ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Европейские антропософы о роли англо-американской политической элиты в истории России начала XX века

 

Шустрова Тамара Валентиновна,

кандидат экономических наук.

 

Историческое событие вряд ли может быть понято, если остаются без внимания стратегические цели главных его участников. Можно сказать, долгосрочные цели лежат в основе более поздних по времени событий. В свою очередь, цели во многом, а может быть и прежде всего, определяются представлениями, заложенными в сознание участников и постоянно стоящими на «заднем плане» конкретных решений.

Одним из основных участников, под влиянием которого развивались важнейшие события начала XX-го века, является англо-американская политическая элита. В данной работе сделана попытка систематизации её долгосрочных целей относительно России на основе анализа публикаций журнала европейских антропософов «Der Europäer»[1]. Чтобы понять общий дух взглядов авторов этого журнала, были изучены также публикации относительно Первой мировой войны, Германии, американской внешней политики, социальных экспериментов XX-го века, борьбе культур и другие, не вошедшие в список представленной литературы, но, без сомнения, повлиявшие на результаты исследования. Заметим, что господином Томасом Майером (Тhomas Meyer), основателем издательства, в центре которого стоит указанный журнал, утверждается отсутствие зависимости издательства от какой-либо политической, экономической или духовной организации.

 

Глобальная цель англо-американской политической элиты

 

Согласно основоположнику антропософии Рудольфу Штейнеру (Rudolf Steiner, 1861-1925) у большого числа англо-саксонских политических деятелей, как официальных, так и стоящих за ними, существуют два основных представления [11]:

1.                  Англо-саксонской расе выпала миссия мирового господства, как в настоящем, так и на долгие столетия в будущем.

2.                  Социальный вопрос, являющийся импульсом, то есть побудительной причиной развития мировой истории, в конечном итоге должен быть изжит.

Указанные представления принимаются европейскими антропософами в качестве ключа к пониманию стратегии английской и позднее англо-американской политической элиты, которую называют «Запад внутри Запада» [13].

Во многих публикациях прямо или косвенно, но утверждается, что важнейшая долгосрочная цель этого Запада состоит в том, чтобы овладеть миром. При этом весь мир должен функционировать согласно англо-саксонскому характеру [1, 2, 11, 14, 18].

Предположим, что англо-саксаксонская элита последовательно воспитывалась в указанных выше представлениях. Допустим, что у англоговорящего истеблишмента есть вера в силу своего народа, способного весь мир пронизать англо-саксонской сущностью. Допустим также, что появившиеся с конца XIX-го века политические программы-карты действительно отражают реальные желания англо-американской элиты по политическому переустройству мира с целью своего господства сначала на европейском и славянском пространствах, а позднее на общемировом уровне [17, 18]. Тогда можно сделать вывод, что глобальной целью англо-американской политической элиты, появившейся, по крайней мере, уже в конце XIX-го века, является осуществление мирового господства с таким контролем поведения остальных социальных слоёв общества, при котором её статус сохраняется на длительное время.

Препятствием Западу для овладения Евроазией были страны центральной Европы и прежде всего Германия. Интенсивно поднимающаяся Германия была главным конкурентом в торговле и страной другой духовной направленности. Германию необходимо было ослабить и не дать ей превратится в независимую силу, способную стремиться к политическому и экономическому господству на Европейском континенте. Нужно было предотвратить её самостоятельность и включить на вторых ролях под господство англо-американской политической элиты [6, 7, 8, 16, 17, 19, 21].

 

Подведение России под воспитательно-экономический контроль Запада

 

Одним из средств постепенного достижения мирового господства англо-американская политическая элита видит Россию, как объект использования полезных ископаемых и природных богатств. При этом между западными странами (в начале XX-го века в лице Англии, США и Франции) и Россией должны быть созданы прямые экономические и идеологические связи, минуя страны центральной Европы и прежде всего Германию [8, 9, 17, 22].

По логике европейских антропософов суть отношений Запада с Россией состоит в формировании у её населения:

1.                  Веры в то, что в англоговорящем народе лежит сила, способная вести мир в будущее.

2.                  Убеждения в том, что национальные интересы России достигаются под защитой и при поддержке англоговорящих народов.

Славянское население должно так пропитаться верой в способность англо-американской элиты вести мир в будущее, чтобы отдать необходимое «тепло сердец для этого едущего через мир английского паровоза». У славянских народов должно воспитываться чувство необходимости западной культуры. Подведение народа России под воспитательное англо-саксонское влияние помимо отдачи «тепла сердец», способствует более эффективному её использованию в качестве экономического объекта и прежде всего для англо-американских плутократов, осуществляющих власть благодаря богатству и деньгам [17, 18, 21].

Расширению материальных возможностей Запада через установление прямых и особенных отношений с Россией мешала Германия, которая, со своей стороны, тоже была заинтересована в ресурсах России. Так после захвата власти большевиками борьба между Западом и Германией за Россию преследовала более ощутимую экономическую выгоду, чем получение плюсового торгового сальдо. Речь шла о разделении западных областей бывшей царской империи на зоны влияния. В тот момент выиграла Германия. Она, в результате подписанного 3-его марта 1918 года сепаратного Брест-Литовского договора, получила от большевиков Польшу, Финляндию, Балтийские провинции и Украину. Немецкая тяжёлая индустрия обрела доступ к богатым железом месторождениям на Украине и марганцевой руде на Кавказе. Остальная Россия также должна была снабжать Германию различными видами сырья [18].

Но сразу же после заключения договора в Брест-Литовске один из влиятельнейших политических деятелей Запада лорд Мильнер представил английскому правительству позицию, в которой утверждал, что нужно всеми средствами предотвратить использование немцами ресурсов России: «Гражданская война или просто продолжение хаоса и беспорядка было бы для нас преимуществом». Через три дня после заключения Брест-Литовского договора английские войска расположились в Мурманске, в апреле во Владивостоке, в августе в Архангельске. Французские, японские и американские войсковые части поддержали акцию. Россия утонула на последующие три года в хаосе гражданской войны, которую Мильнер в интересах Запада считал своевременно необходимой [18].

Исходя из вышеизложенного, можно сказать, что основной долгосрочной целью Запада по отношению к России является подведение её под воспитательно-экономический контроль, чтобы расширить, прежде всего, экономические возможности Запада.

 

Подведение России к вступлению в Первую мировую войну на стороне Антанты

 

Одним из средств ослабления Германии, как, впрочем, и России, является недопущение между ними союза, который мог бы стать упорной угрозой продолжению британского господствующего положения. Мировое господство англо-американского Запада не может быть достигнуто, если Германия объединится с Россией [3, 4, 17].

Недопущение союза России и Германии означало в то время, по существу, борьбу Запада с Германией за Россию, за подведение России к вступлению в Первую мировую войну на стороне Антанты. Ссылаясь на исследование Ренаты Римек (Renate Riemeck) сообщается, например, что известные политические круги Англии уже с 80-х годов XIX-го века вынуждали Францию к союзу с Россией, который оформился в 1894 году и явился одной из предпосылок Первой мировой войны [15].

Большое значение для подведения России к участию в Первой мировой войне имело массивное финансирование Западом, особенно Францией, с 1914 года вооружения России. Финансирование вооружения России – это один из способов помочь себе против стран центральной Европы с помощью России [9].

В качестве второго способа, используемого для подведения России к участию в Первой мировой войне, отмечается поддержка Западом российской «партии войны» в её борьбе против Распутина. Григорий Распутин, оказывающий огромное влияние на царский двор, рассматривается как чуть ли не единственный противник войны. Но он активно действовал против войны, потому что предвидел конец монархии в России, как её следствие. Влияние Распутина должно было быть устранено, чтобы Россия вступила в войну. Это было главным основанием первого покушения на него летом 1914 года, после которого он практически не мог влиять на царя [9, 15].

Как известно, в результате Первой мировой войны Германия ослаблена экономически и урезана территориально. Вступление США в войну в 1917 году маркирует начало американского господствующего положения в Европе [6].

 

Инсталляция социалистических экспериментов в России

 

Согласно Рудольфу Штейнеру и логике его последователей для постепенного достижения англо-американской политической элитой своего мирового господства необходимо решение социального вопроса, то есть разработка технологий для успешного управления населением мира. Здесь уместно напомнить, что в Европе в конце XIX-го века поднимающийся пролетариат порождал страх во властных структурах западных кругов.

Рудольф Штейнер говорил, что определённые западные круги планируют организовать в России «социалистические эксперименты». Эти эксперименты, помимо прочего, должны были служить тому, чтобы в своём окончательном провале идею «социализм» возможно длительнее дискредитировать [9]. Другими словами, усмирить пролетариат, показав ему «лицо» социализма. Более того, в работе [20] инсталляция социалистических экспериментов в России прямо относится к событиям, инспирируемых Западом. Кроме этого, ссылаясь на работы известного английского оккультиста и историка Харрисона (C.G.Harrison) обращается внимание на то, что в Англии уже в 80-е годы XIX-го века широко говорилось о приближении большой европейской войны и необходимости проведения в России политических и экономических опытов, какие в Западной Европе приведут к неисчислимым сложностям [18].

Исходя из вышеизложенного, второй долгосрочной целью англо-американской политической элиты относительно России была инсталляция на её территории социальных экспериментов для разработки методов контроля над населением. Эта цель, в силу её особенного значения для истории России, более детально рассмотрена в отдельном разделе данной работы.

Ранее было отмечено, что англо-американской политической элите для достижения мирового господства необходимо было исключить Германию, как независимую силу. Важнейшей предпосылкой для проведения социалистических экспериментов в России также было исключение Германии (и всей центральной Европы), как самостоятельной экономической и политико-культурной силы, и разделение мира на западную и восточную зоны, что и было достигнуто в результате Первой мировой войны [17].

Первая мировая война не только ослабила Германию, но, ослабив и расшатав Россию, подготовила почву для большевистской революции 1917 года и, в конечном итоге, сделала возможным проведение в России социалистических экспериментов [6].

На рис.1 представлена схема стратегических целей англо-американской политической элиты относительно России, выявленных на основе анализа работ европейских антропософов.

 

Рис.1.

 

Мы не видим противоречия между целью подведения России под воспитательно-экономический контроль Запада и целью инсталляции в ней социалистических экспериментов. Вполне вероятно, что Западом относительно России осуществлялось попеременное следование этим задачам. Думается, что расширение экономического пространства и своего общего влияния являются более приоритетными задачами. Наработка же технологий для решения социального вопроса осуществляется в период, когда для этого представляется историческая возможность, например, Первая мировая война. Кроме того, при наработке методов и средств управления населением может продолжаться использование ресурсов. Или, например, европейская Россия могла предназначаться для социалистических экспериментов, а Сибирь, в которой находятся те ресурсы, которые полагали необходимыми для послевоенного развития, отдаётся под экономический контроль в качестве отдельной федерации [18].

 

Детализация блока «Инсталляция социалистических экспериментов в России»

 

Чтобы провести социалистические эксперименты в России, необходимо было подвести русский народ под власть антисоциальной группы. Отметим также, что внедрение антисоциального правительства является одним из методов достижения мирового господства группой англо-американских плутократов, существенно влияющих на официальных политиков. В 1917 году для приведения к власти большевиков в России был осуществлён социалистический переворот (революция). Напомним, что октябрьская революция произошла практически сразу же после буржуазной, разрушившей монархию [18, 20].

Согласно Рудольфу Штейнеру выбор именно России для проведения социалистических экспериментов объясняется тем, что на её территории проживает «население, которое носит в себе росток социалистической организации» и плутократы знают об этом. Привести этот «росток-импульс» под управление антисоциальной группы – хорошо просчитанная ими цель [20]. Другими словами, Россия больше годится для инсталляции социалистических экспериментов, чем любой другой европейский народ, и плутократы знают об этом. Для «избранности» России являлось существенным представление, что Запад не очень подходит для социалистических экспериментов, потому что не должен быть разрушен [11]. Заметим здесь, что запуск «социалистических экспериментов» позволяет к тому же ослабить Россию как возможного конкурента.

Важность участия России в Первой мировой войне для осуществления социалистической революции трудно переоценить. Война ослабила и расшатала Россию в той степени, которая оказалась достаточной для проведения конкретных действий и, как следствие, для подведения России под власть антисоциальной группы. Остаётся выбрать подходящий момент, например, краткий момент вакуума власти. Отметим здесь, что социалистическая революция привела к началу полного уничтожения всех русских традиций, к началу создания «Советской цивилизации» [23].

Большое значение для подведения России под власть антисоциальной группы имело массивное финансирование революции Западом. Ссылаясь на исследования Элизабет Хериш (Elisabeth Heresch) отмечается, что Англия в сентябре 1916 года выдала 21 млн. рублей на свержение царизма. Февральская революция 1917 года существенно поддерживалась англо-французскими группами. Много больше денег для русской революции предоставил Яков Шифф, президент Нью-Йорского банка «Кuhn, Loev u.Co.». Яков Шифф, возмущённый царской политикой по отношению к евреям, уже с 1890 года занимал активную позицию в борьбе против монархии и «предписал её разрушение». Между 1918 и 1922 годами от советской стороны в банк «Кuhn, Loev u.Co.» было возвращено назад 600 млн. долларов в золоте [9].

Роль кайзеровской Германии в октябрьской революции оценивается как решающая. Германия приняла план Парвуса (Израиля Лазаревича Гельфанда), последовательного борца с царизмом, живущего из-за различных обстоятельств, связанных как с революционной деятельностью, так и с личным обогащением то в Швейцарии, то в Германии, то в Турции. Хотя и с целью исключения России из войны, но Германия выделила в течение 1915-1918 годов значительные суммы денег на пропаганду и саботаж в русской армии. Помимо финансирования Германия переправила Ленина и его соратников в апреле 1917 года в пломбированном вагоне из Швейцарии в Россию. Ленин стал вождём большевицкого переворота [9].

План Парвуса включает следующие цели:

- изматывание России в войне, что означало для Германии улучшение её положения в войне;

- разрушение монархии;

- осуществление переворота к социализму.

Указанная последовательность целей плана Парвуса точно соответствует логике «проведения социалистических экспериментов», как её тогда понимали на Западе. Особенно отметим здесь предположение, что Германия, которая в России развивала социалистическую революцию, чтобы улучшить своё положение в войне, была фактически для Запада «в качестве используемого идиота». А вступление Америки в войну в апреле 1917 года рассматривается больше чем случай, а именно: Россия, вышедшая из войны вследствие революции, была сознательно заменена другим участником войны [9].

Мы не видим противоречия между целью исключения Германии, как конкурента в борьбе за мировое господство (рис.1), и использованием её для организации в России революции, которая приводит к улучшению перспектив Германии в войне. Вполне возможно, что на каком-то отрезке времени цель подведения России под власть антисоциальной группы стала ощутимо достижимой и временно можно было ослабить скорость продвижения к другой, пусть и более приоритетной цели. Тем более, что в войну на стороне Антанты вступили США и возможно действительно предназначались для замены России в войне против Германии.

На рис. 2 представлена схема стратегических целей англо-американской политической элиты относительно инсталляции социалистических экспериментов в России.

Кто стоял позади англо-американской политической элиты? Европейские антропософы в своих исследованиях обращают особое внимание на следующее.

Духовным отцом англо-саксонских политиков, как действующих, так и формирующих восприятие мира, был Фрэнсис Бэкон (Francis Bacon,1561-1626), философ и лордканцлер английской короны. В своём самом знаменитом произведении «Новая Атлантида» Бэкон писал о создании некоего ордена, «дом Соломона», для познания истиной природы всех вещей. Знания должны служить созданию на земле материального рая, быть технологически полезны, финансово ценны и в войне используемы. Орден предоставляет все свои знания господству Олигархии и пути достижения такого рая для остального человечества остаются неизвестными [12, 19].

К узкому кругу мыслителей, определивших в первой половине XX-го столетия политику Великобритании и позднее США, относится крупнейший учёный-геополитик H.Mackinder (1861-1947). Одним из условий мирового господства Хэлфорд Макиндер считал контроль над Восточной Европой. По его мнению, тот, кто господствует в Восточной Европе, сможет покорить Евроазию, которая рассматривалась им, как и позднее Збигневом Бжезинским (Zbigniev Brzezinski), в качестве важнейшей области земли и ключом к мировому господству [2, 1].

 

Рис. 2.

 

К числу сил, влиявших на практическую политику Запада, относятся масоны, «группа Мильнера», Орден «Череп и кости».

Масонами высокого градуса было постановлено разжигание Первой мировой войны [18].

Общей целью сети организаций, работающих под руководством группы Мильнера, было распространение в мире английского образа мышления, английской культуры и борьба против немецкого влияния. Центром сети был Оксфордский университет. Группа Мильнера видела в Германии страну, которая стояла на пути расширения английской культуры и предлагала миру другую модель, которая оценивалась ими как реакционная и деспотическая. Группа Мильнера служила созданию общего фронта борьбы против Германии и оценивается как очень важный влияющий фактор на английскую официальную политику во время Первой мировой войны и Версальской послевоенной конференции. Лорд Мильнер (1854-1925) признаётся лицом, направлявшим усилия английской политической элиты на разрушение монархии в России [10].

Орден «Череп и кости», созданный в1833 году, объединяет представителей старых американских семей и финансового мира. Центром ордена является Йельский университет. Орден обозначается как агент американизации и создания мировой системы с американским господством. Ссылаясь на Энтони Саттона (Anthony Satton), работы которого известны в России, отмечается, что в основе деятельности ордена лежит следующее представление: искусственно созданный и контролируемый конфликт неких сторон может привести к запланированным историческим изменениям. То есть, внешние политические факты после какого-то важного события, например войны, являются автоматически полученным результатом сознательно действующих сил [3, 4, 5]. Может быть, что Первую мировую войну во многом можно рассматривать как такого рода конфликт между Россией и Германией.

Согласно Рудольфу Штейнеру в борьбе за Россию тон политикам Запада задаёт группа плутократов. Отмечается огромное влияние на англо-американскую политику еврейского капитала, особенно массивно действующего после первого конгресса сионистов в 1897 году в Базеле. Обращается наше внимание на то, что в августе 1917 года среди 24 участников миссии американского Красного Креста в России было только восемь медицинских работников, но зато 16 финансовых консультантов и юристов из нью-йоркских банковских кругов. Необходимые денежные средства поступали из Федерального Резервного банка, директор которого Уильям Бойс Томрсон (B.Thompson) являлся руководителем этой миссии [18].

Рудольф Штейнер на вопрос, что можно сделать человеку перед лицом происходящего, ответил: «Первое, что можно сделать – это пытаться понять положение вещей. Потом придут мысли и силы, чтобы воздействовать» [14]. Основываясь на категориях мышления европейских антропософов, нам представляется, что здесь имеются в виду те мысли и духовные силы, которые помогут скорректировать развитие мира от достижения групповых, узкоэгоистических целей в сторону его гуманизации. При этом предполагается, что более взвешенное и более уверенное знание, в частности об импульсах и планах англо-американской политической элиты, формируется каждым с учётом нескольких точек зрения, не принимая безоговорочно некую систему на основе её авторитетности или своих симпатий.

 

Литература

 

1. Bracher Andreas, Der Europäer, Jg.2/Nr.6/April 1998, „ Zbigniew Brzezinski, Die einzige Weltmacht. Amerikas Strategie der Vorcherrschaft“.

2. Bracher Andreas, Der Europäer, Jg.3/Nr.5/März 1999, „Halford Mackinder und die Beziehungen Mitteleuropas zum Slawentum“.

3. Bracher Andreas, Der Europäer, Jg.3/Nr.6-7/May 1999, „Schädel und Knochen“ an der Wall Street“, Teil 1.

4. Bracher Andreas, Der Europäer, Jg.3/Nr.8/Juni 1999, „Schädel und Knochen“ an der Wall Street“, Teil 2.

5. Bracher Andreas, Der Europäer, Jg.4/Nr.11/September 2000, „Ein Intrrview mit Anthony Sutton“.

6. Bracher Andreas, Der Europäer, Jg.4/Nr.9/10/ Juli/August 2000, „Zur „Urkatastrophe“ des 20. Jahrhundertes“.

7. Bracher Andreas, Der Europäer, Jg.4/Nr.4/ Februar 2000, „Nationalsozialismus, Antifaschismus und Anthroposophie“, Teil 1.

8. Bracher Andreas, Der Europäer, Jg.4/Nr.5/ März 2000, „Nationalsozialismus, Antifaschismus und Anthroposophie“, Teil 2.

9. Bracher Andreas, Der Europäer, Jg.5/Nr.9/10 Juli/August 2001, „Rasputin, Parvus und die sozialistischen Experimente in Russland“.

10. Bracher Andreas, Der Europäer, Jg.4/Nr.7 Mai 2000, „Das anglophile Netzwerk“.

11. Brei Gerald, Der Europäer, Jg.13/Nr.12 Oktober 2009, „Wie westliche Finanzeliten dem Dritten Reich den Weg bereiteten“.

12. Jürgens Franz, Der Europäer, Jg.11/Nr.6 April 2007, „Woodrow Wilson(2) „Herrschaft der wenigen duch geistige Mittel...“.

13. Kolisko Eugen, Der Europäer, Jg.5/Nr.4 Februar 2001, „Vom Römischen Reich zur heutigen Globalisierung“.

14. Meyer Thomas, Der Europäer, Jg.3/Nr.8 Juni 1999, „Fakten, Lügen, Langzeitpläne“.

15. Meyer Thomas, Der Europäer, Jg.5/Nr.9/10 Juli/August 2001, „Völker Europas – wahrt eure heiligsten Güter“.

16. Molt Emil, Der Europäer, Jg.13/Nr.12 Oktober 2009, „Die grosse Tragik Mitteleuropas und der Impuls der freien Schulen“.

17. Meyer Thomas, Der Europäer, Jg.14/Nr.5 März 2010, „Madeiva als Kreuzungspunkt weltgeschichtlicher Strömungen“.

18. Meyer Thomas, Der Europäer, Jg.14/Nr.6/7 April/Mai 2010, „Die geplante und auf politischen Karten skizzierte Zertrümmerung Mitteleuropas und ihre schrittweise Realisierung“.

19. Pfeifer Herbert, Der Europäer, Jg.2/Nr.6 April 1998, „Europa und die Entfaltung der Bewusstseinsseele“.

20. Steiner Rudolf, Der Europäer, Jg.3/Nr.5 März 1999, „Kampf um den Russischen Kulturkeim“.

21. Steiner Rudolf, Der Europäer, Jg.?/Nr.5 ? 2010, „Das Deutschtum als kleinstes Hindernis“.

22. Weidenhausen Gerd, Der Europäer, Jg.4/Nr.4 Februar 2000, „Die Tschetschenien – Falle“.

23. Weidenhausen Gerd, Der Europäer, Jg.4/Nr.7 Mai 2000, „Russland im Übergang zum 21.Jahrhundert“, Teil 1.

 

Поступила в редакцию 03.09.2010 г.



[1] В большинстве случаев указано несколько статей, анализ которых привёл к интерпретации, данной в соответствующем абзаце, и не является ссылкой на какое-то конкретное высказывание.

2006-2018 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.