ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Зарубежный экскурсионный туризм в досуговой сфере ставропольской молодежи в 60-х-70-х годах ХХ века: организационные основы и содержание

 

Лукаш Валентина Ивановна,

соискатель кафедры истории России Ставропольского государственного университета.

 

До середины 1950-х годов зарубежный экскурсионный туризм для населения СССР был практически не доступен и лишь с конца 1950-х годов это направление начинает развиваться, но так и не успеет приобрести массовый характер. И если к началу 1970-х годов в Америке и Европе международные путешествия становятся реальностью для большинства населения высокоразвитых индустриальных стран, то для советского человека они по-прежнему будут в основном недоступными

 Пожалуй, стоит отметить, что для СССР, где государственный режим был последователен в своей политики закрытости, появление возможности выехать за границу для получения «туристских» впечатлений уже было прорывом. В это время в стране формировалась мощная индустрия отдыха со своими институтами, продуктом, производственным циклом, методами организации и управления производством и в рамках этого процесса было предусмотрено зарубежное – «выездное» – направление экскурсионного туризма. И хотя оно получило соответствующее идеологическое обоснование – рычаг влияния на Запад и средство активизации движения солидарности с борцами за мир и «общественный прогресс» – несомненно, это уже был шаг в сторону создания условий для расширения контактов с целью познания мира.

При развитии зарубежного экскурсионного туризма особое внимание было обращено на молодежь. Молодежный туризм в первую очередь рассматривался как средство укрепления связей со странами народной демократии. В августе 1956 г. было принято специальное постановление ЦК ВЛКСМ, которое инициировало процесс установления прямых деловых контактов комсомольских республиканских, краевых и областных комитетов с молодежными организациями социалистических государств. Ознаменовав начало нового направления в туризме – международного молодежного – успешным проведением VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов, СССР приступил к его организационному оформлению – в рамках КМО СССР было создано Бюро международного молодежного туризма «Спутник». Вопрос о его создании был заслушан в комиссии ЦК КПСС (Постановление комиссии ЦК КПСС от 25 мая 1958 г.). А специальными постановлениями Секретариата ЦК ВЛКСМ (Постановление Секретариата ЦК ВЛКСМ 5 июня 1958 г.) и Президиума Комитета молодежных организаций СССР (Постановление Президиума Комитета молодежных организаций СССР от 1958г.) было создано Бюро международного молодежного туризма при Комитете молодежных организаций. Такое внимание оправдано целью создания: расширение «политических и культурных связей советской молодежи с молодежью капиталистических стран», упрочнение «братских связей с юношами и девушками стран народной демократии», создание «дополнительных благоприятных условий для распространения среди зарубежной молодежи правдивой информации о жизни советского народа»[1].

БММТ «Спутник» работало под непосредственным руководством ЦК ВЛКСМ. Были учреждены его республиканские, краевые и областные отделения. Задача Бюро Международного молодежного туризма состояла в проведении туристских путешествий зарубежной молодежи по Советскому Союзу и советской молодежи за границу на доступных для нее условиях. Оно должно было осуществлять оперативно-хозяйственное руководство туристскими лагерями, базами, маршрутами, разрабатывать планы строительства. Руководство Бюро осуществлялось председателем, который назначался и освобождался Президиумом КМО СССР. БММТ «Спутник» являлось хозрасчетной организацией, работа которой строилась главным образом на основе безвалютного туристского обмена с зарубежными организациями, занимающимися молодежным туризмом[2].

Сразу после создания БММТ в регионах были созданы его республиканские, областные и краевые отделения. Затем особым постановлением Секретариата ЦК ВЛКСМ от 6 декабря 1972 года они были преобразованы в бюро. В Ставропольском крае были созданы БМТ крайкома комсомола (с функциями контроля), БМТ Пятигорского горкома комсомола, БМТ обкома КЧАО. Вновь созданные организации были призваны развивать массовый туризм. С одной стороны, БМТ должны были обеспечить качественный прием и повышать эффективность пропагандистской работы с иностранными туристами, а с другой стороны, – особо важным направлением работы для них был подбор и подготовка советской молодежи для туристских выездов за рубеж[3].

В обязанности ставропольских БМТ входили разработка предложений по дальнейшему развитию молодежного туризма, разработка местных туристско-экскурсионных маршрутов на время отпусков и каникул, а также маршрутов выходного дня, руководство работой туристских баз. Чтобы разнообразить маршруты и условия отдыха, БМТ практиковали так называемый обмен туристскими группами между родственными предприятиями или учебными заведениями. БМТ выполняли производственную программу по приему и обслуживанию советских и иностранных туристов, по направлению юношей и девушек на отдых в молодежные лагеря, реализуя путевки на Всесоюзные тематические маршруты и другие виды путешествий.

Если проанализировать все функциональные обязанности БМТ, то это учреждение можно характеризовать как весьма энергичного менеджера, не только организующего турпоездки, но и отчасти создающего и улучшающего инфраструктуру досуговой сферы. БМТ заключало договоры с различными местными организациями, чьи территории оказывались включенными в туристский маршрут. Сущностью этих договоров была организация размещения и обслуживание туристов. На основании этих договоров туристов размещали в гостиницах, студенческих общежитиях, школах, интернатах, институтах, кемпингах. В рамках менеджмента БМТ организовывали питание туристов, заключая специальные договоры с ресторанами, кафе и столовыми, а также и само экскурсионное обслуживание, т.е. не только устанавливали режим и график обслуживания туристских групп экскурсоводами, но и обеспечивали перевозку туристов автотранспортом. И даже заручались содействием таких структур как краевое управление Министерства автомобильного транспорта и шоссейных дорог в осуществлении перевозок и приема учащихся старших классов и профтехучилищ[4].

Отметим, что помимо основных, БМТ занимались продажей туристам дополнительных услуг, издавая справочники, информационные бюллетени, путеводители, проспекты местных маршрутов. В их обязанности входило издание рекламных материалов. Кроме того составной частью туристского менеджмента БМТ была подготовка организаторов туризма и экскурсоводов, а также контролирующие функции при подборе кадров на временные туристские базы.

Вышестоящей инстанцией для местных БМТ являлся соответствующий районный или городской комитет комсомола. Комитеты несли ответственность за организацию работы Бюро молодежного туризма: утверждали и увольняли, согласно утвержденной номенклатуре, кадры; контролировали не только выполнение поставленных перед БМТ задач, но и выполнение ими производственно-финансовых планов, добиваясь рентабельности. Но вместе с тем, комитет комсомола был ответственным за создание необходимых условий для работы аппарата БМТ[5].

Вместе с райкомами и горкомами комсомола БМТ обеспечивали выполнение плана и графика поездок молодежи Ставрополья за границу. БМТ комплектовало группы, обеспечивая их наполняемость и своевременность комплектования. На них лежала обязанность по оформлению всех выездных документов.

Чтобы поддерживать постоянный рост численности выезжавших по путевкам БММТ, обком, райкомы и горкомы комсомола были обязаны обеспечить контрольную цифру, которая устанавливалась ежегодно от 1000 до 1500-2000 тысяч в год. Также подлежали утверждению планы распределения путевок между комитетами комсомола всех уровней и далее, между первичными организациями. Крайком комсомола был самой высшей инстанцией для утверждения планов направления молодежи за границу, списков руководителей групп выезжавших[6]. В качестве руководителей групп, выезжавших за границу, назначали секретарей горкомов, райкомов комсомола, а нередко назначали сотрудников УКГБ при СМ СССР по Ставропольскому краю[7]. Как правило, руководителя групп путевки предоставлялись с 50% скидкой и оплачивались командировочные расходы по территории СССР.

Одним из направлений в работе БММТ была деятельность международных молодежных лагерей отдыха. Путевки в эти досуговые учреждения также распределялись через комитеты комсомола и предоставлялись не всем желающим, а только передовикам сельскохозяйственного и промышленного производства, победителям социалистического соревнования, лучшим представителям интеллигенции и комсомольского актива[8].

Все вопросы относительно международного молодежного туризма относились к компетенции такого структурного подразделения крайкома комсомола как бюро молодежного туризма. Именно краевое БМТ курировало утверждение планов, и списков, как руководителей, так и выезжавших. Но контролирующая функция оставалась за крайкомом комсомола. Не всегда первичные комитеты комсомола могли справиться с реализацией путевок, так как таковые не предоставлялись бесплатно. Желающий приобрести путевку мог рассчитывать на некоторую компенсацию со стороны профсоюзной организации, членом которой он состоял.

Стоимость путевок менялась в соответствии с покупательской способностью рубля, но всегда оставалась высокой. Так в начале 1960-х годов большинство туров в соцстраны и страны народной демократии стоили около 200 рублей. Например, в 1962 г. путевка в Чехословакию на 14 дней стоила 110 рублей (без дороги). Еще нужно было заплатить за билеты до Праги – около 60 рублей и приобрести валюту на 27 рублей. В итоге – 197 рублей. Путевки в Румынию и Болгарию стоили 150 рублей, плюс дорога до Москвы и обмен валюты.

Пятнадцатидневное путешествие в Индию в этом же году стоило 430 рублей от Москвы. Путевка в Финляндию на 9 дней стоила 134 рубля от Ленинграда, на валюту разрешалось потратить 12 рублей. Круиз вокруг Европы на одном из самых комфортабельных в то время лайнеров «Шота Руставели» обходился в 500-800 рублей (в зависимости от класса каюты). Круиз вокруг Западной Африки на теплоходе «Башкирия» стоил от 600 до 827 рублей, плюс дорога до Одессы и покупка валюты на 24 рубля[9].

А в середине 1970-х цена поездки по линии БММТ «Спутник» в ГДР составляла 900 руб., в то время как поездка по линии ВЦСПС составляла 1050 руб. Меньше всего эта разница ощущалась в стоимости путевок в западные страны, такие как Франция и Австрия, так как уровень сервиса в них был довольно высок – свыше 1 300 рублей. Крайком комсомола даже принял специальное постановление, в соответствии с которым, БМТ крайкома комсомола не принимало от комитетов комсомола нереализованные путевки. В этом случае комитет комсомола, не сумевший реализовать путевку, компенсировал ее стоимость[10].

Распространенным было участие ставропольской молодежи в так называемых поездах дружбы, т.е. путешествие в страны социалистического содружества в составе общесоюзных объединенных групп[11]. По путевкам БММТ желающие могли выехать в ГДР (длительность пребывания 12 дней), в ВНР (длительность пребывания 14 дней), ЧССР Чехословакию (длительность пребывания 12 дней), ПНР Польшу (длительность пребывания 12 дней), на Кубу (длительность пребывания 12 дней), Арабскую Республику Египет (длительность пребывания 14 дней)[12].

Внешнеполитические события всегда влияли на развитие туризма и определяли туристические маршруты. Венгерские и чехословацкие события сразу снизили турпоток в эти страны, и лишь со временем удалось его восстановить. Но совсем выезд в эти страны не был закрыт даже в годы печально известных событий, так как международный туризм в СССР признавался не только видом отдыха, но и «средством коммунистического воспитания». В «Правилах поведения советских граждан, выезжающих за границу» есть такой пункт: «Во время пребывания за границей советские граждане, используя имеющиеся возможности, должны в умелой форме разъяснять миролюбивую внешнюю политику Советского правительства и достижения советского народа в развитии экономики, науки, культуры и других областях коммунистического строительства»[13].

В начале 1960-х годов ставропольцы могли посетить еще дружественные тогда Народную Социалистическую Республику Албанию и Китайскую Народную Республику. Затем эти страны были исключены из советских туристических маршрутов, но зато в 1964 г. появился авиатур на Кубу с посещением Мексики, в 1965 г. этот тур дополнился посещением Парижа, а в 1966 г. – Италии и Чехословакии. Сближение СССР и Египта, начавшееся со второй половины 1950-х гг., открыло новый маршрут для туристов. И со второй половины 1960-х голов ставропольцы могли поехать в тур по Египту, тогда еще называвшемуся ОАР (Объединенная Арабская Республика).

Выбор капиталистических стран для турпоездки был небольшим: ежегодно отправлялось несколько групп в Финляндию, отдельные представители могли попасть в морской круиз «Вокруг Европы» или «По Средиземному морю», в круиз «По Дунаю», одну-две группы в год направляли во Францию или Англию, Австрию, Канаду, США. Совсем экзотическими и эксклюзивными были туры в Африку, Индию, круиз вокруг Японии[14].

Чаще всего ставропольцы посещали Болгарию, путевка в рамках этого тура предполагала отдых на море. Здесь все напоминало родную советскую действительность, что и стало причиной появления тогда в Советском Союзе поговорки: «Курица не птица, Болгария – не заграница». Самым популярным у ставропольцев по свидетельству сотрудницы ставропольского регионального отделения БММТ «Спутник» В.С. Пилигиной был тур в ГДР[15].

Программы путешествий обязательно включали посещение заводов, фабрик, сельскохозяйственных предприятий, а также исторические памятники – Шипка в Болгарии, Трептов-парк в ГДР, древние монастыри в Венгрии и т.д. В рамках пребывания в городах обязательным было посещение музеев в Дрездене, Берлине, Праге, Варшаве, Софии. Выезжавшие ставропольцы обязательно посещали сельскохозяйственные кооперативы в Болгарии, Венгрии. В Чехословакии особой популярностью пользовались посещения пивзаводов. Путешествия в Египет обязательно включали посещение строящейся или уже построенной при помощи СССР Асуанской плотины[16].

Бюро молодежного туризма крайкома комсомола занималось организацией специализированных групп для зарубежных поездок. Как правило, в составе таких групп были представители комсомольского актива. Активисты составляли почти половину всех выезжавших – до 500 человек в год. Обоснованием для такого подхода к комплектованию групп было мнение, что активисты способны достойнее других представить советскую молодежь за рубежом[17]. В целом же, достаточно часто крайком комсомола указывал низовым структурам повысить требовательность к подбору юношей и девушек в туристские поездки за границу.

Руководители групп при написании обязательных отчетов, сами не замечая этого, подтверждали, что выехавшие за рубеж представители советской молодежи испытывали шок, ошеломленные возможностями туристской индустрии развлечений, усиленный изобилиями супермаркетов. В подобной ситуации психологически комфортнее было пребывание в группе, хотя все же находились те, кто, быстро выйдя из состояния шока, торопился приобщиться и воспользоваться предоставленными возможностями. Внимание с последующим неодобрением одинаково вызывали и те из туристов, кто пытался продать вывезенные товары, чтобы получить вожделенную местную валюту, и те, кто ходил, объединившись в группу, скрупулезно считая выданную валютную мелочь. Руководители групп указывали на моральную незрелость и неустойчивость туристов, которые часто в свободное время предпочитали посещать не совсем «политически выдержанные», по мнению идеологических работников, заведения: стриптиз-бар, храмы, рестораны[18].

Своё недовольство качеством обслуживания высказывали и сами туристы. Основные нарекания поступали на обилие свободного времени, на непрофессиональное обслуживание переводчиками, которые не знали достопримечательностей. Часто группы забывали встретить, обеспечить транспортом, программа и питание не были распланированы, в результате чего туристы не имели возможности даже принять душ, маленького сухого пайка не хватало[19].

Уделяя внимание идеологическому инструктажу работники, ответственные за комплектование групп, могли не только допустить срывы и серьёзные просчеты в оформлении документов, но и упустить из виду необходимость в инструктаже о погодных и климатических условиях той страны, куда отправлялись туристы. И только по той причине, что сами не знали. А туристы отправлялись в далекое путешествие, не захватив соответствующей сезонной одежды, из-за невнимательности люди путешествовали с просроченными документами[20].

Как показал анализ документов зарубежный экскурсионный туризм как одно из туристских направлений так и не приобретет дифференциации, а останется конвейерным с присущим такому туризму примитивизмом и однообразностью. И все же, несмотря на определенные негативные стороны, расширение досуговой сферы ставропольской молодежи за счет зарубежного экскурсионного туризма, имело много позитивного. Прежде всего, это эмоциональное обогащение и новые впечатления, получаемые в ходе турпоездок. Каждая из поездок давала импульс к размышлениям и сравнениям. Приобретался опыт поведения в иных повседневных условиях, а вместе с ним и толерантное отношение к иной культуре.

 

Литература

 

1. Андреева Е.Б. Туризм в СССР: организационная структура системы туризма и международных обменов во второй половине ХХ века // Туризм и культурное наследие. – Вып. 3. – Саратов: Издательство СГУ, 2009. – С. 98-102.

2. Государственный архив новейшей истории Ставропольского края (ГАНИСК) Ф. 63. Крайком комсомола, 1960-1979 гг.

3. Рогатин Б., Квартальнов В. Орбиты «Спутника». – М., 1976. – 125 с.

4. Литвинов В.В. Международные связи Ставрополья, Дона и Кубани во второй половине ХХ века. – Ставрополь, 1995. – 198 с.

5. Шевырин С. За границу! (Из истории зарубежного туризма в СССР) [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.politarchive.perm.ru/publikatsii/stati/za-granitsu-iz-istorii-zarubezhnogo-turizma.

 

Поступила в редакцию 31.08.2010 г.



[1] Андреева Е.Б. Туризм в СССР: организационная структура системы туризма и международных обменов во второй половине ХХ века // Туризм и культурное наследие. – Вып. 3. – Саратов: Издательство СГУ, 2009. – С. 99-100.

[2] Рогатин Б., Квартальнов В. Орбиты «Спутника». – М., 1976. – С. 51-53.

[3] ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 12. – Д.8. – Л. 13.

[4] ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 12. – Д.11. – Л. 53.

[5] ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 13. – Д. 5. – Лл. 24-25.

[6] ГАНИСК. – Ф.63. – Оп. 13. – Д. 4. – Лл. 20, 21; ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 14. – Д.8. – Л. 26; ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 15.– Д. 10. – Л. 29.

[7] ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 14. – Д. 8. – Л.26.

[8] ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 13. – Д. 4. – Л. 30; ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 14. – Д.8. – Лл. 26, 33.

[9] Шевырин С. За границу! (Из истории зарубежного туризма в СССР) [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.politarchive.perm.ru/publikatsii/stati/za-granitsu-iz-istorii-zarubezhnogo-turizma.

[10] ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 14. – Д. 8. – Л. 26.

[11] ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 13. – Д. 14. – Л.33.

[12] ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 12. – Д.14. – Л. 5; ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 12. – Д.17. – Лл. 7-8; ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 13. – Д.14. – Лл. 33, 57; ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 14. – Д.18. – Л. 126; ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 15. – Д.14. – Л. 19.

[13] «Правила организации самодеятельных туристских путешествий» от 07.12.1961.// ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 7. – Д. 10. – Л. 48.

[14] ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 7. – Д.10. – Л. 15; ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 10. – Д.19. – Лл. 17-18; ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 12. – Д.14. – Л. 23; ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 14. – Д.11. – Л. 26; ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 16. – Д.11. – Л. 29.

[15] Литвинов В.В. Международные связи Ставрополья, Дона и Кубани во второй половине ХХ века. Ставрополь, 1995. – С. 135.

[16] ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 12. – Д.14. – Л. 5; ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 12. – Д.17. – Лл. 7-8; ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 13. – Д.14. – Лл. 33, 57; ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 14. – Д.18. – Л. 126; ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 15. – Д.14. – Л. 19.

[17] ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 13. – Д. 8. – Л. 19.

[18] ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 7. – Д.10. – Л. 15; ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 10. – Д.19. – Лл. 17-18; ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 12. – Д.14. – Л. 23; ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 14. – Д.11. – Л. 26; ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 16. – Д.11. – Л. 29.

[19] ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 12. – Д.14. – Л. 25; ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 12. – Д.17. – Л. 37; ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 13. – Д.14. – Л. 35; ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 14. – Д.16. – Л.26; ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 15. – Д.18. – Л. 39.

[20] ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 11. – Д.24. – Л.36; ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 13. – Д.17. – Л. 18; ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 15. – Д.11. – Лл. 133-135; ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 16. – Д.18. – Л. 11; ГАНИСК. – Ф. 63. – Оп. 17. – Д.12. – Л. 24.

2006-2018 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.