ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Фригия в составе Персидской державы

 

Суровцева Галина Ивановна,

учитель высшей категории, директор МКОУ «Дубровская

СОШ №21» Ефремовского района Тульской области.

 

Одной из наименее изученных страниц истории Персидской мировой державы остается пока судьба народов Малой Азии, включенной в состав государства Ахеменидов в середине VI в. до н.э. В обобщающих трудах о Персидской державе судьба анатолийских государств, фактически, не находит своего отражения. Последнее обусловлено в значительной степени тем, что клинописные тексты содержат крайне ограниченную информацию об истории народов Малой Азии в персидский период. Данные же античной традиции фрагментарны и отрывочны. Археологические же материалы, проливающие новый свет на развитие Анатолии под властью персов и повышающие информативность сообщений античных авторов, публикуются сравнительно недавно.

В нашем докладе предпринята попытка реконструкции основных черт социально-экономического и политического развития одного из интереснейших государств Малой Азии – Фригии в персидский период.

Государственное образование, которое античные авторы именовали Фригией ,а ассирийские тексты времени Саргона II царством Миты Мушкского, возникла на рубеже II-I тыс. до н.э.

Известно, что в последней трети VIII-начале VII вв. до н.э. Фригийское государство с центром в Гордионе пережило свой внутренний и внешнеполитический расцвет, превратившись в самое значительное территориальное царство Анатолии.

Но блестящий расцвет Фригийского царства, где правила династия Гордиев-Мидасов, был прерван разрушительным киммерийским нашествием, в результате которого Фригия утратила роль политического лидера в Анатолии.

Важно подчеркнуть, что судьба Фригийского царства в последующий период вплоть до включения Фригии как и территории Малой Азии в целом состав Персидской державы ,не получала удовлетворительного освещения .И.М. Дьяконов в статье «Малая Азия и Армения около 600 г. до н.э. и северные походы вавилонских царей» /ВДИ, 1981, №2, с. 34-64 /,анализируя данные восточных текстов ,указал на вероятность существования Фригии как относительно независимого государства во второй половине VII- начале VI в.в. до н.э..

Существенно, что и археологические материалы, обнаруженные в послекиммерийских слоях Гордиона, указывают на то, что в результате разрушений на основном холме, ассоциируемых с киммерийцами, центр городской жизни временно перемещается на малый соседний холм Кючюн-Гуюк, где обнаружены остатки укрепления, помещений внутри него и большой погребальный курган. Но вскоре жизнь возрождается и на основной городище. Причем, по мнению Р.С. Янга («Archaeology», 1953, vol 6, №3, p159-166), длительного периода перерыва в обитании на цитадели Гордиона не было. Примечательно, что Гордион послекиммерийского периода базировался на плане своего предшественника и, как предполагает Р. Эварс, между 690 г. до н.э. и серединой VI в. до н.э. продолжал оставаться резиденцией местной фригийской династии.

Таким образом, можно думать, что основы фригийской государственности сохранялись, несмотря на разрушения в начале VII в. до н.э., и в период Лидийской гегемонии в Малой Азии. Хотя вопрос о степени зависимости Фригии от Лидии, требующий специального исследования, представляется правомерным предполагать, что эта зависимость носила в известной степени номинальный характер.

Иными словами, фригийская государственность продолжала существовать к моменту персидского завоевания.

Примечательно, что гибель укрепления, где мог располагаться лидийский гарнизон, на Малом холме Гордиона и немедленно последовавшее за ним возведение курганной насыпи весьма впечатляющих размеров, американские археологи, исследующие Гордион, ассоциируют со сражением лидийцев и персидского войска, вторгшегося в Малую Азию.

В 546 г. до н.э. персы завоевали Лидию. Данные античной традиции и фригийской археологии указывают на то, что экономическое развитие малоазийских территорий, населенных фригийцами, прогрессивно продолжалось и под властью персидских царей. Основой фригийской экономики, судя по Геродоту, продолжало оставаться земледелие и скотоводство. У Геродота («История»,V,49) тиран Милета Аристагор, знакомя царя Спарты Клеомена с картой Малой Азии¸ вырезанной из меди, говорит о Фригии как о стране «богатой скотом и отличающейся особым плодородием». Действительно, долина реки Сангария (совр. Сакарья), являвшаяся ядром территории Фригийского государства, включала в себя ряд небольших плодородных долин.

О развитии земледелия в докиммерийском Гордионе (VIII-начало VII в. до н. э.) свидетельствуют находки зёрен пшеницы, ячменя, чечевицы, земледельческих орудий труда, орудий для обработки зерна, ямы и керамическая тара для хранения зерна, муки и пр. Археологически засвидетельствовано использование шерсти для изготовления тканей, а, следовательно, развития скотоводства.

Естественно полагать, что эти виды хозяйственной деятельности продолжали играть основную роль в экономике фригийцев и в персидский период.

Под властью персидских царей продолжалось и даже достигло новых масштабов развитие ремесла и торговли у фригийцев. Не случайно Геродот и Ксенофонт называют нам целый ряд многолюдных и процветающих городов Фригии: Анава, Колоссы, Кидрары и т.д.

Все они были центрами ремесла и торговли, носившей, можно предполагать, преимущественно транзитный характер.

Так, участок вымостки «царской» дороги, проходившей на месте более древнего торгового пути, соединявшего Эгеиду с Востоком, обнаружен Янгом около Гордиона. Южное ответвление древнего торгового пути, известного с хеттского времени, проходило через Келены (Геродот «История», VII, 26).

 Наиболее археологически известен комплекс фригийского города персидского времени на примере послекиммерийского Гордиона. Внутри оборонительной стены располагались серии мегаронных зданий, общественного назначения. Находки, обнаруженные на городище и некрополе, указывают на то, что в VI-IV в.в. до н. э. усиливаются торговые связи Гордиона с западом. Об этом свидетельствует преобладание лидйского, греческого импорта (см., в частности, статью К. Сеймса. «Импорт в Гордионе лидийского и персидского периодов.», «Expedition, vol. 21, n.4, 1979, p. 6-17).

Таким образом, можно заключить, что экономическое развитие территорий Малой Азии, населенных фригийцами, в персидский период не только продолжалось, но и достигло нового уровня. Это относится в первую очередь к развитию ремесла и торговли. Очевидно, фригийские города, как и греческие города Ионии, выполняли в Персидском государстве важную экономическую роль, являясь центрами развития товарно-денежных отношений.

Трудно судить из-за отсутствия документальных письменных источников о социально-политической жизни этих городов в VI-IV в.в. до н. э.

Но, кажется, что именно в персидское время возрастает роль в их жизни храмов. Именно фригийское жречество было хранителем традиций местной фригийской государственности, в частности сакральных функций фригийских царей. Свидетельством этому может служить эпизод с развязыванием Гордиева узла, сохраненный современниками Александра Македонского (Т.А.Моисеева. Царская власть у фригийцев.-ВДИ,1982,№1, с.119-129).

Важно отметить, что наиболее крупные фригийские города становились резиденциями персидских сатрапов.

Согласно Геродоту, фригийцы, как и другие народы Малой Азии, должны были принимать участие в военных походах персидских царей. (Геродот «История»,VII,73.) Вооружение фригийцев, как сообщает Геродот («История»,VII,72), лишь незначительно отличалось от пафлагонского и состояло, по-видимому, из маленьких щитов, плетеных шлемов, небольших копий, а так же дротиков и кинжалов. Это описание очень сходно с изображением фригийского пехотинца из Пазарлы. Примечательно, что на изображениях из докиммерийского Гордиона фригийские воины вооружены длинными копьями, но с круглыми щитами.

Обращает на себя внимание тот факт, что в этот период на территории Фригии персидские правители практиковали переселение народов из других мест. Об этом говорит, в частности, пример пеонов (Геродот «История»,V, 12-17), которых Мегабаз по велению Дария I угнал из Фракии и поселил во Фригии в специально для них предназначенных поселениях.

Говоря о податной системе Дария I Геродот сообщает, что фригийцы были объединены вместе с геллеспонтийцами, азиатскими фракийцами, пафлагонами, мариандинами и сирийцами. Все вместе платили 360 талантов (Геродот «История»,VII,90). Если сравнивать с другими народами, то меньше платили саттагиды, гандарии, дадики и апариты (170 талантов), из Сус и остальной Киссии – 300 талантов. Столько же платили парфяне, хорасмии, согдийцы, арии. На матиенов, саспиров и алародиев была наложена подать в 200 талантов. Остальные народы платили больше. (Геродот «История», III, 90-94). По Геродоту( «История»,VII,127) до Дария I Фригийская, Лидийская и Ионийская области были объединены в одну сатрапию, который правил Орет, поставленный в Сардах еще Киром. Дарий I покарал его.

К сожалению, имеющиеся источники не позволяют пока реконструировать социальную структуру фригийского общества персидского периода. Но можно думать, что основная масса населения была представлена земледельцами, жившими в сельских поселениях и зависевших от персидских царей и их сатрапов, а также от фригийских храмов, крупных рабовладельцев и землевладельцев как фригийского, так и персидского происхождения.

В городах жили ремесленники и торговцы, о положении которых мы можем судить лишь гипотетично… Безусловно, во Фригии персидского времени были рабы…

Иными словами, можно думать, что здесь была сословно-классовая структура, характерная для Персидской державы в целом. Таким образом, можно заключить, что Фригия занимала важное место среди малоазийских сатрапий Персидской державы. Персидское влияние, возможно, ограничивалось только административной сферой. Должны были быть сильны традиции местной фригийской государственности и культуры. Но в этот период усиливаются экономические и культурные контакты с греческим миром.

 

Литература

 

1.                  Геродот. История.

2.                  Ксенофонт. Анабазис.

3.                  И.М. Дьяконов. Малая Азия и Армения около 600 г. до н.э. и северные походы вавилонских царей, ВДИ, 1981, №2, с. 34-64.

4.                  Т.А.Моисеева. Царская власть у фригийцев.- ВДИ,1982,№1, с.119-129.

5.                  Т.А.Моисеева. Мидас как символ богатства в античной традиции. ВДИ,1984, №4,стр16-21.

6.                  К. Сеймса. Импорт в Гордионе лидийского и персидского периодов, Expedition, vol. 21, n.4, 1979, p. 6-17.

7.                  С. Янг. Archaeology, 1953, vol 6, №3, p159-166.

 

Поступила в редакцию 31.10.2012 г.

2006-2018 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.