ISSN 1991-3087
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

НА ГЛАВНУЮ

Соотношение коммерческой концессии со смежными гражданско-правовыми институтами

 

Мзокова Тамара Арсеновна,

магистрант Северо-Осетинского государственного университета им. К.Л.Хетагурова.

Научный руководитель – доктор юридических наук, профессор

Плиев Эдуард Григорьевич.

 

Договор коммерческой концессии является относительно новым и не имеющим должного распространения в российской правовой системе договором. Сам термин «коммерческая концессия» использовался при подготовке Гражданского кодекса РФ как наиболее близкий по значению английскому термину «франчайзинг (franchising)»[1]. Согласно п.1 ст.1027 ГК РФ по договору коммерческой концессии одна сторона (правообладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс принадлежащих правообладателю исключительных прав, включающий право на товарный знак, знак обслуживания, а также права на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав, в частности на коммерческое обозначение, секрет производства (ноу-хау).

В отличие от зарубежных стран, где франчайзинг сначала возник и начал развиваться на практике и только после этого получил свое законодательное закрепление, причем только лишь в некоторых государствах, развитие коммерческой концессии в Российской Федерации пошло по другому пути, т.е. сначала законодатель закрепляет в главе 54 Гражданского кодекса РФ нормы о договоре коммерческой концессии, и лишь после этого данные отношения начинают постепенно реализовываться на практике. Собственно этим и обусловлены разнообразные споры, связанные с соотношением договора коммерческой концессии со смежными гражданско-правовыми институтами.

Поэтому представляется весьма актуальным определить критерии, по которым необходимо обособить коммерческую концессию от прочих схожих конструкций.

В первую очередь, при анализе коммерческой концессии угадывается сходство данного договора с лицензионным соглашением. В частности. Некоторые авторы (О.А.Городов, О.Н.Садиков)[2] называют коммерческую концессию разновидностью лицензионного договора.

В основе указанной точки зрения лежит постулат, согласно которому допускается распоряжение исключительными правами на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации только в двух формах: либо путем отчуждения исключительного права, в результате чего все исключительные права по сделке переходят от правообладателя к пользователю, либо путем предоставления права на использование исключительных прав.

Нейрокоррекция занятия

Занятия йогой по методу Айенгара

psy-med.ru

Поскольку при заключении договора коммерческой концессии правообладатель не утрачивает, а лишь предоставляет право использования исключительных прав, то его можно смело отнести ко второй группе договоров, а именно к лицензионным договорам.

Кроме того, со вступлением 1 января 2008 года в силу изменений в правила, посвященные договору франшизы, содержание ст.1027 ГК РФ дополнилось п.4. В нем сказано, что к договору коммерческой концессии подлежат применению правила о лицензионном договоре.

Тем не менее было бы неоправданно объединять указанные договоры, основываясь исключительно на критерии субсидиарного применения норм одного договора к другому. В доказательство этому может служить тот факт, что в гражданском праве имеется не один случай подобного применения норм одного договора к другому договору, при этом самостоятельность указанных договоров не оспаривается. Например, к договору мены согласно п.2 ст.567 ГК РФ в субсидиарном порядке применяются нормы о договоре купли-продажи.

Е.А.Суханов указывает, что франчайзинг в отличие от лицензионного соглашения предусматривает возможность использования не одного объекта исключительных прав, а целого комплекса объектов интеллектуальной собственности[3].

Кроме того, различие в указанных договорных конструкциях выражается и в том, что франчайзинг предполагает установление между сторонами тесных взаимоотношений, предполагающих оказание правообладателем пользователю консультационных услуг, услуг по обучению персоналом и т.д., чего мы не наблюдаем при заключении лицензионных соглашений.

Следовательно, субсидиарное применение норм о лицензионных соглашениях к договору коммерческой концессии ограничено, поскольку лицензионные условия в договоре франшизы является хоть и основным, но не единственным элементом.

В правовой доктрине также проводятся параллели между коммерческой концессией и договорами поручения, комиссии, агентирования. Так, например, А.П.Белов считает, что конечной целью каждого из указанных договоров является продвижение товаров продавца на рынке, расширение рынка сбыта[4].

Анализируя указанные договоры, в первую очередь можно выделить различия в их предметах. Так предметом франшизы является комплекс исключительных прав, а предметом агентирования – юридические и иные действия, предметом комиссии – одна или несколько сделок, предметом поручения – юридические действия.

Вопрос о соотношении указанных договоров может быть разрешен при ответе на вопрос, относится ли коммерческая концессия к группе договоров о возмездном оказании услуг, поскольку и агентирование, и комиссия, и поручения возникли именно на основе этой группы обязательств.

Так, М.И.Брагинский и В.В.Витрянский с определенными условностями относят франшизу к категории договоров о возмездном оказании услуг, поскольку они считают, что содержание данного договора представляет собой услугу. Так наряду с предоставлением комплекса исключительных прав в содержание договора входит оказание правообладателем консультационных услуг, обучение персонала, предоставление документации[5].

Однако с критикой указанной позиции выступает Е.Н.Васильева[6], отмечая, что франшиза вообще не имеет своим предметом действия в виде услуги. Касаемо коммерческой концессии действия в виде услуг нужно рассматривать как факультативные обязанности, не определяющие предмет договора, а носящие вспомогательный характер. В центре же договора выступают только лишь отношения по предоставлению комплекса исключительных прав, которые по своей сути услугами не являются.

Подводя итог вышеизложенному, необходимо отметить, что разграничение между коммерческой концессией и посредническими договорами осуществляется на основании обособлении франшизы от группы договоров по возмездному оказанию услуг.

Наконец, среди исследователей в области франчайзинга высказывается точка зрения, согласно которой франшиза рассматривается как разновидность простого товарищества.

При сопоставлении указанных договоров можно выделить некоторые схожие черты.

Во-первых, по мнению О.А.Орловой[7], общей чертой является возможность внесения в качестве вклада (договор о совместной деятельности) или предоставления (коммерческая концессия) исключительных прав.

Во-вторых, оба договора рассчитаны на длительное сотрудничество сторон.

В-третьих, общие черты можно увидеть и в вопросах ответственности сторон. Так, например, товарищи по договору простого товарищества отвечают солидарно по всем общим обязательствам, связанным с осуществлением ими совместной предпринимательской деятельности, также и правообладатель несет солидарную ответственность с пользователем по всем требованиям, предъявляемым к пользователю как изготовителю продукции (товаров) правообладателя.

Что касается различий можно отметить следующее.

Если договор простого товарищества является многосторонним договором, что обусловлено сонаправленностью волеизъявлений сторон, то коммерческая концессия – это всегда договор с участием двух сторон.

В договоре простого товарищества в результате совместной деятельности участников возникает общая долевая собственность, что не характерно для коммерческой концессии.

В договоре простого товарищества действует правило, согласно которому при выходе любого товарища договор прекращается. В отличие от этого договор коммерческой концессии продолжает действовать даже при перемене лиц в обязательстве.

Наконец, участниками простого товарищества могут быть любые субъекты гражданского права, в то время как в коммерческой концессии в качестве таковых могут выступать только коммерческие организации и индивидуальные предприниматели.

Таким образом, сопоставление коммерческой концессии со смежными гражданско-правовыми институтами позволяет прийти к следующему выводу: в соответствии с действующим законодательством договор коммерческой концессии представляет собой самостоятельную договорную модель.

Это в свою очередь, ведет к тому, что отсутствие среди норм о договоре коммерческой концессии специальных правил не может служить причиной применения к нему положений, регламентирующих другие договорные обязательства. В этом случае применению подлежат лишь общие нормы об обязательствах и договорах. Исключение составляют нормы о лицензионных соглашениях.

 

Литература

 

1.                  Авилов Г.Е. Коммерческая концессия (глава 54) // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарий, алфавитно-предметный указатель. С. 554.

2.                  Белов А.П. Международное предпринимательское право: Практич. пособ. М., 2001. С. 161.

3.                  Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. С. 986.

4.                  Городов О.А. Право на средства индивидуализации: товарные знаки, знаки обслуживания, наименования мест происхождения товаров, фирменные наименования, коммерческие обозначения. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 220.

5.                  Гражданское право России. Часть вторая. Обязательственное право: Курс лекций / Отв. ред. О.Н. Садиков. М.: БЕК, 1997. С. 587.

6.                  Гражданское право: Учебник. В 2 т. Т. 2. Полутом 1 / Отв. ред. Е.А. Суханов. С. 627.

7.                  Орлова О.А. Место и роль договора коммерческой концессии в системе гражданско-правовых договоров // Законодательство и экономика. 2003. N 6. С. 20.

8.                  Сосна С.А., Васильева Е.Н. Франчайзинг. Коммерческая концессия. М.: ИКЦ «Академкнига», 2005. С. 74.

 

Поступила в редакцию 11.02.2013 г.



[1] Авилов Г.Е. Коммерческая концессия (глава 54) // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарий, алфавитно-предметный указатель. С. 554.

[2] Городов О.А. Право на средства индивидуализации: товарные знаки, знаки обслуживания, наименования мест происхождения товаров, фирменные наименования, коммерческие обозначения. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 220.; Гражданское право России. Часть вторая. Обязательственное право: Курс лекций / Отв. ред. О.Н. Садиков. М.: БЕК, 1997. С. 587

[3] Гражданское право: Учебник. В 2 т. Т. 2. Полутом 1 / Отв. ред. Е.А. Суханов. С. 627.

[4] Белов А.П. Международное предпринимательское право: Практич. пособ. М., 2001. С. 161.

[5] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. С. 986.

[6] Сосна С.А., Васильева Е.Н. Франчайзинг. Коммерческая концессия. М.: ИКЦ "Академкнига", 2005. С. 74.

[7] Орлова О.А. Место и роль договора коммерческой концессии в системе гражданско-правовых договоров // Законодательство и экономика. 2003. N 6. С. 20.

2006-2019 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.