ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Значение Ничто и пустоты в философии М. Хайдеггера

 

Макартецкая Юлия Александровна,

Башкирский государственный университет.

 

Бытие мыслится М. Хайдеггером как присутствие и из этого присутствия «складывается» настоящее. Только в присутствии заключена свобода и только в нём бытие может раскрыть свои истины. При этом бытие «разговаривает» с нами, людьми, посредством тишины. Его голос – в тишине, которая кажется пустой. Но всё не так просто, как казалось бы. М. Хайдеггер считает, тому, кто сумеет искренне вслушаться в эту тишину, она не покажется пустой, а наоборот, эта пустота раскроется простором. Ведь не зря считается, что бытие раскрывается нам по мере нашего вхождения в него. Таким образом, мы сможем созерцать вещи такими, какие они есть: открытыми, нескрывающимися от нас.

Получается, присутствие – это возможности пустоты. И бытие требует нашего присутствия, точнее – чтобы мы перестали отсутствовать в настоящем мире, чтобы мы «расстались» со своими, часто дешёвыми, иллюзиями. Ведь проблемы чаще в нашей мысли, в нашем слове, а мир – может быть он ни в чём не виноват? Мир, сам по себе, возможно, он совершенен, и нужно что-то менять в нас самих, в нашей точке зрения, вероятно – изменить ракурс, протереть глаза: смотреть, избегая несовершенств собственного взгляда.

Пустота может являться неким началом, отсчётом к действию, к творческому созиданию. Часто пустоту рассматривают как нехватку, как незаполненность пространства. Но, по М.Хайдеггеру, пустота – не отсутствие, а скорее – произведение. Глагол «пустить» означает впускание, пустой стакан подразумевает то, что он собран в своей «высвобождённости» и способен впустить в себя то, что хочет быть его содержимым. Опускать собранные ягоды в корзину означает предоставление им этого заданного места. «Если мы наполним чашу, вливаемое будет течь до полноты в пустую чашу. Пустота – это то, что вмещает в какую-либо ёмкость. Пустота - это Ничто в чаше, то есть то, чем является эта некая чаша как приемлющая ёмкость…» [3, с.177]. Возможно, сам человек способен придать своей жизни желанную форму, из пустоты, которая иногда даже переполняет человека. Сам человек может быть скульптором своей пустоты, которая носит продуктивный характер, являясь вмещающей открытостью.

В противоположность, например, Аристотелю, который из известного объясняет неизвестное, М. Хайдеггер меняет постановку вопроса радикальнейшим образом: отправная точка в исследованиях у него от неизвестного – от Ничто. И это неизвестное, необъяснённое, относится к сфере тайного. Бытие раскрывается через Ничто. Ещё начиная с Платона, понятие бытия исходило из понятия «света», солнца, а у М. Хайдеггера это начало можно охарактеризовать как чёрное солнце, за счёт которого мы видим свет бытия. Но как мы можем обнаружить Ничто? Мы не видим бытия как такового, но соприкасаемся с разными сущими каждый день. И каждое из этих сущих содержит в себе целостность бытия. Иногда сущее «захватывает» нас, например, при состоянии настоящей скуки, в состоянии тоски. «Глубокая тоска, бродящая в безднах нашего бытия, словно глухой туман, смещает все вещи, людей и тебя самого вместе с ними в одну массу какого-то странного безразличия» [3, с.186]. Поставить человека перед лицом Ничто, по М. Хайдеггеру, непосредственно может состояние ужаса. При этом, ужас свойственен только такой разновидности бытия, как «Dasein». При ужасе человек, как правило, не осознаёт, перед чем он, собственно, испытывает такое состояние. «Все вещи и мы сами словно тонем в каком-то безразличии. Тонем, однако, не в смысле простого исчезания, а вещи поворачиваются к нам этим своим оседанием как таковым» [4, с.156]. Теряется опора. Ужас словно уводит землю из-под наших ног. Мы сами от себя ускользаем. То, что это была встреча с Ничто, говорит даже наш язык. Нас спрашивают, что с нами случилось, а мы отвечаем – ничего. Ничто - как таковое - явилось нам. Именно в ужасе Ничто приоткрывается человеку. Человека «подшатывает», начинается реакция отталкивания, отталкивания от Ничто – ничтожение. Сущее как таковое начинает раскрываться, и показывать, что оно, если углубиться, есть сущее, а не Ничто. Ничто не выступает отрицанием сущего. Напротив, Ничто отсылает нас в своем ничтожении к открытости сущего. Ничтожение Ничто есть бытие. Человеческое присутствие означает выдвинутость в Ничто. Человеческое присутствие способно вникнуть в сущее лишь в том случае, если будет основываться на Ничто. Выступить за пределы сущего означает трансцендироваться. Если бы человеческое присутствие не имело практики трансцендирования, не было бы «выдвинуто в Ничто», оно не могло бы иметь никаких отношений с сущим. Ничто является необходимым условием для возможности раскрытия сущего для нашего бытия. Без Ничто нет ни самости, ни свободы.

Перед лицом открывшегося человеку Ничто его бытие оказывается пустым – или, что тоже самое, - освобожденным; следовательно, - его свобода становится очевидной. Человек дистанцируется от любого сущего, имеет возможность принимать его, или же – нет. Такое еще не сформированное отношение к сущему - и есть свобода. Без Ничто, без прямого отношения человека к Ничто, - не было бы ни свободы, ни искусства, ни мира культуры вообще, ни даже просто такого загадочного и до сих пор до конца не познанного человеческого мира.

М. Хайдеггер, как и буддисты, человеческое существование понимал как бездну, пропасть, на дне которой ничего нет. Следовательно, каждое мгновение наполняется чрезвычайной ценностью. Здесь играет важную роль спонтанность, когда в какую-то минуту понимаешь, что ты и капли дождя – суть одного и того же. Разница лишь в том, что «Хайдеггеровское понимание времени содержательно, здесь каждый момент наполнен своим непредсказуемым содержанием, таким образом, что вещь в этом смысле темпоральна. Буддийское понимание несколько шире: вещь и временна (преходяща) и темпоральна, то есть конкретность ее бытия определяется моментом ее существования» [2, с.187]. Буддисты, так же как и М. Хайдеггер, под Ничто понимают некое позитивное начало, а не негативное, как привыкла считать западная мысль. Хотя, также существует мнение, что Ничто вообще не является категорией, а скорее – языковым феноменом. То есть его содержание номинально, и удерживается только самим языком. Словно Ничто-традиция существует, но только в языке, и сохраняется языком [1].

Тем не менее, значение Ничто, а также – пустоты, их продуктивный смысл нельзя переоценить: человек постоянно сталкивается с ними, они являются неким «субстратом» человеческого бытия, и если не учитывать их значимость, логика построения смыслов бытия будет оборвана, и главный смысл бытия будет упущен, а человек окажется погруженным в бездну неподлинности и отчаяния.

 

Литература

 

1.                  Дацюк С. Вопрос М. Хайдеггера. Киев. 1993. http://www.uis.kiev.ua/russian/win/~_xyz/heidegger.html. (См. 1.05.13).

2.                  Солонин К.Ю. Хайдеггер и восточная философия: поиски взаимодополнительности культур. 2-е изд. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество. 2001. С.183-194.

3.                  Хайдеггер М. Бытие и время. М.: Академический проект. 2011. 448 с.

4.                  Хайдеггер М. Время и бытие: Статьи и выступления. М.: Республика. 1993. 384 с.

 

Поступила в редакцию 17.06.2013 г.

2006-2018 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.