ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Взаимоотношения государства и Русской Православной Церкви (1945-1953 гг.): дискуссионные вопросы в работах современных российских историков

 

Прицев Дмитрий Александрович,

аспирант исторического факультета Белорусского государственного университета, г. Минск.

 

В отличие от работ советского периода, оправдывавших подчас жесткую политику государства в отношении церкви не только как института, но и самих верующих, современные исследователи, освободившись от спуда идеологического контроля, представили новые подходы в рассмотрении истории государственно-церковных отношений. Так, одним из первых исследований начала 1990 гг., частично затрагивающих анализ послевоенного периода РПЦ (Русская Православная Церковь), ее взаимоотношений с государством, является публикация В. А. Алексеева «Штурм небес отменяется? Критические очерки по истории борьбы с религией в СССР» [1]. Подчеркивая инертность значительной части государственного аппарата, воспитанного в духе активной атеистической пропаганды, исследователь обращает внимание на ее негативное воздействие по отношению к разворачивавшемуся диалогу церкви и государства [1, c. 200]. Вместе с тем, В. А. Алексеев оставил без должного внимания проблему влияния церкви на власть, ее послевоенное состояние. Недостаточно затронул и деятельность московской патриархии на международной арене, ее видение будущего послевоенного мироустройства, во многом объединившей точки зрения первоиерархов и руководителей правительства.

Схожие проблемы характерны и для работ М. И. Одинцова, анализирующего историю взаимоотношений с точки зрения правовых изменений в советском законодательстве и деятельности специальных органов, ответственных за проведение церковной политики, и оставившего почти без внимания развитие церковно-государственных и внутрицерковные процессов [9]. К бесспорному достоинству работ Одинцова М. И. относится введение в оборот ранее неизвестных документальных источников. Применительно к советскому периоду автор говорит о причудливом сочетании элементов предшествующих моделей государственной церковной политики – традиционной, с опорой на православную церковь; буржуазной, характеризующейся обеспечением религиозной свободы; и собственно социалистической, сориентированной на реализацию доминирования в общественном сознании атеизма с одновременным сужением влияния церкви [12, c. 162-163]. Тем самым, по мнению М. И. Одинцова, в различные периоды преобладали то одни, то другие сегменты советской модели государственной церковной политики, определяя характер государственно-церковных отношений. Вместе с тем, среди исследователей нет единства мнений по данной проблеме. Так, с подобной трактовкой отношений государства и церкви не согласна В. Т. Волокитина, считающая некорректным выделение государственной доминанты, уводящей в тень политику церкви по отношению к властным структурам [4, c. 99]. Следует согласиться с теми из историков, кто считает первые исследования начала 1990 гг. лишь первой пробой пера, попыткой по-новому взглянуть на послевоенную историю РПЦ, во многом сочетающую советские представления о послевоенной нормализации взаимоотношений церкви и государства с указанием на новую волну репрессий инакомыслящих, затронувших в той или иной форме и церковную организацию.

Значительное внимание исследователей привлекает и выявление причин, породивших поворот во взаимоотношениях государства и РПЦ военной осенью 1943 г. Подавляющее большинство исследователей склонны видеть в основе изменений взглядов власти прагматические представления части высших руководителей страны, в том числе самого И. В. Сталина, более оперировавших категориями «реал политик», чем коммунистическими постулатами в определении внешне- и внутриполитических курсов. Что нашло отражение и в господствующей сейчас в историографии концепции «сталинского прагматизма» в рамках цивилизационного подхода с использованием сравнительно-исторического метода.

Одни из ученых, такие как Ю. В. Гераськин, А. Ю. Михайловский, М. И. Одинцов [5], говорят о взаимовлиянии внутриполитических и внешнеполитических факторов, приведших к трансформации государственно-церковных отношений. Другие более склонны к выделению внутриполитической (например, В. Н. Якунин, А. И. Перелыгин, Н. В. Зин, В. А. Алексеев) [20] либо внешнеполитической (С. В. Болотов, М. В. Шкаровский, О. Ю. Васильева, Т. В. Волокитина) [2] доминанты в этиологической связи событий. Так, В. А. Алексеев обуславливает изменение отношений не столько стремлением укрепления внешнеполитических позиций советской стороны, обеспечения ее международного престижа, сколько желанием вождя приблизиться в массовом сознании к архетипу коллективного бессознательного русского народа, к его мессианской устремлености [1, c. 186-187]. Тем не менее, потуги по созданию «Православного Ватикана», использование авторитета Церкви в качестве инструмента по укреплению своего геополитического влияния, противостоящего антисоветской деятельности папской курии, по мнению О. Ю. Васильевой, являлись одной из основных причин изменения государственного курса [3]. В. Т. Ефимов же рассматривает смену государственного церковного курса в контексте личных качеств И. В. Сталина, его душенастроя. Влияние религиозного воспитания и семинарского образования, перенесение военных тягот и непомерной ответственности за судьбы родины, подталкивали вождя к проявлению его потаенных мыслей и чаяний, находивших воплощение в его делах и речах [7].

Наряду с этим, некоторые исследователи, в рамках теории тоталитаризма, не считают те или иные изменения в отношениях Русской Православной Церкви и государства пересмотром существовавшей ранее стратегии ликвидации в стране религиозных представлений, рассматривая государственную церковную политику и ее зигзаги в качестве реализации неизменной стратегии, сформулированной с приходом к власти ВКП(б) [17].

К выше обозначенной проблематике непосредственно примыкает вопрос периодизации взаимоотношений РПЦ и государства, один из самых дискуссионных в современной историографии. Исследователи до сих пор не пришли к единому мнению относительно конкретизации причин и самих рамок выделяемых ими периодов, учитывающих изменения, наступившие во взаимоотношениях государства и Церкви.

Большинство историков рассматривают в качестве отправной точки поворота в отношениях официальный прием И. В. Сталиным иерархов Русской Православной Церкви митрополитов Сергия (Страгородского), Алексия (Симанского) и Николая (Ярушевича) в сентябре 1943 г.. После чего последовало относительное возрождение духовной жизни: восстановление патриаршества, открытие храмов и духовных учебных заведений, появление собственного печатного органа «Журнал Московской Патриархии», возвращение части церковных реликвий. В то же время М. В. Шкаровский, Ю. В. Гераськин, И. В. Смолина, Н. В. Зин полагают первым проявлением смягчения государственной политики вторую половину 1939 г. – время присоединения Западной Белоруссии и Западной Украины с находящимися там православными приходами [19]. Это явилось существенным фактором, повлиявшим вкупе с другими аспектами на диалог церкви и государства. Однако И. А. Курляндский основываясь на пристальном изучении архивных документов, убедительно доказывает не только подобный упрощенный подход к рассмотрению исторических процессов, но и указывает на сфабрикованный характер ряда материалов, ссылаясь на которые и не проверив их подлинность некоторые из исследователей ошибочно интерпретировали существовавшие реалии [8].

По определению верхней границы периодизации мнения исследователей также разнятся. Часть историков рассматривает 1953 г. в качестве рубежа, после преодоления которого началась новая фаза отношений между государством и Церковью [10]. Пришедшие к власти политические силы не были склонны видеть в Русской Православной Церкви союзника как на внутриполитической, так и на внешнеполитической арене. Вместе с тем, ряд исследователей выделяют время конца 1940 – начала 1950 гг. как время неукоснительного падения заинтересованности властей в поддержании диалога с РПЦ, при сохранении внешне ровных отношений, в силу ряда причин, в том числе из-за относительной успешности международных церковных акций, а также появлении у государства новых средств для проведения внешней политики. Кроме того, обострение внутриполитической борьбы на данном этапе вело к уступкам по отношению к той части партаппарата, которая не одобряла новые отношения с церковью [16].

В то же время, Ю. В. Гераськин, А. Ю. Михайловский, И. В. Смолина, А. В. Горбатов склонны рассматривать завершение первого послевоенного периода государственной религиозной политики второй половиной 1950 гг. – моментом укрепления у власти Н. С. Хрущева, началом нового витка гонений на церковь [14]. Н. В. Шабалин же выделяет 1964 г. в качестве границы, положившей конец не только «хрущевским гонениям», но и политике фрагментарного интегрирования Русской Православной Церкви в существующую политическую систему [18, c. 5-6]. Одновременно с этим, М. В. Редько и В. В. Вяткин определяют верхнюю границу периода 1988 годом, связанным с празднованием тысячелетия Крещения Руси и ставшим отправной точкой запуска процессов по либерализации и демократизации взаимоотношений государства и Церкви [13]. Протоиерей В. Цыпин, выбрав в качестве основы периодизации годы правления первоиерархов Русской Православной Церкви, видит верней границей 1970 год – время окончания служения патриарха Алексия I [15].

Тем самым, в основе большинства работ, затрагивающих проблемы периодизации, лежит политическая компонента, связывающая различные колебания государственно-церковных отношений с изменяющейся политической конъюнктурой, что приводит в итоге к выделению тех или иных периодов в зависимости от мировоззренческих позиций исследователей. Наличие столь многообразной периодизации в историографии указывает на отсутствие достаточно разработанной аргументации смены курса государственной религиозной политики. Одновременно предпринимаются попытки по созданию периодизации истории церкви, учитывающие влияние модернизационных процессов и связанной с ними трансформацией в социальной и демографических сферах. Это позволит в будущем избежать излишней политизированности и персонифицированности в оценках тех или иных явлений государственно-церковных взаимоотношений [6, c. 121].

Еще одним дискуссионным полем современной историографии являются проблемы правового положения церкви, создания, роли и места Совета по делам Русской Православной церкви (СДРПЦ) в политической системе государства. Рассмотрению данных вопросов посвящены работы В. Н. Якунина, затрагивающие не только правовые стороны, но и деятельность церковных структур в новых общественно-политических условиях [21]. Не менее актуальным вопросом представляется выяснение функционирования Совета по делам Русской Православной Церкви, его центрального аппарата, института уполномоченных, кадровой политики, реализации на местах инструкций центра. Мнения исследователей по отношению к деятельности СДРПЦ и персонально его главы Г. Г. Карпова весьма различны: начиная от утверждения о новом издании «обер-прокурорства» до заявлений о позитивной роли по отношению к Церкви [11].

Указывая на постепенное сворачивание церковно-государственного диалога, исследователи видят причины не только в провале внешнеполитических акций государства с участием Церкви, но и в неприятии большинством работников органов власти необходимости его продолжения после войны. Превалирование среди значительной части номенклатуры подхода по отношению к новым планам Кремля как к очередной кампанейщине влекло за собой проявление в среде ответственных работников осторожности, боязни активизации деятельности, инертности.

Таким образом, в современной российской историографии проблема взаимоотношений Русской Православной Церкви и государства получила довольно широкое освещение, как в результате осуществления политики идеологического плюрализма, так и открытия доступа в архивы. Это позволило исследователям не только пересмотреть устоявшиеся взгляды, но и с новых позиций трактовать те или иные события. Вместе с тем, ряд вопросов требует дальнейшего рассмотрения: численность и социальный состав верующих, влияние церкви на общество и государство, выявление местной специфики государственной церковной политики в общесоюзном контексте, проблемы периодизации истории РПЦ, определение причин трансформации церковно-государственного диалога на всем его протяжении.

 

Литература

 

1.                  Алексеев В. А. Штурм небес отменяется? Критические очерки по истории борьбы с религией в СССР. – М.: Изд. Центр «Россия молодая», 1992. – 304 с.

2.                  Болотов С. В. Русская Православная Церковь и начало «холодной войны» // Вестник МГОУ. – 2010. – № 3. – С. 100-1104.; Шкаровский М. В. Русская Православная Церковь в ХХ веке. – М.: Вече, Лепта, -– 2010. – 480 с.; Шкаровский М. В. Последняя атака на Русскую Православную Церковь // Советское общество: возникновение, развитие, исторический финал. под ред. Ю.Н. Афанасьева и B.C. Лельчука. – М.: Москва: Рос. гос. гум. ун-т., 1997, т. 2. – С. 328-399.; Васильева О. Ю. Русская Православная Церковь в политике Советского государства в 1943-1948 гг. – М.: ИРИ РАН, 2001. – 214 с.; Волокитина Т. В. Отношения церкви и государства: религиозная традиция и реальность // Москва и Восточная Европа. Власть и церковь в период общественных трансформаций 40-50-х годов XX века: Очерки истории. – М.: Российская политическая энциклопедия (РОММПЭН); Фонд Первого Президента России Б.Н. Ельцина, 2008. - 807 с.

3.                  Васильева О. Ю. Русская православная церковь в политике советского государства в 1943-1948 годы //Советское общество: будни холодной войны: Материалы «круглого стола», Институт Российской истории РАН, 29 марта 2000 года / под ред. д.и.н., профессора В. С. Лельчука, д.и.н., профессора Г.Ш. Сагателяна. – Москва-Арзамас: ИРИ РАН – АГПИ, 2000. С. 254 -283.

4.                  Волокитина Т. В. Москва и православные автокефалии Болгарии, Румынии и Югославии (К проблеме восприятия советской модели государственно-церковных отношений в 40-е гг. XX в.) // Власть и церковь в СССР и странах Восточной Европы. 1939-1958 (Дискуссионные аспекты) / редкол.: Г.П. Мурашко, М.И. Одинцов. – М.: Институт славяноведения РАН, 2003. – С. 99-125.

5.                  Гераськин Ю. В., Михайловский А.Ю. Проблема периодизации истории отношений Советского государства и Русской Православной Церкви // Вестник Томского Государственного Университета. – 2010. – №. 3. – С. 110-120; Гераськин Ю. В. Взаимоотношения Русской Православной Церкви, общества и власти в конце 30-х – начале 1991 гг. (на материалах областей Центральной России). – М.: МПГУ, 2008. – 480 с.; Одинцов М. И. Русская православная церковь в ХХ веке: история, взаимоотношения с государством и обществом. – М.: Центральный дом духовного наследия, Объединение исследователей религии, 2002. — 312 с.; Одинцов М. И. Вероисповедная политика советского государства в 1939-1958 гг. // Власть и церковь в СССР и странах Восточной Европы. 1939-1958 (дискуссионные аспекты). – М.: Институт славяноведения РАН, 2003. – С. 7-68.

6.                  Гераськин Ю. В., Михайловский А.Ю. Проблема периодизации истории отношений Советского государства и Русской Православной Церкви // Вестник Томского Государственного Университета. 2010. №. 3. – С. 110-122.

7.                  Ефимов, В. Т. Православие в душенастрое Сталина: Верил ли Сталин в Бога. – М.: Военный парад, 2001. – 128 с.

8.                  Курляндский И. А. О мнимом повороте Сталина к православной церкви // Вопросы истории. – 2008. – № 9. – С. 3-16.

9.                  Одинцов М. И. Государство и церковь в России. XX век. – М.: Луч, 1994. – 174 с.; Одинцов М.И. Русская православная церковь в ХХ веке: история, взаимоотношения с государством и обществом. – М.: Центральный дом духовного наследия, Объединение исследователей религии, 2002. — 312 с.; Одинцов М. И. Вероисповедная политика советского государства в 1939-1958 гг. // Власть и церковь в СССР и странах Восточной Европы. 1939-1958 (дискуссионные аспекты) / редкол.: Г. П. Мурашко, М. И. Одинцов. – М.: Институт славяноведения РАН, 2003. – С. 7-68.

10.              Одинцов М. И. Государство и церковь в России. XX век. – М.: Луч, 1994. – 174 с.; Одинцов М. И. Русская православная церковь в ХХ веке: история, взаимоотношения с государством и обществом. – М.: Центральный дом духовного наследия, Объединение исследователей религии, 2002. — 312 с.; Родионова И. В. Русская Православная Церковь и ее роль в истории страны: метод. рекомендации по курсу «Отечественная история». – М.: Моск. гос. ин-т электроники и математики, 2009. - 32 с.; Зин Н. В. Взаимоотношения государства и церкви в 1943-1953 гг. (на материалах Владимирского края): автореф. дис. … канд. ист. наук: 07.00.02. – М., 2010. – 27 с.

11.              Одинцов М. И. Государство и церковь в России. XX век. – М.: Луч, 1994. – 174 с.; Чумаченко Т. А. Государство, православная церковь, верующие. 1941-1961 гг. – М.: «АИРО-ХХ», 1999. – 248 с.; Шкаровский М. В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущеве: Государственно-церковные отношения в СССР в 1939 – 1964 гг. – М.: Крутиц. Патриаршие подворье: О-во любителей церков. Истории, 2000. – 399 с.      

12.              Одинцов М. И. Русская православная церковь в ХХ веке: история, взаимоотношения с государством и обществом. – М.: Центральный дом духовного наследия, Объединение исследователей религии, 2002. — 312 с.

13.              Редько М. В. РПЦ в условиях советского общественно-политического строя 1940-1980 гг. (на материалах Красноярской епархии): автореф. дис. ... канд. ист. наук: 07.00.02. – Иркутск. 2010. – 25 с.; Вяткин В. В. История Пермской епархии в ХIХ – начале ХХI века: формы и методы церковной деятельности, государственно-церковные отношения: автореф. дис. … канд. ист. наук: 07.00.02. – Пермь, 2005. – 27 с.

14.              Сергеев Ю. Н., Абдулов, Н. Т. Уфимская епархия в 1943-1964 гг. Очерки истории государственно-церковных отношений. – Уфа: Изд-е Башкирск. ун-та, 2000. – 106 с.; Гераськин Ю. В., Михайловский, А. Ю. Проблема периодизации истории отношений Советского государства и Русской Православной Церкви // Вестник Томского Государственного Университета. – 2010. – №. 3. – С. 110-122; Смолина И. В. Иркутская епархия в системе государственно-церковных отношений в 1940-1980-е гг.: дис. … канд. ист. наук. – Иркутск, 2010. – 346 с.; Горбатов В. А. Государственные и религиозные организации Сибири в 1940-е -1960-е гг.: дис. … дк-ра ист. наук: 07.00.02. – Кемерово, 2009. - 437 с.

15.              Цыпин, В. А. История Русской Православной Церкви: Синодальный и новейший периоды. – 3-е изд., испр. – М.: Изд-во. Сретенского монастыря, 2007. – 816 с.

16.              Чеботарев С. А. Отношения государства и церкви в середине 1940-х – середине 1960-х гг.: дис. … канд. ист. наук: 07.00.02. – Тамбов, 2004. – 342 с.; Волокитина, Т. В. Отношения церкви и государства: религиозная традиция и реальность // Москва и Восточная Европа. Власть и церковь в период общественных трансформаций 40-50-х годов XX века: Очерки истории. – М.: Российская политическая энциклопедия (РОММПЭН); Фонд Первого Президента России Б.Н. Ельцина, 2008. – 807 с.; Шкаровский М. В. Русская Православная Церковь в ХХ веке. – М.: Вече, Лепта, 2010. – 480 с.; Васильева, О. Ю. Русская Православная Церковь в политике Советского государства в 1943-1948 гг. – М.: ИРИ РАН, 2001. - 214 с.

17.              Шабалин Н. В. Политические технологии Советского государства в отношении Русской Православной Церкви в 1943-1964 годах: проблемы региональной специфики и реализации в Кировской области: дис. … канд. ист. наук: 07.00.02. – Чебоксары, 2006. – 195 с.; Сосковец Л. И. Религиозные конфессии Западной Сибири в 40-60-е годы ХХ века. – Томск: Томский государственный университет, 2003. – 348 с.

18.              Шабалин Н. В. Политические технологии Советского государства в отношении Русской Православной Церкви в 1943-1964 годах: проблемы региональной специфики и реализации в Кировской области: дис. … канд. ист. наук: 07.00.02. – Чебоксары, 2006. – 195 с.

19.              Шкаровский М. В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущеве: Государственно-церковные отношения в СССР в 1939 – 1964 гг. – М.: Крутиц. Патриаршие подворье: О-во любителей церков. Истории, 2000. – 399 с.; Гераськин Ю. В. Взаимоотношения Русской Православной Церкви, общества и власти в конце 30-х – начале 1991 гг. (на материалах областей Центральной России). – М.: МПГУ, 2008. – 480 с.; Смолина И. В. Иркутская епархия в системе государственно-церковных отношений в 1940-1980-е гг.: дис. … канд. ист. наук: 07.00.02. – Иркутск, 2010. – 346 с.; Зин Н. В. Государство и церковь во Владимирском крае в 1943 – 1953 гг. – Владимир: Собор, 2010. – 196 с.

20.              Якунин В. Н. Укрепление положения Русской Православной Церкви и структура ее управления в 1941-1945 годы // Отечественная история. – 2003. – № 4. – С. 83-92; Якунин В. Н. Положение и деятельность Русской Православной Церкви в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. – Самара: Издательство «Самарский университет», 2001. – 400с.; Перелыгин А. И. Русская Православная Церковь на Орловщине в годы Великой Отечественной войны // Отечественная история. – 1995. – № 4. – С. 126-136; Зин Н. В. Государство и церковь во Владимирском крае в 1943 – 1953 гг. – Владимир: Собор, 2010. – 196 с.; Алексеев В. А. Штурм небес отменяется? Критические очерки по истории борьбы с религией в СССР. – М.: Изд. Центр «Россия молодая», – 1992. – 304 с.

21.              Якунин В. Н. Укрепление положения Русской Православной Церкви и структура ее управления в 1941-1945 годы // Отечественная история. – 2003. – № 4. – С. 83-92; Якунин В. Н. Положение и деятельность Русской Православной Церкви в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. – Самара: Издательство «Самарский университет», 2001. – 400 с.

 

Поступила в редакцию 16.03.2012 г.

2006-2018 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.