ISSN 1991-3087
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

НА ГЛАВНУЮ

Проблемы исполнения договора имущественного страхования

 

Раков Максим Александрович,

аспирант Нижегородского коммерческого института,

юрисконсульт Нижегородского отделения Агентства юридической безопасности ИНТЕЛЛЕКТ-С.

Научный руководитель – кандидат юридических наук, доцент

Сиземова Ольга Борисовна.

 

Гарантированные в 1993 году Конституцией Российской Федерации основы конституционного строя, а именно: свобода экономического пространства; свобода экономической деятельности; свобода перемещения товаров, услуг и финансовых средств – в действительности стали основой того, что в настоящее время социально – экономические отношения в России носят достаточно дифференцированный и многогранный характер.

При этом гарантия дальнейшего прогрессивного развития социально – экономических отношений не может заключаться лишь в предоставлении соответствующих условий для движения вперед, но также должна предусматривать возможность обеспечения сохранения достигнутого благосостояния субъектов таких отношений. Одним из основных и наиболее эффективных средств защиты и обеспечения сохранности имущественных интересов как физических и юридических лиц, так и Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, следует признать имущественное страхование.

Актуальность исследуемой темы заключается в том, что в настоящее время, некоторые аспекты, касающиеся данного вида обязательства вызывают множество противоречий.

В российском праве договором признается сделка, являющаяся основанием возникновения обязательства. Также договор можно определить как правовое средство индивидуального регулирования общественных отношений. В частности, Гражданский кодекс РФ содержит обособленное определение договора имущественного страхования. Так в ч.1 ст. 929 ГК РФ закреплено, что по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Обязательства по имущественному страхованию содержат в себе множество проблем, ввиду недостаточного нормативного урегулирования, а также содержания в них множества коллизионных норм. Сущность проблем, связанных с исполнением заключенных договоров имущественного страхования заключается в том, что они выявляются только после наступления страхового случая, когда у страхователя или выгодоприобретателя действительно появляется интерес в реализации данного договора.

 Одной из самых важных для страховой практики проблем, связанных с исполнением договора, является проблема определения размера страхового возмещения. Сущность данной проблемы заключается в её многогранности. В настоящее время судебная практика склоняется к следующему: суды взыскивают страховую сумму со страховщика при гибели или утрате имущества. Однако открытым остается вопрос о том, как поступать страховщику в том случае, когда при рассмотрении вопроса о выплате страхового возмещения им было установлено, что страховая стоимость застрахованного имущества в действительности ниже установленной по договору страховой суммы.

Яркой иллюстрацией правовых последствий такой ситуации может служить Решение Нижегородского районного суда г. Н. Новгорода от 28.02.2007г., в соответствии с которым транспортное средство, принадлежащее на праве собственности Т., было застраховано по договору добровольного комплексного страхования автотранспортного средства, в том числе от утраты застрахованного транспортного средства в результате угона. Т.к. страховая сумма является существенным условием договора, следовательно, страховая сумма по рассматриваемому договору страхования определена страховщиком и страхователем в размере 750 тысяч рублей, что подтверждается записью в страховом полисе.

В связи с угоном застрахованного автомобиля, Т., являясь как страхователем, так и выгодоприобретателем по договору, обратился с заявлением о наступлении страхового случая и выплате страхового возмещения. В соответствии с условиями договора страховое возмещение при данном страховом случае предусматривается в размере страховой суммы. Однако, в результате рассмотрения данного заявления, страховщик выплатил выгодоприобретателю страховое возмещение в размере 573 116 рублей 74 копейки, обосновав снижение размера страхового возмещения тем, что таковой является страховая стоимость застрахованного транспортного средства, что в соответствии с ч.1 ст. 951 ГК РФ влечет ничтожность договора страхования в той части суммы, которая превышает страховую стоимость, и соответственно не подлежит страховому возмещению. В подтверждение превышения страховой суммы над страховой стоимостью страховщик представил заключение независимого оценщика об определении рыночной стоимости застрахованного транспортного средства, но проведенного после наступления страхового случая. Выгодоприобретатель с такими действиями страховщика не согласился и обратился с иском в суд о взыскании недоплаченной суммы страхового возмещения. При рассмотрении данного гражданского дела суд установил, что действительно в соответствии с заключением независимой экспертизы об оценке стоимости транспортного средства страховая сумма превышает страховую стоимость застрахованного имущества, и данный факт не оспаривался истцом, однако заявленные исковые требования удовлетворил в полном объеме. Правовым обоснованием такого решения суда явилась норма, закрепленная в ч.1 ст. 948 ГК РФ, в соответствии с которой страховая стоимость может быть впоследствии оспорена только в том случае, если страховщик не воспользовался своим правом на оценку страхового риска и был умышленно введен в заблуждение относительно этой стоимости страхователем. Таким образом, исходя из данной нормы, а также в соответствии с ч.1 ст. 56 ГПК, обязанность доказывания умысла страхователя (выгодоприобретателя) в завышенном определении страховой стоимости полностью возлагается на страховщика, который на практике не имеет средств для надлежащего доказывания умысла страхователя. На сегодняшний день решение суда следует признать законным, однако, по моему мнению, такой вариант правового регулирования следует признать неправильным и требующим внесения следующих изменений в законодательство.

Во-первых, считать существенное условие о страховой сумме в договоре страхования имущества согласованным только в случае соответствия её страховой стоимости, единственным и допустимым подтверждением определения размера которой служит заключение независимого оценщика, составленного на основании акта осмотра, проведенного в присутствии выгодоприобретателя и представителя страховщика.

Во-вторых, возложить на страхователя обязанность своевременно, то есть до наступления страхового случая, извещать страховщика об улучшениях и модернизациях, произведенных в отношении застрахованного имущества, и представлять документы, подтверждающие увеличение его страховой стоимости.

Иной гранью проблемы определения размера страхового возмещения следует признать несоответствие характера и размера вреда, причиненного в результате страхового случая, характеру и размеру вреда, подлежащего страховому возмещению. В сложившейся судебной практике в настоящее время прослеживается непонимание судами общей юрисдикции, а также арбитражными судами понятийного аппарата страхования. В частности, неоднократно в решениях судов происходит подмена понятия «страховое возмещение» понятием «страховая сумма», что существенно ущемляет права страховщиков и увеличивает их убытки. Рассмотрим данный вопрос на примере определения перечня убытков подлежащих страховому возмещению при исполнении договора ОСАГО.

Условия договора ОСАГО в соответствии со ст.5 Федерального закона №40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» закреплены в Правилах ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства РФ. В п.п. 63, 64 указанных правил, предусматривается исчерпывающий перечень расходов потерпевшего, возмещение которых возлагается на страховщика по договору. При этом в указанных же пунктах Правил закреплено, что при определении размера восстановительных расходов учитывается износ частей, узлов, агрегатов и деталей, используемых при восстановительных работах.

Что же происходит в результате применения судебной практики? Приведем два примера судебных постановлений.

В обзоре судебной практики Верховного суда РФ за второй квартал 2005 г. (по гражданским делам), утвержденном Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 10.08.2005г.РHAHA HA, указывается, что взысканию со страховой организации по договору ОСАГО в переделах страховой суммы, установленной федеральным законом подлежит утрата товарной стоимости, так как относится к реальному ущербу, а реальный ущерб подлежит страховому возмещению в пределах страховой суммы, в соответствии с п.п. «а» п. 60 вышеназванных Правил, при причинении вреда имуществу потерпевшего.

В другом случае, Постановление Президиума ВАС РФ от 20 февраля 2007 г. № 13377/06 содержит выводы суда о том, что положение вышеуказанных Правил, об учете износа деталей автомобиля при определении размера страховой выплаты не подлежит применению, как противоречащее Федеральному закону от 25.04.2002 г. № 40-ФЗ «Об ОСАГО», который не предусматривает ограничения страховой выплаты в связи с состоянием, в котором находилось имущество в момент причинения вреда.

Анализируя данные судебные постановления, можно сделать вывод о том, что суды, определяя убытки потерпевшего в виде утраты товарной стоимости и части ущерба без учета износа в качестве реального ущерба, причиненного действиями лица, чья ответственность застрахована, включает их в сумму страхового возмещения. Однако, данное толкование по сути отождествляет страховщика с причинителем вреда, что представляется недопустимым, и не учитывает то обстоятельство, что обязанность страховщика возникает из договора и на условиях договора, а не из причинения вреда.

Соответственно, до внесения соответствующих изменений в Правила, выплаты, произведенные страховщиками с учетом износа и не включающие сумму утраты товарной стоимости, следует признать абсолютно правомерными. Непонятным же остается факт того, что суды при разрешении данных споров, не учитывают, что ответственность с причинителя вреда за вынужденные убытки потерпевшего никто не снимал, и потерпевший, руководствуясь ст.1064 ГК РФ, совершенно законно может предъявить к нему требования их возмещения. Таким образом, обоснование судом своих суждений необходимостью полной компенсации нарушенных прав потерпевшего вряд ли можно признать весомым, так как исключение убытков из суммы страхового возмещения, еще не исключает возможности их возмещения причинителем вреда.

Кроме того, рассматривая всесторонне решение суда о взыскании со страховщика ущерба, причиненного имуществу, без учета его износа, следует обратить внимание на то, что в данном случае сумма страхового возмещения превышает действительную стоимость имущества до наступления страхового случая, что можно рассматривать как неосновательное обогащение потерпевшего.

В связи с этим считаю необходимым разграничить в договоре страхования гражданской ответственности понятия страховщик, причинитель вреда и потерпевший, так как объектом страхования являются именно имущественные интересы причинителя вреда. В связи с чем, упразднению, по моему мнению, подлежит ч.4. ст.931 ГК РФ, как устаревшая и несоответствующая уровню развития страховых правоотношений.

Вопрос об освобождении страховщика от выплаты страхового возмещения является, пожалуй, одним из самых практически важных в страховой деятельности. Между тем, здесь нет единства ни в доктрине, ни в судебной практике, что совершенно естественно приводит к разногласиям при исполнении страховых договоров и служит одним из наиболее распространенных поводов для обращения страхователей в суды.

В теории страхового права в настоящее время существуют два подхода к решению этой проблемы. Одни выступают за определение оснований для освобождения страховщика от обязанности по страховой выплате исключительно нормами закона. Так, А.И. Худяков указывает: «Освобождение страховщика от страховой выплаты - это установление закона, в силу которого страховщик правомерно не исполняет принятое на себя страховое обязательство».[1]

Иную точку зрения высказывает Ю.Б. Фогельсон. Он пишет, что «основания освобождения страховщика от выплаты также можно предусмотреть в договоре».[2] В частности, рассматривая институт франшизы, то есть освобождения страховщика по условиям договора страхования от страховой выплаты в пределах согласованной сторонами величины можно сделать вывод, что в настоящее время в ГК РФ отсутствуют какие-либо запреты франшизы. Это означает, что стороны вправе во всех случаях включать в договоры условие о франшизе.

Тезис о допустимости установления оснований освобождения страховщика от выплаты только законом не может быть признан бесспорным по следующим причинам.

Прежде всего, вызывает возражения сам подход, который допускает выявление запретов путем доктринального толкования норм закона. Как известно, любой запрет представляет собой ограничение прав, между тем п. 3 ст. 55 Конституции РФ закрепляет правило, в силу которого ограничение гражданских прав допускается только Федеральным законом. При этом, такой запрет должен быть сформулирован прямо и однозначно. Поэтому, если бы законодатель действительно намеревался ограничить основания освобождения страховщика от выплаты только теми, что указаны в законе, ничто не мешало ему ввести общие нормы в гл. 48 ГК РФ, в каждой из которых было бы указано, что страховщик может быть освобожден от обязанности по выплате страхового возмещения или страховой суммы лишь по основаниям, предусмотренным законом. Само отсутствие подобной нормы свидетельствует в пользу вывода, что такого намерения у законодателя не было, а стало быть, основания освобождения страховщика можно устанавливать и договорными нормами.

Более того, сам законодатель прямо указывает на такую возможность. Согласно п. 4 ст. 13 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» страховщик освобождается от обязанности произвести страховую выплату в случаях, предусмотренных указанным законом и (или) договором обязательного страхования.

Освобождение страховщика от страховой выплаты по закону предусмотрено в следующих нормах закона: ч. 3 ст. 962 ГК РФ; ч. 1 ст. 963 ГК РФ (за исключением случаев, указанных в ч. 2 и ч. 3 ст. 963 ГК РФ); ст. 964 ГК РФ; ч. 4 ст. 965 ГК РФ.

Договорные же основания освобождения страховщика от выплаты перечислить сложнее, так как какого-либо четкого закрытого перечня их еще не сложилось. Чаще всего, это виновное поведение страхователя или выгодоприобретателя, а также неисполнение либо ненадлежащее исполнение страхователем или выгодоприобретателем своих обязательств по договору страхования, например неуплата страховой премии.

Также обстоятельством для освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения можно считать, если страхователь или выгодоприобретатель совершит действия, направленные на дезинформацию страховщика относительно обстоятельств страхового события или имеющие целью умышленно увеличить ущерб, либо потребовать от страховщика выплату в размере, превышающем действительные убытки, т.к. данные действия являются антиподом обязанности страхователя или выгодоприобретателя предпринять все разумные и доступные ему меры по уменьшению убытков (п. 3 ст. 962 ГК РФ), а также если в действиях страхователя, выгодоприобретателя имеются признаки мошенничества. Но, конечно, в этом случае данное обстоятельство должно быть подтверждено официальными документами компетентных органов.

Есть, правда, и вполне правомерное исключение из этого правила. Речь идет о тех приемах, которые вырабатывает страховая практика против страхового мошенничества. Например, чтобы исключить случаи, когда страхователь транспортного средства сам ее продает каким-то лицам без надлежащего оформления этой сделки, а затем заявляет об угоне транспортного средства. На этот случай страховщики вводят в стандартные правила страхования автотранспорта как основание для своего освобождения от страховой выплаты отсутствие документов на автомашину и полного комплекта ключей к ней. К сожалению, суды пока чаще всего не признают такие обстоятельства в качестве правомерного основания для освобождения страховщика от выплаты.

Ко всему прочему законом установлено, что не допускается включение в страховые договоры и стандартные правила страхования оснований освобождения страховщика от выплаты, связанных с наступлением страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя. Данные ограничения могут быть установлены только Федеральным законом. Получается, что законодатель считает необходимым в такой ситуации, чтобы страховщик осуществлял страховую выплату. Кроме того, ВАС РФ в своем информационном письме разъясняет, что условие договоров имущественного страхования об отказе в выплате страхового возмещения вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя является ничтожным, как противоречащее требованиям абзаца второго пункта 1 статьи 963 ГК РФ.[3]

Также следует признать невозможным введение в договоры страхования оснований для освобождения страховщика от выплаты и по страховым случаям, наступившим вследствие простой неосторожности как меньшей степени вины страхователя или выгодоприобретателя.

Освобождение страховщика от выплаты с правовой точки зрения, безусловно, означает прекращение соответствующего обязательства, но не страхового обязательства вообще, а обязанности по компенсации убытков, понесенных страхователем или выгодоприобретателем в результате наступления конкретного страхового случая.

Данная тема, безусловно, заслуживает глубокого и всестороннего обсуждения, поскольку любые ошибки страховщика в таком вопросе сопряжены для него с дополнительными финансовыми потерями. Но более подробно рассмотреть данный вопрос в пределах данной статьи не представляется возможным.

С учетом всего вышеизложенного, без решения рассмотренных насущных проблем в сфере страхования невозможно выстроить правовое регулирование страховых правоотношений и как следствие единообразное толкование и применение правовых норм страхового законодательства, как страховщиками, так и судами при разрешении спорных ситуаций.

 

Литература

 

1. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 10.08.2005г Обзор судебной практики Верховного суда РФ за второй квартал 2005г. (по гражданским делам)// СПС «КонсультантПлюс».

2. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 февраля 2007 г. №13377/06// СПС «КонсультантПлюс».

3. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 28 ноября 2003 г. № 75 (обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования) // СПС «КонсультантПлюс».

4. Фогельсон Ю.Б. Страховой интерес при страховании имущества // «эж-Юрист» Справочная правовая система «КонсультантПлюс».

5. Худяков А.И. Страховое право. СПб., 2004.

 

Поступила в редакцию 15.01.2010 г.



[1]  Худяков А.И. Страховое право. СПб., 2004. С. 640.

[2]  Фогельсон Ю.Б. Страховой интерес при страховании имущества // «эж-Юрист» Справочная правовая система «КонсультантПлюс».

[3]  Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 28 ноября 2003 г. № 75 (обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования) // СПС «КонсультантПлюс».

2006-2019 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.