ISSN 1991-3087
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

НА ГЛАВНУЮ

Национальный и религиозный факторы в процессе радикализации населения Кавказско-Каспийского региона

 

Дорохов Юрий Александрович,

аспирант кафедры политологии Астраханского государственного университета.

Научный руководитель – Карабущенко П.Л.

 

После распада СССР наиболее сложная геополитическая ситуация возникла на Северном Кавказе, где сложившийся комплекс внутриконфессиональных и межэтнических противоречий породил ряд острых и кровопролитных конфликтов, а в некоторых регионах развился религиозно-политический радикализм в крайних его проявлениях. Связано это во многом с тем, что ни одна этническая группа не может быть отделена в равной степени ни от религии, ни от политики, и каждый этнос имеет ряд неразрешенных проблем и противоречий, внутренних и внешних. Кавказский регион неразрывно связан с бассейном Каспийского моря и с политическими процессами, протекающими в регионе. В связи с этим представляется актуальным изучение ряда политических процессов возникших на фоне межнациональных конфликтов на религиозной и религиозно-политической основе в Кавказско-Каспийском регионе и Республике Дагестан, являющимися в совокупности ключевым геополитическим и стратегическим рубежом на южных границах России.

Высокая значимость Кавказско-Каспийского региона в аспекте российских национальных интересов предопределяется тем, что Россия является и прикаспийским государством, и территорией потенциального и реального транзита каспийских энергоресурсов, и государством, в значительной степени включенным в глобальный уровень политики. Занимаемое Россией положение сопряжено с особыми сложностями, но одновременно создает для нее дополнительные возможности – как в исследуемом регионе, так и за его пределами [Буров А. А.]. При этом ситуация в регионе характеризуется стремительным развитием политических процессов на фоне радикализации общественно-политической жизни в аспекте обострения религиозно-политических противоречий, посредством активного внешнего вмешательства в региональные события, что ставит под угрозу политическую стабильность и на прилегающих российских территориях.

Процесс образования и становления радикальных настроений в регионах Северного Кавказа и российских территориях граничащих с Каспийским бассейном развивался длительное время. Летом 1989 года в Астрахани была основана Исламская партия возрождения – первая религиозно-политическая организация мусульман Советского Союза, ее учредителями выступили радикально настроенные дагестанские богословы. Немногим позже, в середине 1990-х годов там же в Астрахани был образован Исламский Джамаат. Его последователи внесли кровавый раскол между односельчанами, приведший к жестокой вражде, которая по сей день приводит к жертвам в дагестанской общине в Астрахани. Эта община заняла наиболее радикальную позицию. Представители астраханского джамаата считают кафирами (неверными) всех, кроме себя, в том числе и два других крыла джамаата. Более того, они считают кафирами всех, кто не признает кафирами тех, кого они уже причислили к этой категории [Мантаев А.А.]. Основными проводниками идеологии и пропаганды радикализма были проповедники из арабских стран, хотя уже в это время было несколько богословов-дагестанцев, которые неоднократно публиковались в прессе и даже являлись редакторами региональных (дагестанских) религиозных изданий, радикальной направленности, до тех пор, пока функционирование таких изданий не было запрещено в судебном порядке.

Одна из достаточно распространенных версий возникновения причин популяризации крайних течений в мировом и российском исламе заключается в том, что на протяжении всей истории, особенно в кризисные и переломные периоды, приверженцы ислама часто обращались к истокам, к фундаментальным принципам своей веры. Фундаменталистами, если исходить из смысла, вкладываемое в это понятие, следовало бы назвать последователей той или иной идеологии, апеллирующих к ее базовым, или фундаментальным основам [Гаджиев К.С.]. Ислам и национализм во многом взаимодополняют и подпитывают друг друга, потому идеи радикального ислама, способствующие межнациональному сплочению в поликонфессиональном регионе, довольно быстро прижились в республике и начали приобретать все большее количество сторонников. Дагестанские радикалы сделали краеугольным камнем своей пропаганды и агитации критику государственной власти в республике. Массовые злоупотребления служебным положением республиканских чиновников, коррупция, социальная дифференциация и как следствие высокий уровень безработицы, закрытость власти и ее нечувствительность к нуждам населения стали причиной пополнения рядов салафитов. Последние предлагают альтернативу – истинный «исламский порядок», с радикальным отказом от коммунизма, демократии и «ложного ислама» как политических моделей. Радикализм отличается от любой религии, в том числе от традиционного ислама, тем, что рассматривает человека как средство для достижения некоторых целей нерелигиозного, но политического плана. Презрение к человеку и человеческой жизни это то, что, на наш взгляд, отличает экстремистскую идеологию от религии. Также фундаментализм отличается от радикализма тем, что он апеллирует к возврату к истокам религии, но не призывает к противозаконным действиям. Учитывая тот факт, что Кавказско-Каспийский регион является своеобразным треугольником, в котором присутствуют три мировые религии – христианство, ислам и буддизм, усиление и проявление крайних взглядов религиозных экстремистов создает опасность расширения религиозных конфликтов и с традиционным исламом и с другими конфессиями в регионе [Новоселов С.В.].

Исследования внутренних и внешних факторов дестабилизации и радикализации общественно- и религиозно-политической обстановки в регионе и стране показали, что наибольшую опасность для нового российского государства и ее субъектов представляют ее внутренние проблемы, несомненно обусловленные внешним вмешательством в политические процессы в регионе. Длительное сохранение внутренних угроз без проведения эффективной экономической политики делает страну более уязвимой для воздействия внешних факторов. Экономическая слабость государства превращает население в заложника международных финансовых организаций, поскольку бюджетные ресурсы страны не позволяют государству эффективно функционировать и выполнять даже минимальные социальные обязательства. Внутренние экономические угрозы, такие как застой производства, не соответствующие друг другу соотношение количества рабочих мест и прироста населения, неспособность отечественного производителя удовлетворить внутренний спрос, неконкурентоспособность на рынке с зарубежными производителями и поставщиками услуг ведут к большей зависимости экономики от импорта, слабости внешнего рынка на его товарном и финансовом сегментах. Негативные процессы в экономике ослабляют внутренние позиции, подвергают риску разрушения систему обороноспособности страны, усугубляют центробежные тенденции субъектов Российской Федерации и ведут к сохранению угрозы этнонационализма, национального и регионального сепаратизма, поскольку на государство с ослабленной экономикой гораздо проще оказывать внешнеполитическое и соответственно военное давление.

Ситуация, сложившаяся в последние годы в Кавказско-Каспийском регионе, приобретает все более глобальную значимость. Чрезвычайно актуальными становятся проблемы нефти и газопроводов, условия статуса Каспийского моря, отлова рыбы осетровых пород, а также развернувшееся геополитическое соперничество региональных и мировых держав. Положение усугубляется еще и тем, что в стратегическом плане прилегающая к региону территория России имеет низкий уровень промышленного развития, отставание по большинству социально-экономических показателей, высокий уровень безработицы, теневой экономики и организованной преступности. Учитывая недостаточную эффективность именно профилактических мероприятий по предупреждению преступных проявлений, отток из органов правопорядка квалифицированных кадров, способных осуществлять правоохранительную, оперативную и боевую деятельность, эта угроза по степени воздействия на общество приобретает особое значение. По мнению Директора ФСБ России Александра Бортникова, работа всех ветвей власти и местного самоуправления должна быть направлена на кардинальное улучшение социально-экономической ситуации в регионе, оздоровление межнациональных и межконфессиональных отношений, преодоление клановости и коррупции (http://www.riadagestan.ru/news/2010/06/15/98849/?photo_index=1). Все это негативно сказывается на безопасности России, особенно с позиций возможного повышения роли Кавказско-Каспийского региона в связи с усилением напряженности из-за военного, политического и экономического проникновения НАТО в Грузию, Азербайджан и в перспективе в Армению. Отсутствие должного внимания к вопросам Кавказско-Каспийского региона со стороны прежнего руководства страны после распада Советского Союза привело к тому, что Россия едва не утратила свое влияние на этой стратегически важной территории [Буров А.А.]. В данное время Россия обладает подавляющим военным превосходством на Кавказе, ведь масштабность национальных интересов обуславливает необходимость всестороннего присутствия в Кавказско-Каспийском регионе. Однако один этот фактор оказывается недостаточным для эффективного и всестороннего противодействия экстремизму. На федеральном уровне отсутствует позитивная стратегия развития региона. В борьбу между различными группировками региональных и этнических элит за политическую власть на основе групповых, политико-идеологических, этнонационалистических интересов, заинтересованными сторонами, вводится религиозная составляющая, в связи с чем нарастает угроза роста радикальных проявлений в регионе, критически дестабилизирующих ситуацию извне посредством радикальных элементов, действующих на территории Северного Кавказа. С начала 1990-х годов идеология радикализма получила значительное распространение на Северном Кавказе, в частности на территории Дагестана, где он за последние десять лет перешел от умеренности к крайним проявлениям, что представляет непосредственную угрозу национальной безопасности России и ее территориальной целостности [Дорохов Ю.А.]. Привнесенные извне в кавказский ислам идеи радикализма (не путать с фундаментализмом) внедряют в сознание людей мысль о необходимости отделения Дагестана от России и создание на территории республики независимого исламского государства, с шариатским правлением.

Рекламное агентство

В продаже - Рекламный, низкие цены! Невостребованные остатки

inkapri.com

Угрозы интересам национальной безопасности Российской Федерации в международной сфере проявляются через попытки других держав противодействовать укреплению России как одного из влиятельных центров формирующегося многополярного мира. Геополитические интересы некоторых стран пересекаются с национальными интересами России на Каспии и Северном Кавказе, поскольку Каспий стягивает и объединяет вокруг себя два региона – Центральную Азию и Кавказ. Концепция региона изначально формулировалась как инструмент экспансионистских устремлений крупных западных держав, связанных с проникновением на ранее «закрытое» постсоветское пространство, и она нацелена на то, чтобы поставить под контроль богатейшие нефтегазовые месторождения Каспийского моря, вытеснив оттуда Россию. А в связи с возникшими сомнениями в отношении огромных запасов каспийской нефти миф о «каспийском Клондайке», несомненно, будет выгоден еще долго, поскольку служит оправданием агрессивной внешней политики в отношении России [Буров А.А.]. Вытеснение же России с Кавказа и Средней Азии может привести к ослаблению российских политических и военно-стратегических позиций в важных для России регионах Ближнего Востока, Закавказья и Центральной Азии. В процессе борьбы за политическое влияние в регионе необходимо учитывать и тот факт, что государства, входящие в состав Кавказско-Каспийского региона также являются исламскими странами. В них также нельзя исключать фактор радикализации населения или отдельных его групп, а соответственно, внешняя политика в отношении государств региона должна включать в себя специфику религиозных и национальных особенностей этих стран.

Вследствие потери Россией лидирующих позиций на Кавказе автоматически следует ослабление российского влияния на прикаспийские государства – Азербайджан, Казахстан, Туркменистан и Иран, а это в свою очередь значительно облегчает США и странам НАТО получить доступ к энергоресурсам Каспийского бассейна и использовать Кавказско-Каспийский регион как военно-стратегический плацдарм [Дорохов Ю.А.]. Поддержание и сохранение стабильности на Северном Кавказе, приобретение ключевых позиций в Каспийском регионе, продуманная национальная политика, а также эффективное решение внешнеполитических и экономических проблем есть основная задача российской внешней политики в условиях выхода страны из сложившегося кризиса.

 

Литература

 

1.                  Буров А. А., Кавказско-каспийский регион как геополитическая конструкция. http://www.jurnal.org/articles/2008/polit74.html.

2.                  Гаджиев К.С., Кавказский узел в геополитических приоритетах России, Москва, 2010, с. 284.

3.                  Дорохов Ю.А., Проблема исламского экстремизма на Северном Кавказе (на примере Республики Дагестан), Каспийский регион: политика, экономика, культура, Астрахань, 2009, № 4 (21).

4.                  Мантаев А. А., «Ваххабизм» и политическая ситуация в Дагестане», диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук по специальности 23.00.02., Москва, 2002.

5.                  Новоселов С.В., Военно-политическая ситуация в каспийском регионе, Каспийский регион: культура и образование, Астрахань, 2008,№ 2 (15).

6.                  http://www.riadagestan.ru/news/2010/06/15/98849/?photo_index=1.

 

Поступила в редакцию 15.09.2011 г.

2006-2019 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.