ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Народные промыслы республик Северного Кавказа: от истоков к современности

 

Ведзижев Инал Мустафаевич,

аспирант Российского государственного торгово-экономического университета.

 

На Северном Кавказе, уникальном своими природными особенностями, богатым природными сырьевыми ресурсами, народные промыслы всегда занимали важное место. Не изменилась ситуация и в нынешнее время: народные промыслы продолжают оставаться неотъемлемой частью культуры Северного Кавказа и являются важным составляющим в его хозяйстве.

Ни для кого не секрет, что Северный Кавказ населяет множество народов, и, следовательно, многонациональная культура является еще одним немаловажным определяющим фактором разнообразия народных промыслов и ремесел на Кавказе.

Вопросы о зарождении и первом распространении народных промыслов на Кавказе волнуют ученых и по сей день, по этому поводу в научной литературе ведутся многочисленные споры. Но одно бесспорно: в каждом регионе народные промыслы и ремесла характеризуются своей уникальностью, будто культура каждого народа накладывает свой отпечаток и наполняет духом ее самобытности. Результаты этих кропотливых трудов несут в себе многовековую историю народа и ведут свой путь из глубины древности.

Шестакова А.В., изучая промыслы Кавказа, указывает, что огромную роль в сельском быте играли половики, ковры и ковровые изделия (накидки на люльки, чувалы, торбы и пр.), которые изготавливались из шерсти, ситца и пеньки.[1]

Необходимо отметить и гончарное ремесло. На Кавказе самая ранняя керамика, как свидетельствуют о том археологические раскопки, появилась в VI-V вв. до н.э.[2] В частности, прославились особенно балхарские мастерицы. Этот вид искусства в ауле Балхар существовал еще в I веке н.э. Здесь гончары вручную лепили из местной глины жгутовой или ленточной техникой кувшины для зерна и воды, миски, блюда, подойники и др. С XIX века гончарный промысел получил повсеместное распространение. Вероятно, по мысли Шестаковой А.В., распространению и развитию промысла, вероятно, способствовала нужда близлежащих районов в домашней утвари, вследствие чего посуда, изготавливаемая в местах, имеющих запасы пластичных глин, получала легкий и выгодный сбыт.

Также на Северном Кавказе с давних пор занимались обработкой кожи. Из нее делали мужскую и женскую обувь, предметы обихода, конскую сбрую, атрибуты военного снаряжения. Кожей обтягивали ножны шашек, кинжалов, колчаны. Использовалась в работе кожа крупного рогатого скота, коз и овец. В этом ремесле получили признание мастера-кожевники из Кабарды. Многие другие ремесла будут рассмотрены ниже, на примере некоторых регионов Кавказа.

 

Народные промыслы Дагестана

 

Своими народными промыслами издревле славится Дагестан. Не зря его называют заповедником народных художественных промыслов. Еще В.Г. Смолицкий в 1985 г. в своей работе «Народные художественные промыслы РСФСР» упоминал замечательных мастеров Дагестана.

Здесь получили свое развитие самые различные виды ремесел – ковроделие, обработка кости, художественная обработка металла, узорное вязание и золотошвейное дело. Нигде в России народные художественные промыслы не имели такого огромного значения как в экономике, так и духовной жизни народа, как в Дагестане.

Специфика и особенность народных промыслов Дагестана в том, что его населяет множество этнических групп и народностей, и, следствием чего явилось то, что каждая из них на протяжении веков развивала и совершенствовала свое традиционное мастерство и умение. А это, в свою очередь, и определяет такое большое разнообразие ремесел, существующих в Дагестане.

Наиболее распространенным видом декоративно-прикладного искусства в Дагестане является ручное ковроткачество. В каждом уголке республики ткут различные ковровые изделия. Но красотой узоров и цветовых сочетаний, мастерством исполнения прославились особенно лезгинские и табасаранские ковры. По характеру узоров и технике исполнения все ковры можно разделить на три основные группы: ворсовые, безворсовые и войлочные.[3] Все ковровые изделия народов Дагестана широко используются в быту.

Ковроделие является одним из ярких видов декоративно-прикладного искусства Дагестана. Высокохудожественные самобытные и многообразные ковры многократно были представлены вниманию публики на всемирных выставках и ярмарках (Турция, Иран, Австралия, Индия, Болгария, Англия, Канада и др.). Но, начиная с 90-х годов ХХ века почти все ковровые фабрики и цеха прекратили свою работу из-за сложившихся экономических трудностей. С 2000 года производство ковров возродилось в нескольких районах Дагестана и на некоторых частных предприятиях.

Еще одним видом народных промыслов в Дагестане является гончарное искусство. И, как уже частично говорилось выше, центром гончарного мастерства является лакский аул Балхар. Своеобразные мотивы декора и орнаментов свидетельствуют о древности балхарской керамики. Вся роспись наносится на ножном гончарном круге, не имея при этом какого-то определенного замысла – это предопределяет то, что орнаменты невозможно повторить, а так же примечателен тот факт, что узоры могут бесконечно изменяться. Производится более, чем 30 видов изделий. Наибольшее распространение получили большие хозяйственные кувшины без ручек, а также водоносные и маслобойные, кувшины с носом для умывания, маленькие кувшины для воды и т.д. Умелое использование самых простых форм и линий рождает красивые замысловатые узоры. Основными элементами балхарской росписи являются линии (прямые, волнистые, зигзагообразные, параллельные), штрихи, листики, спирали, завитки, изображения глаз и рук. Особо примечательно то, что нет определенных шаблонов узоров, мастерицы импровизируют, вкладывая свое настроение и душевное состояние, им предоставлена полная свобода. Наверное, это и является причиной необычайного разнообразия и красоты изделий.

Также в традиционных центрах гончарного ремесла Сулевкент и Джули изготовлялась глиняная посуда самых разных размеров и форм. Самые ранние изделия украшались налепным узором, в виде различных линий и жгутиков, применялся и метод процарапывания по сырой глине, но все изменилось, как говорилось выше, с появлением гончарного круга. Как говорят специалисты, в Джули когда-то был центр по выпуску глазурированной посуды. Но на сегодняшний день там изготавливают только неполивную гончарную посуду.

Не обойти вниманием и художественную обработку металла. В Дагестане центром этого искусства считается аул – Кубачи. Высокий уровень развития технологии литья и ковки бронзовых и медных изделий предопределили выделение металлообработки в отдельную отрасль.

Искусство кубачинских мастеров было известно далеко за пределами гор. Кубачинцы свято берегли основы своего искусства, которое передавалось из поколения в поколение. Наиболее высокого уровня обработка металла достигла в XIII-XV вв.: литье бронзовых котлов с неповторимой декоративной отделкой, выделка чеканной медной и бронзовой утвари, серебряных украшений и оружейное дело – изготовление кольчуг, шлемов, щитов, кинжалов и мечей. В XVIII–XIX вв. в Кубачи стало развиваться производство холодного и огнестрельного оружия, отделанного серебром, резной слоновой костью, золотой насечкой. А в XIX в. Кубачи стал крупнейшим центром изготовления лучших образцов изысканно отделанного оружия и серебряных изделий на Кавказе. Чуть ли не каждый житель Кубачи с гордостью расскажет, что шлем Александра Македонского, меч русского князя Мстислава, щит Александра Невского были изготовлены и подарены великим полководцам местными мастерами.

Кубачинцы преуспели и в ювелирном искусстве, их достижения повлияли на ювелирное мастерство других кавказских народов, а ассортимент их ювелирных изделий на протяжении долгих лет был самым разнообразным. Особым многообразием отличаются всевозможные женские украшения (свадебные пояса, серьги, браслеты, кольца и т.д.).

 Как свидетельствует история, в 1924 г. в Кубачи появилась ювелирная артель, позже преобразованная в Кубачинский художественный комбинат, который стал одним из крупнейших предприятий народных художественных промыслов Дагестана. Здесь выпускают изделия из серебра, предназначенные для различных целей – вазы, женские украшения, сервизы, кубки, декоративные блюда, кувшины. Многие образцы кубачинского ювелирного дела удостоены высших наград на всероссийских и международных выставках.

Далее, необходимо отметить еще один вид традиционного декоративно-прикладного искусства Дагестана – художественную обработку дерева. В этом ремесле получила свою известность Унцукульская насечка, здешними мастерами выработан такой метод обработки дерева, как насечка металлом, с помощью чего и создаются различные узоры на изделиях.

Особое развитие промысел получил в начале XX в., когда в 1926 г. мастера объединились в артель. Как указал в своей статье председатель комитета по народным художественным промыслам Республики Дагестан Г. Ахмедов, - «…Впоследствии ассортимент изделий значительно расширился: подсвечники, браслеты, бусы, серьги, ожерелья, солонки, декоративные тарелки, вазы и т.д. Подобно кубачинцам, унцукульские мастера шире стали использовать формы традиционных предметов быта: ступок для чеснока, мерок для муки и зерна, солонок, ковшей и больших блюд. Переход на токарную обработку заготовок способствовал не только расширению ассортимента изделий, но и увеличению их размеров»[4].

Дагестан с давних пор славится своим клинковым оружием. Как правило, мастера оружейного дела специализировались на производстве холодного и огнестрельного оружия, а некоторые мастера занимались его украшением.

Основным и самым успешным в этом деле на сегодняшний день является предприятие «Кизляр». Их изделия характеризуются широким ассортиментом и использованием различных стилевых подходов: здесь можно найти и художественно оформленные, украшенные орнаментом и серебром ножи, а также выполненные в консервативном военном стиле, с черным покрытием клинка. В ассортимент также входят хозяйственно-бытовые ножи, охотничьи, холодное оружие, которое является необходимым элементом национальных костюмов и сувенирные изделия, внешне схожие с холодным оружием. Предприятие выпускает около 100 базовых моделей ножей, а если учитывать и множество вариантов выполнения, то их насчитывается более 200. Все изготавливаемые изделия проходят обязательную сертификацию.

Одним из уникальных видов искусства в Дагестане является шелковая вышивка, которая носит название «кайтагская», по месту происхождения. Они представляют собой панно, вышитые шелком, с неповторимым и уникальным рисунком. До нашего времени сохранились работы, датируемые концом XVIII – началом ХХ вв. Кайтагские вышивки имели ритуальное значение и были связаны с тремя главными событиями в жизни человека: рождением, свадьбой и смертью.

Можно привести еще множество примеров декоративно-прикладного искусства Дагестана, о большом многообразии его видов мы говорили неоднократно, в качестве примеров также можно привести такие виды, как: ручное вязание чулочно-носочных изделий, традиционные дагестанские бурки, аварское серебряное дело. Каждое из ремесел несет в себе дух населяющих горный Дагестан народов и радует глаз по сегодняшний день.

 

Чеченцы

 

Народные промыслы чеченцев играли существенную роль в их хозяйственной жизни с давних времен. У большинства людей сложилось мнение, что чеченцы жили только за счет набегов и грабежей, но это не так: об обратном свидетельствуют многочисленные исторические, фольклорные и этнографические источники. Они с древних времен знали металлообработку, скотоводство, высокое земледелие, знали секреты ювелирного дела, а также владели ткацким и гончарным мастерством.

Особенно выделялось производство бурок и других войлочных изделий. Чеченские бурки имели большой спрос в соседних казачьих станицах, они продавались и на рынках Моздока, Кизляра, Грозного. Д. Семенов свидетельствовал: «Многие изделия горцев отличаются изяществом вкуса. Превосходная работа галунов, выделка сафьяна и кожи, конская сбруя и разные украшения на оружии, все совершенство этих изделий – не плоды образования и развития, но единственно следствие натуры горца. Все это делается со вкусом и старанием не из расчета, не на продажу, но для удовлетворения собственного чувства. Стоит сравнить работу горца с работой наших крестьян, или даже наших городских мастеровых, чтобы убедиться в дарованиях горцев».[5]

Несмотря на то, что с развитием промышленности крестьянские промыслы постепенно вытеснялись промышленным производством, у них был ряд преимуществ: оригинальность ручной работы мастера всегда ценилась, ведь, создавая что-то, он вкладывает душу.

Изготовление ногаек, поясов, седла, сбруи (так называемый шорный промысел) было развито в Чечне. Производство изделий из кожи почти не встречало соперничества фабрик. «Существовало три способа обработки кожи: первый – толокном и солью, второй – только солью и третий – солью и мукой (пшеничной, ржаной). Овчина должна была заготавливаться сразу после забивания скота».[6] «Несмотря на замысловатость техники обработки кожи, изделия отличались высоким качеством и сбывались даже в центральные промышленные районы России»[7]. Также для чеченских мастериц было характерно вышивание. Вышивкой украшались рукава и полы женской одежды, обычно вышивали по бархату и шелковой ткани нитками разных цветов. «Особо нарядные платья вышивали серебряной и золотой канителью с жемчугом и разноцветным бисером».[8]

Село Шатой стало крупным ремесленным центром Чечни, здесь было много мастеров по обработке кожи, металла, дерева, камня, а также по изготовлению одежды и обуви. Сюда приезжали за товарами жители из многих сел. Главной отличительной чертой изделий чеченцев являлось то, что все творческие силы народа направлялись на создание действительно полезных изделий. Главным принципом производства была добротность, качественность вещи и вместе с тем легкость и удобное использование. В их изделиях вы не найдете богатства узоров и утонченности, но имеют место простота и строгость.

Мастерство в том или ином ремесле передавалось из поколения в поколение путем показа, рассказа, упражнения. Ребенок пяти, шести лет учился подавать инструменты во время выполнения родителями их ремесла. А с 7-8 лет он уже включался в процесс овладения ремеслом.

То, что скотоводство было развито достаточно хорошо, обусловило и появление в Чечне промыслов, связанных с переработкой продуктов животноводства, прежде всего с обработкой шерсти. Из овечьей шерсти чеченскими женщинами изготавливалось грубошерстное сукно. Из грубого сукна делали мешки, изготавливали верёвки и паласы, а из тонкого – шили верхнюю одежду. Чеченские войлоки и бурки на Кавказе считались лучшими.

Как правило, при изготовлении изделий из войлока, шкур и овчин появлялись отходы, но они не оставались неиспользованными. Чеченские умельцы изготавливали из них чехлы для различного оружия и ножниц для стрижки овец. Чеченцы использовали шерсть как оберег. «Шерсть наделялась сверхъестественными свойствами плодородия, способностью очищать и оберегать все живые существа»[9].

Стоит отметить особенность бурки: она была непромокаемой, даже под проливным дождем, так как во время дождя вода скатывалась по шерсти. «Бурка всецело была приспособлена для наездничества, являясь непременным походным снаряжением горца. Не прилегая плотно к телу, сдвинутая на левое плечо, бурка давала возможность скрыть оружие и свободно стрелять»[10]

Среди прочих видов народного декоративно-прикладного искусства Чечни особое место занимает ковроделие. «Ковроткачество возникло в среде зерновых земледельцев, ведущих отгонное и придомное скотоводство. К районам с широко развитым ковроткачеством относились юго-восточное побережье Каспийского моря, прикаспийская низменность»[11]. Из Притеречных районов в производстве различных войлочных изделий особо выделялись мастерицы села Шеди – Юрт. «Войлочные чехлы для ружей и холодного оружия – сохранили древнее название войлока у чеченцев. Они изготавливались из отходов, причем занимались этим наряду с женщинами и мужчины»[12].

Войлочные ковры были нескольких видов: для покрытия пола, кровати, для вывешивания на стены, обивки средств передвижения и как коврики для молитв.

Ни одна семья не обходилась без кожаного мешка – «лежиг» для переноски зерна или муки. Мешок сшивался из кусков овчины. А также перемётные сумы «хуржины» и пояса для ношения кувшинов с водой изготовлялись в Чечне повсеместно.

Свое развитие в Чечне получило и ювелирное дело. Это, в основном, традиционные украшения мужского и женского костюмов. При этом для женских украшений характерно сочетание серебра с позолотой. Мужские изделия – только серебряные, поскольку серебро считалось в Чечне «мужским» металлом. Чеченские мастера работали практически только с серебром, изготавливая широкий ассортимент товаров.

Интерес чеченцев к черневому декору серебра существенно активизировало творческие поиски и достижения как местных, так и дагестанских мастеров черни в этой оригинальной технике ювелирного искусства народов Кавказа, которая стала значительным вкладом в сокровищницу ювелирного дела. Ювелирное искусство в значительно большей степени, чем другие виды народного творчества чеченцев, испытывало воздействие дагестанских образцов и пусть редко, но в некоторых изделиях всё же прослеживаются отзвуки ногайской культуры.

 

Ингуши

 

Ингушский народ издревле славился прекрасными образцами народного творчества. Их народные промыслы и ремесла – это резьба по дереву, гравировка, чеканка, металлообработка, создание уникальных национальных украшений и оружия из золота и серебра, инкрустированные драгоценными и полудрагоценными камнями, создание изделий из кварца и стекла, вышивка, изготовление ковров, циновок, предметов быта, в том числе из глины и меди. Это и женские национальные украшения, деревянные скульптуры и панно, вышивка, изделия из стекла и горного хрусталя, ковры с ингушским национальным орнаментом, предметы быта и многое другое. Ингушские мастера, перенявшие и сохраняющие опыт и мастерство своих предков, создают настоящие произведения искусства, несмотря на то, что в основном работают в приспособленных домашних мастерских.

Высокого уровня мастерства достигли ингушские строители каменных сооружений: башен, склепов, святилищ, храмов. Их приглашали представители соседних народов для возведения тех или иных сооружений, и ученые практически единодушно сходятся к этому. Закладка любого каменного сооружения проходила в торжественной обстановке. Вначале хозяин объявлял о намерении построить башню, в назначенный день башню закладывали, устанавливая восемь угловых каменных глыб фундамента, шириной до 100 см. и длиной до двухсот с чем-то сантиметров и высотой 80-90см. В честь этого события резали белого быка и привязывали к рогам белую шелковую материю. Кровью быка смазывались углы этих каменных блоков, произносились благопожелания, прося этой семье всех земных благ и удач. Обычно башню начинали строить в марте. Стройка продолжалась ровно год. Если по каким-то причинам не удавалось достроить башню в назначенный срок, то башня так и оставалась навеки недостроенной.

Что касается кожевенного дела, то это был трудоемкий процесс. Кожа обрабатывалась народными средствами в течение долгого времени. Из готовой кожи вырезали заготовки, для сыромятной обуви. Также нарезались постромки, ремешки, заготовки для подошв обуви. Для этих нужд высоко ценилась кожа буйвола.

Овчина и козья кожа обрабатывалась чуть по-другому, т.е. сохраняя волосяную часть. А специально обработанная тонкая кожа шла для изготовления ремешков к кожаным ноговицам, женской, мужской и детской обуви.

Кузнечное ремесло у ингушей имело огромное значение. Кузнец изготавливал все виды и типы орудий труда, их частичные элементы из железа. Иногда основу бороны делали из дерева, а зубья из металла. Изготавливались ручные инструменты: серп, коса, молоток, топор, нож, щипцы, рашпиль, а также все металлические части конской упряжи и седло. Были мастера, специализировавшиеся на изготовлении фаэтонов, линеек, байдарок, карет. Для разогрева металлических заготовок применяли древесный уголь, кукурузные кочерыжки. Ремесло кузнеца очень почитали, и поэтому запрещалось садиться на наковальню.

Обработка дерева занимала приоритетное место в ингушских ремеслах. Солидная часть посуды, утвари, орудий труда, различные предметы вспомогательного характера были изготовлены полностью или частично из дерева. Для обработки применялись различные инструменты: топор, рубанок, пила, стамеска, сверло. Деревянная посуда делалась мастерами и для нужд семьи, и для продажи, и для натурального обмена. Для изготовления цельной мерной посуды из дерева использовался огонь, т.е. выжигали внутри целый кусок бревна.

Ткацкое ремесло очень древнее и ингуши широко занимались им. В основном, ткачеством владели женщины, начиная от стрижки овец и заканчивая изготовлением одежды. Полученную шерсть предварительно расчесывали вручную, выстирав и просушив – ее снова расчесывали, затем делали небольшие мотки шерсти и пряли нить. Шерстяную нить заправляли в ткацкий станок и ткали домотканое сукно.

Гончарное ремесло тоже было широко распространено. Глиняная посуда была практичной, удобной, легкой в изготовлении, экологически менее вредной, хорошо сохраняло молочную продукцию в теплое время года. Для посуды подбирали наиболее качественную глину, замешивали родниковой водой, добавляли песок, изготавливали посуду на гончарном круге. Сырую посуду предварительно просушивали и ставили в уже раскаленную печь. Из глины делали амфору, кувшин, макитру, сосуды с узким горлышком, миски, тарелки, кружки.

«Ингуши были искусными оружейниками, стремились приобретать самое новое, совершенное оружие. Вооружение ингушского воина в средневековье составляли лук, стрелы с наконечниками различной величины и формы, дротик, копье, праща, лук для метания камней, меч, позже сабля, кинжал и т.д. С XVI в. начинает распространяться огнестрельное кремневое оружие»[13].

 Ювелирное производство ингушей когда-то характеризовалось высоким уровнем развития. Известно несколько десятков типов и многочисленных разновидностей только металлических сережек и подвесок, отличающихся изяществом форм и сложностью работ. Были распространены серповидные восьмилопастные подвески из серебра, близкие типологически височным кольцам вятичей. Они служили для широкой меновой торговли. Известными средневековыми центрами ювелирного дела у ингушей являлись Эгикал, Цори, Эрзи и др.

Обработка камня входила в сферу производственной деятельности вайнахов. Строительство бытовых, погребальных и культовых памятников средневековья непосредственно связано с камнеобработкой. Прокладка арочных проемов, устройство межэтажных перекрытий гребней кровли требовали особого умения придать камню обработкой нужную форму, а вместе с нею и необходимую прочность сооружения.

Наиболее ярким и выразительным предметом материальной культуры ингушей была одежда. Потребности в одежде и тканях удовлетворялись за счет местной сырьевой базы, в то же время использовались и привозные ткани. В каждой семье умели шить, этим занимались женщины. Мужская одежда была строгой и скромной, хорошо приспособленной к местным условиям, и вместе с тем отличалась простотой и элегантностью, что отвечало их нравственным и эстетичным запросам. Обувь шили из сыромятной кожи и сафьяна, что подтверждало распространение у ингушей кожевенного ремесла. Из кожи помимо обуви изготовляли кисеты, ремни, чехлы, седла, сбруи и т.д. О развитии ткачества свидетельствуют пряслица, найденные в результате археологических раскопок. Среди тканей домашнего изготовления первое место занимало сукно, что было связано с развитием овцеводства.

По сегодняшний день ингушские умельцы продолжают удивлять нас своими талантами. И среди них есть даже те, что не имеют аналогов как в России, так и в мире. Основатель бренда SHADI, мастер-кожевник Ахмед Шадиев производит изделия из рыбьей кожи. Уникальные технологии, разработанные мастером, не только обладают новизной и особым шармом, а плюс ко всему и экологичны. Рыбья кожа, как оказалось, по многим критериям превосходит известные нам издавна, как используемые в производстве, кожи других млекопитающих: будучи водонепоглощаемой и в 3 раза прочнее, чем, к примеру, телячья кожа, она, вдобавок, позволяет применять абсолютно экологичную технологию. Так как рыба существует в водной среде, то самой природой устроено так, что она выдерживает большое давление среды, отсюда следует то, что она очень крепкая. Также, обычная кожа вбирает в себя 150-180% влаги, а у рыбьей кожи этого эффекта нет — все ее слои плотно прилегают друг к другу. А если говорить об экологичности, то, например, при обработке телячьей кожи, чтобы она не потеряла прочность, используют хром и другие химикаты, рыбья же кожа этого не требует. Сам Ахмед Шадиев считает, что это материал будущего.

Поскольку потребление рыбы возрастает, а ее необходимо обесшкуривать, так как в подкожном жире рыбы много холестерина, то количество отходов тоже растет. Это вторичное сырье и используется Ахмедом Шадиевым. Он создал ту промышленную технологию, которую не удалось изобрести даже на Западе. Многие страны затрачивают огромные средства на утилизацию рыбных шкур, не находя им применения, и, будучи не в силах создать правильную технологию их обработки.

Шадиев потратил около 10 лет на то, чтобы претворить в жизнь свою идею, создать и «поставить на ноги» свой бизнес, он первым получил сертификат, подтверждающий то, что его продукция соответствует ГОСТу. Как говорит сам производитель: «И имущество продал, и в долги залез, потому что для того, чтобы создать технологию, надо тысячу раз сделать, потом тысячу раз перепроверить, убедиться на практике, и временем должно испытание пройти». Сейчас бренд SHADI выпускает одежду, обувь, сумки, ремни и множество других изделий, отличающихся своей необыкновенностью.

В настоящее время продукция SHADI реализуется в Кисловодске и Ессентуках, Москве и Санкт-Петербурге, Днепропетровске, с инициативой открытия аналогичного производства к Шадиеву обратились китайцы, поступают заказы из Израиля, Италии, Казахстана и Франции. Изделия из рыбьей кожи продаются даже на улице, следовательно – на нее попадают солнечные лучи, но она не выцветает и не портится. Использование технологии, препятствующей обесцвечиванию — это ноу-хау компании.

В компании работают специалисты высокого класса — реализацией занимается Наталья Юдакова, обучены профессионалы нового поколения, среди них — ведущий специалист Адам Гамбердов.

В 2011 году ингушский производитель представил свои изделия на выставке-ярмарке художественных промыслов России, что сразу вызвало у всех посетителей большой интерес. Спустя некоторое время после этого, в Кабардино-Балкарском госуниверситете прошла выставка инновационных проектов молодых ученых СКФО. Было представлено 78 проектов в области информационных и нанотехнологий, медицины, сельского хозяйства, строительства, промышленности. И бренд SHADI, по всеобщему мнению, оказался одним из самых оригинальных проектов. Также бренд впервые принял участие в Volvo-Неделе моды в Москве. Компания представила вниманию публики уникальные изделия, которыми тут же всерьез заинтересовались ключевые фигуры фэшн-индустрии, причем, не только российской. А Валентин Юдашкин, посетивший ингушское предприятие летом 2011 года, пригласил компанию SHADI принять участие в московской Неделе моды. Значимая фигура в мире моды подчеркнула качество продукции ингушских производителей. Юдашкин отметил, что с этим материалом нужно выходить в мир. Также он планирует разместить заказы на предприятии Шадиева. Из рыбьей кожи будут шить одежду для продажи в парижских домах мод. «В Москве пытались создать технологию такого уровня - не смогли, а здесь в Ингушетии мы видим ее реализацию», - сказал Юдашкин на встрече с руководителем предприятия Ахмедом Шадиевым. Модельер пригласил Шадиева в Москву для обсуждения деталей заказа продукции. Кроме того, Юдашкин планирует построить в Ингушетии швейную фабрику.

Сегодня магазин «SHADI» есть только в Пятигорске, в Назрани же можно звонить прямо на фабрику. Скоро Ахмед Шадиев планирует открыть магазины в Москве и Санкт-Петербурге. В них можно будет не только купить готовые изделия, но и сделать персональный заказ. В Ингушетии изобретением Ахмеда по праву гордятся и рассчитывают, как бы неожиданно это ни было, сделать рыбью кожу полноправным национальным брендом.

Законодателя «рыбьей» моды отличает высокий патриотизм. Многими европейскими брендами предпринимались попытки так сказать «переманить» Шадиева, но он наотрез отказывается покидать республику, намерен непременно закрепить свой бренд за Ингушетией. Его производство набирает обороты, популярность изделий возрастает, многие представители модной индустрии желают сотрудничать с Шадиевым. Нет сомнения в том, что со временем интерес к изделиям из рыбьей кожи будет только расти, а предприятие будет расширяться, и ряды поклонников столь необычных и экзотических изделий станут пополняться.

Таким образом, мы видим: несмотря на то, что на первый взгляд кажется, будто народные промыслы «канули в лету» и о них все забыли, в действительности дело обстоит вовсе не так. Сегодня, в каждом уголке Северного Кавказа, мастера, не покладая рук, ежедневно трудятся. Конечно, потребность в этих изделиях уже не та, что в былые времена, но совсем не востребованными они остаться не могут. Во все времена были и есть истинные ценители народных промыслов. Потому что последние на протяжении многих веков неизменно несут в себе культуру, быт народа, его дух. Как мы убедились посредством проведенного небольшого анализа народных промыслов Кавказа, даже менталитет накладывает свой отпечаток, он проявляется в работе мастера. Где-то наблюдается утонченность в деталях и изысканность, а где-то, напротив, ее нет, и отдается предпочтение прочности, крепости, делается ставка на долговечность. Но самое главное то, что народные промыслы неотделимы от культуры народа, являются неотъемлемой ее частью, и именно поэтому необходимо сохранять эти традиции, пронося их сквозь времена и передавая из поколения в поколение.

 

Литература

 

1.                  Ахмедов Г.Г. Дагестан - Заповедник народных художественных промыслов [Электронный ресурс] / Режим доступа: http://www.e-dag.ru/dagestan/promysly.

2.                  Байрамбеков М.М., д.п.н., «Дагестан – заповедник народных художественных промыслов», 2005 г.

3.                  Бартенева М. Дагестан: Живая связь времён // Народное творчество. – 2007. – №2. – С. 59.

4.                  Гарсаев Л. Технология изготовления вайнахской одежды // Вайнах. – Грозный,2006. – № 12. – С.56.

5.                  Дзарахова З.М.-Т. Национальное самосознание ингушей: этнокультурные факторы. – Назрань,2007. – С.141.

6.                  История Чечни (XIX в.). – Грозный, 2006. – С.255.

7.                  Кодзоев Н.Д. «История ингушского народа», изд. «Сердало», 2002 г.

8.                  Ларина Е.И. Ковроткачество народов Российской империи. – М.,2007. – С.190-191,194-195.

9.                  Семенов Д. Отечествоведение. Россия по рассказам путешественников и ученым исследованиям. Т.3. Кавказ и Урал. – М.,1879. – С.37.

10.              Хасбулатова З.И. Народные промыслы чеченцев в XIX – начале XX в. (по этнографическим материалам) // Лавровские (Среднеазиатско – кавказские) чтения.2000 – 2001 гг. Краткое содержание докладов. – СПб.,2002. – С.80.

11.              Шавлаева Т.М. Из истории развития шерстяного промысла чеченцев в XIX – нач. XX вв.: историко – этнографическое исследование. Дис. …канд. ист. наук. – Грозный, 2006. – С.94.

12.              Шестакова А.В. Народные промыслы Северного Кавказа: история и география, Ставрополь, 2008 г.

 

Поступила в редакцию 04.06.2013 г.



[1] Шестакова А.В. Народные промыслы Северного Кавказа: история и география, Ставрополь, 2008 г.

[2] Бартенева М. Дагестан: Живая связь времён // Народное творчество. – 2007. – №2. – С. 59.

[3] Байрамбеков М.М., д.п.н., «Дагестан - заповедник народных художественных промыслов»,

 2005 г.

[4] Ахмедов Г.Г. Дагестан - Заповедник народных художественных промыслов [Электронный ресурс] / Режим доступа: http://www.e-dag.ru/dagestan/promysly.

[5] Семенов Д. Отечествоведение. Россия по рассказам путешественников и ученым исследованиям. Т.3. Кавказ и Урал. – М.,1879. – С.37.

[6] Гарсаев Л. Технология изготовления вайнахской одежды // Вайнах. – Грозный,2006. – № 12. – С.56.

[7] Хасбулатова З.И. Народные промыслы чеченцев в XIX – начале XX в. (по этнографическим материалам). // Лавровские (Среднеазиатско – кавказские) чтения.2000 – 2001 гг. Краткое содержание докладов. – СПб.,2002. – С.80.

[8] История Чечни (XIX в.). – Грозный,2006. – С.255.

[9] Дзарахова З.М.-Т. Национальное самосознание ингушей: этнокультурные факторы. – Назрань,2007. – С.141.

[10] Шавлаева Т.М. Из истории развития шерстяного промысла чеченцев в XIX – нач. XX вв.: историко – этнографическое исследование. Дис. …канд. ист. наук. – Грозный,2006. – С.94.

[11]Ларина Е.И. Ковроткачество народов Российской империи. – М.,2007. – С.190-191,194-195.

[12] Шавлаева Т.М. Из истории развития шерстяного промысла чеченцев в XIX – нач. XX вв.: историко – этнографическое исследование. Дис. …канд. ист. наук. – Грозный,2006. – С.74,78-79.

[13] Кодзоев Н.Д. «История ингушского народа», изд. «Сердало», 2002 г.

2006-2018 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.