ISSN 1991-3087
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

НА ГЛАВНУЮ

Генезис теории разделения властей

 

Курмаз Анна Ивановна,

аспирант Кубанского государственного аграрного университета.

 

Теория разделения властей своими корнями уходит в далекое прошлое. Свое теоретическое обоснование в изначальной, неклассической для современного человека, формулировке эта теория получила в трудах древних философов – Аристотеля (384-322 гг. до н.э), Эпикура (ок 341 – ок 270 гг. до.н.э), Полибия (ок 201 – ок 120 гг. до н.э), Плутарха (ок. 45 — ок. 127гг. н.э.). А практическое разделение властей имеет еще более древнее происхождение. Так, Афинское государство V – IV вв. представляло собой демократическую республику, органами правления которой являлись: Народное собрание, Совет пятисот, Гелиэя, Коллегия стратегов, Коллегия архонтов[1]. Народное собрание – экклексия, было верховным органом власти, участвовать в котором могли полноправные граждане Афинского государства, достигшие двадцатилетнего возраста. В компетенцию экклексии входили почти все вопросы общественной жизни: принятие законов, решение вопросов войны и мира, обсуждение и принятие бюджета, избрание должностных лиц, заслушивание магистратов по окончании срока их полномочий, осуществления контроля за обучением младшего поколения и другие. Совет пятисот являлся рабочим органом экклексии, члены которого выбирались путем жеребьевки среди достигших тридцати лет полноправных граждан Афин. Совет пятисот руководил всем финансовым и административным аппаратом государства, контролировал исполнение постановлений Народного собрания. К органам исполнительной власти относились коллегия стратегов, осуществляющая командование всеми вооруженными силами Афин, и коллегия архонтов, заведующая делами семейными и религиозными. К судебной системе относились высший судебный орган – Гелиэя, выполняющий судебные и законодательные функции, и исключительно судебные, коллегии – ареопаг, четыре коллегии эфетов, суд диэтетов, коллегия сорока[2]. Последовательное создание этих органов путем реформ, проводимых Солоном, Клисфеном, Эфиальтом и Периклом, деятельность этих органов и их взаимодействие друг с другом, нашли свое отражение в трудах Плутарха и Аристотеля.

История Афинского государства это не единственный пример того, что зачатки теории разделения властей существовали уже в древности. Одним из ярчайших тому примеров является государственное устройство Римской республики 509 – 27 гг. до н.э. Высшими государственными органами Римской республики были народные собрания, сенат и магистратуры[3]. Народные собрания делились на центуриатные, в компетенцию которых входило принятие законов, избрание высших должностных лиц, объявление войны, трибутные, избирающие низших должностных лиц и рассматривающие жалобы на приговоры о взыскании штрафа, и куриатные, со временем исчерпавшие себя. Главную роль в государственном механизме играл Сенат, члены которого избирались каждые пять лет из знатных семей. В его компетенцию входили законодательная, финансовая, внешнеполитическая функции, а также обеспечение общественной безопасности, благоустройства государства. Государственные должности назывались магистратурами, которые в свою очередь делились на постоянно действующие и создаваемые по мере необходимости. При этом хочется отметить, что принципами их работы были – выборность, срочность, коллегиальность, безвозмездность, ответственность. И, наконец, одним из самых важных институтов этого периода была армия, имеющая огромное значение из – за ведущихся непрерывно войн Нельзя не упомянуть, что данные институты, или учреждения, были отражены в трудах, к примеру, Тита Ливия, Полибия, Диона Кассия.

История нашего государства тоже содержит подобные примеры. Одним из наиболее ярких является существование в Киевской Руси Древнерусского вече – народного собрания. В XI-XIII веках вече имело наибольший набор признаков такого органа, который отдаленно напоминал законодательный орган парламентской республики[4]. Существование этого института приковывало внимание многих ученых и историков – В.И. Сергеевича, А.Е Преснякова, Б.Д. Грекова, П.П. Толочко, С.В. Юшкова, И.Я. Фроянова, М.Б. Свердлова, И.Н. Данилевского. Точное время возникновения вече на Руси, его достоверный состав и круг полномочий – все это является предметами дискуссий между учеными. Наиболее распространенной, и верной на мой взгляд, является точка зрения И.Я. Фроянова, советского и российского историка и писателя. Он считает, что вече представляло собой институт народовластия, в нем были представлены все слои населения – от «низов» общества, составлявших основную массу участников народных собраний, сельских жителей, до «лучших мужей» - знати[5]. Другой историк, О.В. Мартышин, на основе анализа различного исторического материала, сделал общий вывод о том, какими полномочия обладало вече. Наиболее значимыми из них, к примеру в Новгороде и Пскове, были: заключение и расторжение договора с князем; избрание и смещение посадников, тысяцких; установление повинностей населения и контроль за их отбыванием; вопросы войны и мира; контроль за деятельностью князя, посадников, тысяцких, владыки и других должностных лиц; внешние и торговые отношения с другими странами; контроль за судебными сроками и исполнением решений; предоставление судебных льгот; законодательные полномочия; распоряжение земельной собственностью; назначение новгородских воевод, посадников и воевод в провинции; разбирательство наиболее важных для общества спорных дел[6].

В XIII – XV веках, в период феодальной раздробленности на Руси, в Новгородской и Псковской феодальных республиках, государственное управление также осуществлялось через систему вечевых органов: в столицах существовало общегородское вече, отдельные части города (стороны, концы, улицы) созывали свои вечевые собрания[7]. Вече избирало князя, решало важнейшие вопросы экономического, политического, судебного, административного характера. Документами, свидетельствующими о существовании и деятельности такого института как вече являются княжеские уставы, например, Церковный устав Ярослава Мудрого XI века; русские летописи, прежде всего, Ипатьевская, Лаврентьевская, Новгородская, Псковская; договоры, которые заключались отдельными городами с княжескими дружинами; грамоты Великого Новгорода и Пскова, например, «Жалованная грамота Новгородского веча сиротам Терпилова погоста, устанавливающая размер поралья и потуг» (около 1411 г.).

Вече представляло собой институт народовластия, являлось представительным органом, обладало законодательными функциями. Все это дает основание считать вече вехой в истории российского парламентаризма. Однако, для указанных мной периодов, говорить о классическом разделении властей не приходится. Отсутствовало четкое разделение полномочий между субъектами власти. Судебная власть не была отделена от исполнительно - административной. А вече, в свою очередь, осуществляло наряду с законодательными, как судебными, так и исполнительные функции.

Однако, с течением времени, к XV в. городское вече теряет прежнюю роль.

C середины XVI века до середины XVII века[8] проводились Земские Соборы. В состав Собора входили: Боярская Дума, «Освященный собор», представлявший церковные иерархии, и выборные от дворянства и посадов. В компетенцию Земских Соборов входили вопросы законодательства, внутренней и внешней политики, финансов, государственного строительства, которые решались по сословиям, а принимались всем составом Собора. Документами, свидетельствующими о существовании и деятельности Земских соборов, являются, прежде всего, соборные акты, например, Соборное Уложение 1649 г., Приговорная грамота Земского собора о продолжении Ливонской войны 1566 г., а также «Памяти», например, хранящиеся в Центральном государственном архиве древних актов (ЦГАДА) в фонде Приказных дел старых лет за 1650-1651 гг., Грамоты, например, грамота Михаила Федоровича Земскому собору о своем прибытии в Москву, Сказание о соборе 1550 г.

Однако, с течением времени, к XV в. городское вече теряет прежнюю роль, а все большее значение приобретает городской боярский совет. А в XVII в. после принятия в 1649 г. Соборного Уложения, удовлетворившего дворян и частично посадских людей и ослабивших городские восстания, Земские соборы созывались все реже и к концу века прекратили свое существование[9]. Таким образом, данные примеры явились институтами своего времени, определенного исторического периода, и не стали впоследствии основой для создания одной из ветвей власти.

Предпосылками возникновения классической теории разделения властей как учения явились буржуазная революция в Англии 1640-1653 гг. и предреволюционный период во Франции (до 1789 г.). В Английской буржуазной революции участвовали городская буржуазия, среднее и мелкое дворянство, крестьянство. Каждая из общественных групп, принимавших участие в революции, имела свои политические программы и теоретические разработки[10]. Английский поэт Джон Мильтон в трудах «О власти королей и должностных лиц», «Иконокласт», «Защита английского народа против Салмазия» обосновывал свои демократические взгляды против феодального абсолютизма, считал, что единственным источником власти в государстве является народ, а лучшая форма правления – республика, отводил особую роль избирательному праву в деятельности, прежде всего, представительных (законодательных) органов власти. Английский политический деятель и мыслитель Олджернон Сидней в «Рассуждениях о правительстве» писал, что источником власти в государстве должен быть народ, а в качестве лучшей предлагал смешанную формы правления республику, причем власть короля, по его мнению, должна быть ограничена парламентом. Политический мыслитель Джон Гаррингтон в труде «Республика Океания» выступал за буржуазно – дворянскую республику. Руководитель и идеолог одной из политических партий Джон Лилберн в трудах «Манифест», «Соглашение свободного народа Англии», в многочисленных памфлетах выступал за демократические начала в государстве, считал, что парламент должен быть ответственен только перед народом – единственным источником власти, представлял идею о разграничении законодательной и административной власти, выступал против любой узурпации власти. Педагог и философ Джон Локк в труде «Два трактата о государственном правлении» обосновывал, что поддержание режима свободы – главной цели государства, требует четкого разграничения публично – властных полномочий между его органами. Правомочие принимать законы, по его мнению, полагается только представительному учреждению всей страны – парламенту, представляющему законодательную власть; полномочие исполнять законы (исполнительная власть) надлежит монарху и кабинету министров. Причем законодательная власть рассматривалась им как верховная, а исполнительная и судебная – как подчиненные ей. Вместе с тем Локк разработал принципы взаимосвязи этих ветвей власти, а также систему сдержек и противовесов для предотвращения узурпации власти одной из них. Французская буржуазная революция завершила борьбу с феодально-абсолютистским строем и дала толчок социальному прогрессу во всем мире. В это время появляются политико – правовые идеи Вольтера (Франсуа-Мари Аруэ) - французского философа-просветителя, поэта, прозаика, историка, публициста, правозащитника, сторонника идеи просвещённого абсолютизма, монархии, считавшего государство великой семьей с отцом во главе, который состоял в переписке с императрицей всероссийской Екатериной II, часть жизни прожил в России и написал «Историю Петра Великого».

На базе огромного материала – политических и правовых учений, политических программ революционных партий времен Английской буржуазной революции, а также имеющегося исторического опыта, в середине XVIII века во Франции теория разделения властей зародилось как законченное, признанное классическим учение. Его логическое, цельное оформление связано с именем Монтескьё Шарля Луи де Секонда – юриста, правоведа, философа и писателя. В своих основных трудах - «Персидские письма», «Размышления о причинах величия и падения римлян», «О духе законов», Монтескьё центральное место отводит категории «политическая свобода», т.е. «право делать все, что дозволено законами. Если бы гражданин мог делать то, что этими законами запрещается, то у него не было бы свободы, так как то же самое могли бы делать и прочие граждане»[11]. «Политическая свобода… бывает … лишь тогда, когда…не злоупотребляют властью. Но известно уже по опыту веков, что всякий человек, обладающий властью, склонен злоупотреблять ею, и он идет в этом направлении, пока не достигнет положенного ему предела… Чтобы не было возможности злоупотреблять властью, необходим такой порядок вещей, при котором различные власти могли бы взаимно сдерживать друг друга» - пишет Монтескьё[12]. «В каждом государстве есть три рода власти: власть законодательная, власть исполнительная, ведающая вопросами международного права, и власть исполнительная, ведающая вопросами права гражданского. В силу первой власти государь или учреждение создает законы, временные или постоянные, и исправляет или отменяет существующие законы. В силу второй власти он объявляет войну или заключает мир, посылает или принимает послов, обеспечивает безопасность, предотвращает нашествия. В силу третьей власти он карает преступления и разрешает столкновения частных лиц. Последнюю власть можно назвать судебной, а вторую – просто исполнительной властью государства» - раскрывает он – «Если власть законодательная и исполнительная будут соединены в одном лице или учреждении, то свободы не будет, так как можно опасаться, что этот монарх или сенат станет создавать тиранические законы… Не будет свободы и в том случае, если судебная власть не отделена от власти законодательной и исполнительной. Если она соединена с законодательной властью, то жизнь и свобода граждан окажутся во власти произвола, ибо судья будет законодателем. Если судебная власть соединена с исполнительной, то судья получает возможность стать угнетателем»[13]. Таким образом, Монтескье выделяет три рода (ветви) власти – законодательную, исполнительную и судебную. Он считает, что они должны быть самостоятельны, независимы друг от друга. Но, при этом он не допускает и их разобщенности: «Все три проявления власти являются тут в нераздельном единстве»[14]. Каждая из ветвей власти должна соответствовать определенным требованиям. Так, по мнению Монтескье, «Судебную власть следует поручать не постоянно действующему сенату, а лицам, которые в известные времена года по указанному законом способу привлекаются из народа для образования суда, продолжительность действия которого определяется требованиями необходимости. Таким образом, судебная власть, столь страшная для людей, не будет связана ни с известным положением, ни с известной профессией; она станет, так сказать, невидимой и как бы несуществующей. Люди не имеют постоянно перед глазами судей и страшатся уже не судьи, а суда. Обе же другие власти можно поручить должностным лицам или постоянным учреждениям ввиду того, что они не касаются никаких частных лиц… Членов законодательного собрания не следует избирать из всего населения страны в целом; жители каждого крупного населенного пункта должны избирать себе в нем своего представителя. Большое преимущество избираемых представителей состоит в том, что они способны обсуждать дела. Народ для этого совсем непригоден… Исполнительная власть должна быть в руках монарха, так как эта сторона правления, почти всегда требующая действия быстрого, лучше выполняется одним, чем многими…Но если в свободном государстве законодательная власть не должна иметь права останавливать власть исполнительную, то она имеет право и должна рассматривать, каким образом приводятся в исполнение созданные ею законы… Законодательное собрание состоит здесь из двух частей, взаимно сдерживающих друг друга принадлежащим им правом отмены, причем обе они связываются исполнительной властью, которая в свою очередь связана законодательной властью. Ведь исполнительная власть всегда имеет возможность не одобрить заключения законодательной власти и потому может отвергнуть любое решение, состоявшееся по поводу нежелательного для нее предложения»[15].

Из учения Монтескье, таким образом, можно сделать следующие выводы. Во-первых, как уже было сказано, существует три ветви власти – законодательная, исполнительная и судебная. Все три ветви власти самостоятельны и относительно независимы друг от друга. Относительность обуславливается существующей системой сдержек и противовесов, а также единством государственной власти. Во-вторых, у каждой ветви власти существуют собственные функции, задачи, выполнение которых возлагается на соответствующие органы. Так, законодательная власть первостепенной задачей имеет создание законов, исполнительная – их исполнение, а судебная – избрание меры наказания за преступления и разрешение столкновения частных лиц, т.е. по сути вынесение решений и приговоров.

Монтескье писал: «Как существо физическое, человек, подобно всем другим телам, управляется неизменными законами; как существо, одаренное умом, он беспрестанно нарушает законы, установленные богом, и изменяет те, которые сам установил. Он должен руководить собою, и, однако, он существо ограниченное; как всякое смертное разумное существо, он становится жертвою неведения и заблуждения и нередко утрачивает и те слабые познания, которые ему уже удалось приобрести, а как существо чувствующее, он находится во власти тысячи страстей. Такое существо способно ежеминутно забывать своего создателя…, забывать самого себя – и философы направляют его законами морали; созданный для жизни в обществе, он способен забывать своих ближних – и законодатели призывают его к исполнению своих обязанностей посредством политических и гражданских законов»[16]. Таким образом, Монтескье рассматривает закон как явление первостепенное для нормальной жизни социума, для поддержания порядка в обществе и государстве.

Идеологически теория разделения властей была направлена против королевского абсолютизма и служила обоснованию компромисса буржуазии и дворянства в предреволюционной Франции. Государственной формой такого компромисса усматривалась конституционная монархия[17]. Поэтому, такие позиции Монтескье о том, что монарх возглавляет исполнительную власть, а законодательная власть должна быть поручена и собранию знатных, и собранию представителей народа, каждое из которых имеет свои отдельные от другого совещания, свои отдельные интересы и цели, а законодательный корпус, состоящий из знатных, должен быть наследственным, вполне закономерны.

В целом рассмотренная Монтескье триада в виде законодательной, исполнительной, судебной властей стала классической формулой теории конституционализма[18].

В Российском государстве политическая и правовая мысль начала развиваться в этом направлении с XVIII века. Особая роль в развитии теории разделения властей принадлежала Михаилу Михайловичу Сперанскому, идеи которого о государственном устройстве Российской империи явились основополагающими для проводимых в ХIХ веке реформ. Во «Введении к уложению государственных законов» или «Плане всеобщего государственного образования», написанному в 1809 году, впервые в трудах Сперанского прозвучало конкретное положение о разделении властей: «Три силы движут и управляют государством: сила законодательная, исполнительная и судная. Начало и источник сих сил в народе…»[19]. По его мнению, при сохранении монархического государственного устройства, власть императора должна иметь определенные пределы. Монарха и три ветви власти – законодательную, исполнительную и судебную должен связывать специальный орган – Государственный совет. Законодательная власть, по плану Сперанского, должна была состоять из выборных учреждений. Предусматривалась четырехступенчатая система выборов: Волостные думы, Окружные думы, Губернские думы, Государственная дума. Перед одобрением и обнародованием закона императором, закон должен быть принят в Государственной думе. Произвольно распустить Государственную думу император не мог. Исполнительная власть, по мнению Сперанского, должна состоять из четырех уровней: волостное управление во главе с начальником, окружное управление во главе с окружным начальником, губернское управление во главе с губернатором. Фактически возглавляет исполнительную власть император, при этом ответственна она перед законодательной властью. Судебная власть в соответствии с замыслами Сперанского была представлена иерархичной системой судов: Волостной суд, Окружной суд, Губернский суд. Высшей судебной инстанцией был Сенат, состоящий из двух органов: Правительствующего и Судебного. У императора нет рычагов влияния на Судебный сенат – решение Судебного сената по делу является окончательным.

Особое внимание Сперанский посвятил вопросу совершенствования министерств, что нашло отражение в законодательных актах того времени: Манифесте «О разделении государственных дел на особые управления, с обозначением предметов, каждому управлению принадлежащих» 25 июля 1810г., «Высочайшем утвержденное разделение государственных дел по министерствам» 17 августа 1810г. и «Общем учреждении министерств» 25 июня 1811г. Министерства наделялись правом законодательной инициативы и, представляя исполнительную власть, не вмешивались в дела законодательной и судебной власти. Ими было установлено единообразие структуры, делопроизводства, ответственности министерств.

Также Сперанский разработал определённую систему сдержек и противовесов в деятельности высших государственных органов.

Вклад Сперанского в развитие теории разделения властей в Российском государстве является наиболее значимым.

Теория разделения властей, оформившаяся как цельное учение в эпоху Нового времени и ставшее классическим, своими корнями уходило еще во времена древности – Древней Греции и Рима, а также имело и свои проявления в Российской истории.

 

Литература

 

1.                  Желудков А.В., Буланова А.Г. История государства и права зарубежных стран (конспект лекций). – М.: «Приор – издат», 2003г.

2.                  Дмитриев Ю.А., Дудкин Е.Ю. Законодательные органы России от Новгородского веча до Федерального Собрания. - М.: Манускрипт, 1994г.

3.                  Исаев И.А. История государства и права России в вопросах и ответах: Учебное пособие. - М.: Юристъ, 2003г.

4.                  История политических и правовых учений. Учебник для вузов. Под общей редакцией члена – корреспондента РАН В.С. Несресянца. М., 1995г.

5.                  Мартышин О.В. Вольный Новгород. Общественно-политический строй и право феодальной республики. - М., 1992г.

6.                  М.М.Сперанский «Введение к уложению государственных законов» (План всеобщего государственного образования) 1809г. Проекты и записки. М., Л., 1961г.

7.                  Проблемы теории государства и права: учебник/ под ред. М.Н. Марченко. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2008г.

8.                  Семенникова Л.И. Россия в мировом сообществе цивилизаций: Учебник для вузов по курсу «Отечественная история». – 6-е изд., перераб. – М.: КДУ, 2003г.

9.                  Фроянов И.Я. Киевская Русь. Очерки Социально-политической истории. Л., 1980г.

10.              Шарль Луи Монтескье. Избранные произведения «О духе законов».

 

Поступила в редакцию 30.11.2010 г.



[1] Желудков А.В., Буланова А.Г. История государства и права зарубежных стран (конспект лекций). – М.: «Приор – издат», 2003., с.41.

[2] Там же, с.43.

[3] Там же, с.51.

[4] Дмитриев Ю.А., Дудкин Е.Ю. Законодательные органы России от Новгородского веча до Федерального Собрания. - М.: Манускрипт, 1994, стр 103.

[5] Фроянов И.Я. Киевская Русь. Очерки Социально-политической истории. Л., 1980. С. 8-64.

[6] Мартышин О.В. Вольный Новгород. Общественно-политический строй и право феодальной республики. - М., 1992, с.175.

[7] Исаев И.А. История государства и права России в вопросах и ответах: Учебное пособие. _ М.: Юристъ, 2003. – с.30 -31.

[8] Там же, с.39.

[9] Семенникова Л.И. Россия в мировом сообществе цивилизаций: Учебник для вузов по курсу «Отечественная история». – 6-е изд., перераб. – М.: КДУ, 2003., с.166.

[10] История политических и правовых учений. Учебник для вузов. Под общей редакцией члена – корреспондента РАН В.С. Несресянца. М., 1995., с.254.

[11] Шарль Луи Монтескье. Избранные произведения «О духе законов». Книга одиннадцатая «О законах, устанавливающих политическую свободу в ее отношении к государственному устройству». Глава III «Что такое свобода».

[12] Там же. Глава IV.

[13] Там же. Глава VI «О государственном устройстве Англии».

[14] Там же.

[15] Там же.

[16] Там же. Книга первая «О законах вообще». Глава I «О законах в их отношениях к различным существам»

[17] Проблемы теории государства и права: учебник/ под ред. М.Н. Марченко. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2008., с.263.

[18] Там же, с.263.

[19] М.М.Сперанский «Введение к уложению государственных законов» (План всеобщего государственного образования) 1809г. Проекты и записки. М., Л., 1961г.

2006-2019 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.