ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Наследие и традиция: историко-философский анализ

 

Литостанский Владимир Викторович,

соискатель кафедры истории философии философского факультета Киевского национального университета им. Тараса Шевченко.

 

В последнее время мы наблюдаем усиление интереса к феномену традиции. Это во многом связано с социокультурными процессами, происходящими в жизни современного общества, а также вопросами, относящимися к актуальным проблемам жизни современного социума. Наиболее любопытными в этой связи являются вопросы, касающиеся природы традиции, места и роли традиции в общественной жизни, а также жизни человека, отношения к наследию, осмысления традиции как сложного социокультурного феномена. Средствами историко-философского анализа традиция рассматривается как сложный многоплановый феномен, присутствующий в гуманитарном знании в частности – в политологии, истории, культурологи, этнологии, этнографии, социологии, философии и т.д. Благодаря междисциплинарному подходу, характерному для историко-философского анализа, мы можем рассматривать феномен традиции как таковой.

Как отечественные, так и зарубежные исследователи неоднократно в своих трудах обращались к исследованию феномена традиции, в частности – философскому осмыслению традиции. В Европейской философской мысли обращение к феномену традиции мы находим в работах Е. Гуссерля, в которых традиция рассматривается как некий упорядоченный, осмысленно или неосмысленно, принцип поведения, герменевтической концепции Х.-Г. Гадамера, анализе традиции К. Поппером, социологической теории традиции М. Вебера, Е. Дюркгейма. Это также исследования посвящены различным концепциям традиции, в частности а роботах Е. Алларда, С.А. Арутюнова, П.П. Гайденко, А.Н. Дондюка, Е.И, Пречепия, С. Лурьє, Е. Макарян, В.Плахова. Анализу роли традиции в конкретных сферах человеческой жизни, а именно в искусстве, религии, мифологии, научном познании посвящены роботы, Б.В. Власовой, И.Т. Касавина, Э.С. Макаряна, В.Д. Плахова, К.В. Чистова.

Целью данной статьи есть анализ феномена традиции, места и роли традиции среди фундаментальных факторов человеческого бытия. Феномен традиции рассматривается исходя из определения этого понятия как присутствие смыслов прошлого в актуальном опыте настоящего. Анализ феноменов преемственности и наследия как результата рефлексии сознания относительно смыслов прошлого.

Анализируя эволюцию исследования феномена традиции, следует заметить что, еще в средневековье традиция рассматривался как моральная норма, следующая обычаям и законам в гармонии собой и обществом. Немного по-другому относились к традиции в Новое Время, в этот период феномен традиции рассматривается через призму необходимости познания этнокультурных, религиозных, политических традиций разных народов и государств (М.О. Бердяев, Е. Дюркгейм, М. Вебер). Заинтересованность феноменом традиции прослеживается в 60-тые. годы ХХ в. Традиция рассматривается как фактор стабилизации, в общественном развитии, именно в это период выходит ряд работ посвященных этой теме (С. Эйзенштадт , Е. Шацкий, Е. Шилз, П. Штомпка, М. Фуко).

На сегодняшний день, мы можем констатировать, что феномен традиции, или понятие «традиции» употребляется очень часто и в разных сферах гуманитарного знания. В данном случае мы будем использовать определение феномена традиции как трансляция наследия прошлого, в этом ракурсе мы обратимся к таким понятиям как опыт, опыт индивидуальны, опыт социальный, память, историческая память, стереотип и т.д. В исследовании средствами историко-философского анализа традиции, мы в том или иной степени обратимся к исследованиям феномена традиции в других науках, а именно этнографии, этнологии, социологии, истории, философии, культурологи.

К.В. Чистов, полагал, что «Традиция – это механизм аккумуляции передачи (трансляции) и актуализации (реализации) человеческого опыта…». Исследователь, отмечал, что понимание традиции как социально-стереотипного опыта, требует уточнение термина стереотип, К.В. Чистов, определяет стереотип – как способ использования выработанной людьми модели поведения или, иначе – реализация его в поведенческих актах (действиях). Одновременно, традиция не выступает неким случайным набором стереотипов, это определенная система стереотипов, которая отражает структуру социального опыта.[1]

Рассматривая культурологическую концепцию феномена традиции, используя аксиологический аспект наследия, традиция анализируется как некая абсолютная ценность[2]. Традиция это часть наследия, но не все наследие как положительное та и отрицательное становится традицией. И тут, несомненно, возникает вопрос, а какое наследие и каким образом становится традицией, и что именно подлежит передаче из поколения в поколение. Очень интересным есть размышления Е. Гуссерля, он говорит о феномене традиции, как о неком упорядоченном сознательно или нет принципе поведения. Е. Гуссерль выделяет два типа традиции: «пассивную» и «активную», именно благодаря активной традиции мы интересуемся повторяющимися обыденными действиями. «Пассивная» же традиция, это – набор правил поведения, которые принадлежит некой социальной группе, представитель этой группы не может дать ответ, почему он так делает – отвечая «так делается». Чем больше мы анализируем обычаи, правила поведения, привычки тем самым мы «рационализируем» традицию, а рационализация традиции это и есть актуализация взятых с прошлого образов поведения, актуализация наследия.[3] Традиция выступает фактором, делающим отбор она «как система образцов существует в самой практике повседневной жизни независимо от меры осознания механизма создания этих образцов. Когда элементы наследия прошлого становятся актуальными компонентами нашего бытия, мы можем говорить о них как о традициях»[4].

Феномен традиции – это не засушенное наследие, что передается между поколениями «по исторической «горизонтали», она всегда начинается с «вертикали» – именно архетипного, которое познается интуитивно за пределами временной настройки, поскольку принадлежит не прошлому, а вечности»[5]. Конечно традиция связана с настоящим она является частью этого настоящего, именно традиция дает возможность определить, что нужно делать. Феномен традиции выступает элементом поддержки человека в трудные минуты жизни, как бы выручая его. Не любая традиция существует на прочном фундаменте, хотя все время обращается в прошлое «По своей сущности традиция – это исторически сложившееся, относительно устойчивые, повторяющиеся общественные отношения, передающееся от одного поколения к другому»[6]

Понятие наследие, передача наследия, личность, память ставятся в один ряд, феномен наследия, на сегодняшний день стал уже культурным феноменом, в котором, безусловно, выделяются категории личного пространства, общественного пространства, социального пространства. Вопрос наследия поднимает ряд тем, а именно это темы аутентичной традиции, анализ этих понятий дает нам возможность говорить об универсальном понятии феномена традиции. В этом ракурсе определение социокультурных факторов традиции через анализ понятий наследия.

Наследие же определяется присутствием прошлого путем осовременивания этих смыслов вследствие рефлексии. Следует отметить позицию Х-Г Гадамера, а именно его утверждение о «событии истории» это присутствие истории в современности. И тут объектом нашей рефлексии выступает не прошлое как таковое, а его смысловое пространство.

В основе каждой традиции лежит аккумулированный опыт предшественников, наследие и преемственность этого наследия новой генерацией. Говоря же об исторической связи, между новым и старым, уместной будет привести мысль К. Помяна. Анализируя тему времени, исторического времени он упомянул о понятии наследия и преемственности, отмечая, что нами принимается только то, что доступно нашему восприятию. И тут мы опять возвращаемся к гадамеровской теории присутствия истории в современности, указывая на непрерывность процесса наследия, который присущ всем сферам человеческой жизни, и социальные формы наследия воплощены в феномене традиции. Именно традиция, предполагает осознание некой закономерности, объективного осмысления, а так же критической оценки наследия. Тут важно отметить тот факт, что традицией становится не все наследие, а только лишь те элементы, которые соответствуют идеалам или потребностям социума. Отсюда и вытекает, что некоторые традиции не выдерживают испытания временем, а некоторые проходят сквозь века. Это связано с тем, что феномен традиции имеет более широкий спектр и отвечают духовным потребностям общества.

Таким образом, феномен наследия, феномен традиции – это устойчивое отношение между поколениями, анализируя феномен преемственности в частности ее роль в развитии традиции, следует отметить такой аспект как преемственность от поколения к поколению непрерывно, которая имеет следующие признаки это преемственность повторения, преемственность продолжения, преемственность развития, и тогда преемственность становится частью традиции.[7]

Наследие есть неотъемлемой частью нашей жизни, жизни общества но «Движение истории не возможно без накопления и активной передачи достижений культуры новым поколениям, без их активного образования и воспитания, критического усвоения духовного наследия минувших поколений. Накопление социального опыта, культурных ценностей неотъемлемо от передачи этих ценностей».[8] Итак, феномен традиции включает в себя и наследие и так же способы передачи этого наследия. В.М. Каиров говорит о традиции как о социальном опыте, который раскрывается через такие критерии как накопление и передача социального опыта. Исследователь делает упор на таком аспекте как социально-регулятивная функция традиции.

Поль Рикёр представитель феноменологической герменевтики, определяет традицию как некий живой организм, находящийся в постоянном развитии, непрерывность традиции возможна только благодаря ее постоянной интерпретации как непрерывной роботы с традицией и наследие в этом играет немаловажную роль. Поль Рикёр утверждает что, «“наследие” есть не запечатанный пакет, который, невскрытая передают из рук в руки, но сокровищница, из которой можно черпать пригоршнями и которая лишь пополняется в процессе этого исчерпывания. Всякая традиция живет благодаря интерпретации – такой ценой она продлевается, то есть остается живой традицией».[9] Позиция П. Рикёра перекликается с позицией Х.-Г. Гадамера который считает, что традиция это не бессмысленный балласт прошлых канонов, а благодаря интерпретации соединяется в континуум смысла. Нет интерпретации, нет традиции. Традиция живет в нас, так как и у наших предков, поскольку мы проделываем тот же опыт что и наши предки. В этом контексте Ю. Хабермас говорит о важности традиции, предавая большое значение этому феномену, особенно в культурном процессе. Ю. Хабермас, считал, что культурное наследие, его воспроизведение может стать важнейшим фактором социализации. Исследователь считал, что такие феномены как традиция, опыт играют очень важную роль в актах социальной жизни.

Следует отметить, что Ю. Хабермасу была близка позиция Х.-Г. Гадамера, а именно понятие традиции и интерпретации в традиции текста, диалога, языка. Ю. Хабермас в работе «Текст и контекст» говорит о тексте как о способе передачи культурных смыслов, эта позиция очень близка с «событий ной историей» как присутствием истории в современности Х.-Г. Гадамера. М. Фуко наследием считал огромное пространство взывающие к истолкованию, но для этого истолкование нужно «обнаружить знаки и мало-помалу заставить их говорить»[10].

И так феномен наследия как составной элемент феномена традиции, остается тем фактором, у которого мы берем пример. Наследие выступает элементом стабилизации, критического осмысления достижений, формирование нашей самоидентификации. В русле наследия мы обращаем внимание на феномен преемственности его специфику и роль, на ценности, которые нам важны индивидуальные, общечеловеческие, социальные каждому типу ценностей присущий и свой способ передачи. Таким образом, осмысление феномена традиции требует междисциплинарного подхода, и комплексное исследование этого феномена возможно средствами историко-философского анализа.

 

Литература

 

1.                  Бадаева Н. С-Д. Традиция как социальный феномен. Автореферат на соискание научной степени кандидата философских наук.: 09.00.11/ Улан-Уде 2010.

2.                  Гатальська С.М Філософія культури. Підручник / Гатальська С.М – К.: Либідь, 2005 – 382 с.

3.                  Комаров В.М. Традиции и исторический процесс / В.М. Комаров. Российская Академия управления – М.: Луч 1994 с.

4.                  Лобанова Т.В. Основные подходы к изучению традиции / Лобанова Т.В.// Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия Социальные науки. – 2008 – №1(9) – с.70-76.

5.                  Плахов, В. Д. Традиции и общество: Опыт философско-социологического исследования / Плахов В. Д.— М.: Мысль, 1982.— 35-36 с.

6.                  Рикёр П. Конфликт интерпретаций. Очерки о герменевтике [перевод с фр. и вступительная статья И.С. Вдовиной] – М.: Академический проект. 2008 с.66.

7.                  Фуко М. Слова и вещи. Археология гуманитарных наук. [пер. с фр. В.П. Визгина и Н.С. Автономовой]—СПб . А-cad/ 1994. С.155.

8.                  Четвертакова Ж.В. Смысл и природа традиции: генезис понятийного аппарата (де).

9.                  Чистов К.В. Фольклор. Текст. Традиция / Чистов К.В. – М.: О.Г.И. 2002.

10.              Toulemont, R. L’essence de la société selon Husserl [Texte imprimé] – Paris PUF 1962 p.201-206.

 

Поступила в редакцию 16.12.2013 г.



[1] Чистов, К.В. Фольклор. Текст. Традиция/Чистов К.В. – М.: О.Г.И. 2002 – с.118-120.

[2] Лобанова, Т.В. Основные подходы к изучению традиции/ Лобанова Т.В.//Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия Социальные науки. – 2008 – №1(9) – с.70-76.

[3] Toulemont, R. L’essence de la société selon Husserl [Texte imprimé] – Paris PUF 1962 p.201-206

[4] Четвертакова Ж.В. Смысл и природа традиции: генезис понятийного аппарата (де).

[5] Гатальська, С.М Філософія культури . Підручник/ Гатальська С.М – К.: Либідь, 2005 – 382 с.

[6] Плахов, В. Д. Традиции и общество: Опыт философско-социологического исследования/ Плахов В. Д.— М.: Мысль, 1982.— 35-36 с.

[7] Бадаева Н. С-Д. Традиция как социальный феномен. Автореферат на соискание научной степени кандидата философских наук.: 09.00.11 Улан-Уде 2010.

[8] Комаров В.М. Традиции и исторический процесс/В.М. Комаров. Российская Академия управления – М.: Луч 1994 с.188.

[9] Рикёр П. Конфликт интерпретаций. Очерки о герменевтике[перевод с фр. и вступительная статья И.С. Вдовиной ] – М.: Академический проект. 2008 с.66.

[10] Фуко М. Слова и вещи. Археология гуманитарных наук. [пер. с фр. В.П. Визгина и Н.С. Автономовой]—СПб . А-cad/ 1994. С.155.

2006-2017 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.