцем. Купец Алексей Стефанович Кожухов был ктитором[28] Сретенской церкви, на его же средства был отстроен верхний этаж этой церкви.

Но самым знаменитым представителем купечества является род купцов Заусайловых и в частности Александр Николаевич Заусайлов. Именно ему принадлежащая табачная фабрика продолжала функционировать в городе по профилю до настоящего времени. Предприятие было основано дедом Александра Николаевича, ему же оно досталось после смерти отца в 1887 году. Изначально фабрика была деревянной, но после пожара, случившегося в 1894 году, Александр Николаевич отстраивает новую, соответствующую всем техническим и санитарно-гигиеническим нормам. До этого на его предприятии не было воды, и Заусайлов решает исправить положение и подвести воду. Для этого он обратился с прошением в Городскую Думу: «Имею честь покорнейше просить Городскую Думу разрешить мне за свой счет в имеющую отстроить новую табачную фабрику из городского водопровода (из бассейна на Архангельской площади) воду, на условиях, каковые будут признаны возможными со стороны города. 1894 г. июнь 22 дня. Александр Заусайлов»[29].

Собрание Городской Думы разрешило купцу Заусайлову провести воду, но лишь при соблюдении ряда определенных условий. Так он должен был уплатить городу за право провести воду 500 рублей; должен был продолжить магистральную водопроводную трубу до угла улиц и установить пожарный столб с краном; на фабрике необходимо было установить счетный аппарат для определения количества потребляемой воды и платить за потребление воды на общих условиях[30].

Заусайлов принял эти условия без каких-либо возражений. Перестроенная фабрика использовала самые современные по тому времени технологии и по всем нормам была признана образцовой.

При табачной фабрике был построен приют – ясли, в котором содержались бесплатно на средства Заусайлова дети беднейших работниц фабрики. Дети находились под непосредственным наблюдением жены Александра Николаевича.

В самом начале XX века Заусайловым было открыто производство ягодного и яблочного виноделия в своем имении «Ключ жизни», при котором состояло около 200 человек рабочих и 20 приказчиков, обрабатывающих заводской сад, занимавший около 100 десятин земли.

При заводе была лаборатория, следившая за выполнением технологии в изготовлении вина. Были построены трехэтажные подвалы для выдержки вина, преимущественно шампанского.

Занимался Александр Николаевич Заусайлов и меценатством. На его средства была построена церковь во имя святых благоверных князей Александра Невского и Михаила Тверского, которая была возведена для общества хоругвеносцев, членом которого был сам Заусайлов. Общество хоругвеносцев состояло под покровительством Его Императорского Высочества Великого князя Михаила Александровича. За большую религиозно – патриотическую деятельность Александр Николаевич был избран почетным членом этого общества и удостоен внимания со стороны его высоких покровителей.

Рядом с церковью Заусайловым был построен дом – приют для стариков, потерявших трудоспособность. Фасад этого дома был скопирован с палат бояр Романовых в Костроме[31]. В городе сохранилось и другие дома, которые были построены купцом Заусайловым.

Стараниями Александра Николаевича Заусайлова в городе был устроен ботанический сад, который располагался на территории современного городского парка. Здесь были посажены завезенные из разных уголков страны и мира деревья и растения. На территории ботанического сада была построена огромная стеклянная оранжерея с экзотическими фруктовыми деревьями, разгуливающими по аллеям павлинами и плавающими в водоеме белыми лебедями[32]. В саду был устроен каменный грот с беседкой и небольшой водоем, которые сохранились до настоящего времени.

Александр Николаевич Заусайлов был щедрым жертвователем на благотворительные и общественные нужды. Он уделял много времени исправительной колонии для несовершеннолетних, находившаяся под Высочайшим его императорского Величества покровительством, являясь почетным ее попечителем.

По представлениям Министерства Юстиции А.Н. Заусайлов был награжден Орденом Святой Анны в 1898 году, пожалован званием Потомственного Почетного Гражданина в 1900 году, награжден Орденом Святого Станислава второй степени в 1905 году.

В том, что сегодня Елец так привлекает иногородних и зарубежных гостей своим особенным обаянием и красотой, сохранившей черты старинного русского провинциального города, есть немалая заслуга елецкого купечества. Купеческое сословие сделало немало для развития города, различных отраслей российского производства, промышленности, культуры, градостроительства, духовности.

 

Литература

 

1. Горлов В.П. Новосельцев А.В. Елец веками строился. – Липецкое издательство – 1993. (краеведческое издание). 185с.

2. Жирова И.А., Федорова О.Н. Очерки истории предпринимательства в Липецком крае в конце XIX – начале ХХ века. – Липецк: ООО «Центр полиграфии», 2006. С. 125-132.

3. Заусайлов В.А. Купеческий Елец. Купеческий Елец: Альбом/ В.А. Заусайлов. – Елец, 2003. 84с.

4. Заусайлов В.А. Купцы Петровы. Строители Елецкого Вознесенского собора/ В.А. Заусайлов. – Елец: Б.и. Кн.1. – 2005. 69с.

5. Ридингер Н.А.. Материалы для истории и статистики г.Ельца.//Очерки истории Елецкого уезда. Выпуск первый. – Елец: «Елецкие куранты», 1993. 34с.

6. Уклеин И. Краткие исторические сведения о городе Ельце// Елецкая быль. – Липецк, 1994. – Вып.1. – С. 52-96.

7. Чекомазова В.И. Из истории Елецкого купечества. – Елец: Елецкие куранты, 2007. 238с.

8. Чекомазова В.И. Из истории кожевенного дела в Ельце/ История и культура Ельца и Елецкого уезда: Материалы кпаеведческой конференции. Вып. II/ ЕГПИ; Ред.кол. Ю.А. Демина, Г.П. Климова, В.И. Черкомазова, Е.Г. Шманов. – Елец: ЕГПИ, 1994. 174с.

9. Государственный архив Липецкой области (ГАЛО) ф.167.оп.1.д.3.

10. ГАЛО ф.167.оп.1.д.13.

11. Государственный архив Орловской области (ГАОО) ф.580.оп.5.д.316.л.156.

12. ГАОО ф.580.оп.2.д.1887.л.12.

13. ГАОО ф.580.оп.2.д.3004.л.21.

14. Елецкий краеведческий музей (ЕКМ). Ведомости о почетнейших гражданах города Ельца, составленной городничим 29 февраля 1844 г. НВ 2181.

15. ЕКМ. Журналы Елецкой Городской Думы за первую и вторую половины 1894 г. – Елец. Типография Кочергина, 1898. С. 36.

16. ЕКМ. Письмо Н.В.Ростовцева Господину Приставу 2-ой части г.Ельца. 20 декабря 1916 года.

 

Поступила в редакцию 17.08.2010 г.



[1] Чекомазова В.И. Из истории елецкого купечества. – Елец, 2007.С.69.

[2] ГАЛО ф.167.оп.1.д.13.

[3] Чекомазова В.И. Из истории кожевенного дела в Ельце/ История и культура Ельца и Елецкого уезда: Материалы краеведческой конференции. Вып. II/ ЕГПИ; Ред. кол. Ю.А. Демина, Г.П. Климова, В.И. Чекомазова, Е.Г. Шманов. – Елец, 1994. С. 98.

[4] Уклеин И. Краткие исторические сведения о городе Ельце.// Елецкая быль. – Липецк, 1994. – Вып.1, с. 61..

[5] Очерки истории Елецкого уезда. Выпуск первый. Н.А. Ридингер. Материалы для истории и статистики г.Ельца. – Елец, 1993. С. 39.

[6] Чекомазова В.И. Из истории елецкого купечества. – Елец, 2007.С.77.

[7] Заусайлов В.А. Купцы Петровы. Строители Елецкого Вознесенского собора/В.А. Заусайлов – Елец, 2005. С. 16.

[8] ГАЛО ф.167.оп.1.д.3.

[9] Очерки истории Елецкого уезда. Выпуск первый. Н.А. Ридингер. Материалы для истории и статистики г.Ельца. – Елец, 1993. С. 19.

[10] ЕКМ. Ведомости о почетнейших гражданах города Ельца, составленной городничим 29 февраля 1844 г. НВ 2181.

[11] Ныне Кировоград

[12]ЕКМ. Письмо Н.В.Ростовцева Господину Приставу 2-ой части г.Ельца. 20 декабря 1916 года.

[13] Очерки истории Елецкого уезда. Выпуск первый. Н.А. Ридингер. Материалы для истории и статистики г.Ельца. – Елец, 1993. С. 37.

[14] ГАОО ф.580.оп.2.д.3004.л.21.

[15] ГАОО ф.580.оп.2.д.3004.л.21.

[16] Шлихтование - нанесение на нити основы тонкого слоя клеющего состава (шлихты) для увеличения сопротивляемости нитей истиранию и многократному растяжению в процессе ткачества.

[17] Служащий для изготовления основы ткани; служащий для перематывания пряжи с катушек на один большой вал

[18] Голландер - назвавние машин для размола волокнистых материалов.

[19] ГАОО ф.580.оп.2.д.3004.л.21.

[20] Жирова И.А., Федорова О.Н. Очерки истории предпринимательства в Липецком крае в конце XIX – начале ХХ века. – Липецк, 2006. С. 152.

[21] Чекомазова В.И. Из истории елецкого купечества. – Елец, 2007.С.106.

[22] ГАОО ф.580.оп.2.д.3004.л.21.

[23] ГАОО ф.580.оп.5.д.316.л.156.

[24] ГАОО ф.580.оп.2.д.1887.л.12.

[25] Чекомазова В.И. Из истории елецкого купечества. – Елец, 2007.С.103.

[26] Очерки истории Елецкого уезда. Выпуск первый. Н.А. Ридингер. Материалы для истории и статистики г.Ельца. – Елец, 1993. С. 24.

[27] Чекомазова В.И. Из истории елецкого купечества. – Елец, 2007.С.89.

[28] Ктитор, греч., церковный староста, заведующий хозяйством в церквях.

[29] ЕКМ. Журналы Елецкой Городской Думы за первую и вторую половины 1894 г. – Елец. Типография Кочергина, 1898. С. 36.

[30] Заусайлов В.А. Купеческий Елец. Купеческий Елец: Альбом/ В.А.Заусайлов. – Елец, 2003. С. 45.

[31] Горлов В.П., Новосельцев А.В. Елец веками строился. – Липецк, 1993. С. 169.

[32] Заусайлов В.А. Купеческий Елец. Купеческий Елец: Альбом/ В.А.Заусайлов. – Елец. Вып.2, 2004. С. 17..

2006-2018 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.