ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Мифогенез в сфере медиа

 

Ороховская Людмила Анатольевна,

кандидат философских наук, доцент, докторант Национального авиационного университета, г. Киев, Украина.

 

Статья посвящена философскому осмыслению мифогенеза в современном обществе, в котором особенную роль в манипуляции сознанием играют социально-политические мифы, создаваемые интеллектуалами и используемые политиками в процессе государствостроения и функционирования основных общественных институтов. Внедрение с их помощью в общественное сознание определенных ценностей и норм актуализирует проблему исследования идеологического воздействия мифотворчества на общество.

Ключевые слова: масс-медиа, мифы, коммуникация, манипуляция сознанием, общество.

 

Средства коммуникации, определяющие, трансформирующие, дозирующие информацию, становятся главным инструментом влияния в современном обществе. В ситуациях, когда рациональное миропонимание теряется обществом (в условиях изменения идеалов рациональности, поиска мировоззренческих оснований новой исторической эпохи, коренного изменения общественного строя, потери прежней системы ценностей), усиливается мифогенез, направленный на идеологическое воздействие. К мифу обращаются политики, рассматривая его как силу, способную влиять на массы, к мифу обращается человек, испытывая футуршок и не имея возможности объяснить происходящее с позиции разума. Масс-медиа, прежде всего телевидение и Интернет, подавая, при помощи социальных и политических мифов, информацию в опосредствованной форме, оказывают влияние на мировоззренческие стереотипы и формы духовно-практического освоения мира, на установки и поведение аудитории.

Мифы были характерны для древних, примитивных обществ и, казалось бы, ушли в прошлое, но сложность, непредсказуемость судеб людей в современном мире имеет прямую аналогию с древним миром. Поэтому мы вновь столкнулись с мифотворчеством и его иррациональной властью. Философское понимание мифов, их силы, уязвимых сторон дает возможность оценить их значение и критически осмыслить роль в жизни общества. Как отмечает К. Свасьян, «из почвы мифа медленно и непреложно произрастают теоретические ростки: мир логоса, чья заявка на самостоятельность утверждается в самопервейших попытках толкования мифов. С V греческого века, века греческого «Просвещения», попытки эти принимают методическую тенденцию: предполагается, что образный покров мифа скрывает за собой некое рациональное содержание и что задача рефлексии – в обнаружении этого ядра в шелухе» [2, с. 117]. Миф связан с магией, религией, а наука возникает как его противоположность, как демифологизация мира. Философское мировоззрение, базирующееся на знании общей и рациональной картины мира, могло бы в кризисные моменты истории помочь взаимопониманию людей, принятию правильных решений. Конфликты, которые возникают между людьми, тем острее, чем больше картина мира, созданная масс-медиа при помощи неомифов, отличается от реальности. Представления человека массового общества о мире, о своем месте в нем и предназначении часто зависят от мифологических образов, связей и последовательностей, часто бессвязных, отрывочных и не соответствующих реальности. Доминирование мифологического компонента, замещающего знание, в мировоззрения человека ведет к непониманию причинно-следственных связей событий и рационального механизма их происхождения.

Философское исследование социальной мифологии начинается со средины ХІХ века, когда возникла необходимость исследовать проблему идеологического влияния на индивидуальное и массовое сознание (Ж. Сорель, А. Бергсон, Г. Лебон). Манипулятивные возможности мифогенезиса возрастают во времена общественно-политических кризисов, при неимении четких и убедительных аргументов для обеспечения курса, который проводится в условиях дезинтеграции общества, на что обращают внимание Р. Барт, С. Кара-Мурза, Э. Кассирер, П. Гуревич. Мифологические интерпретации являются мощной идеологической практикой. Исследователи проблемы информационной войны рассматривают мифы как важнейшее орудие влияния на сознание масс. В. Лисичкин и Л. Шелепин отмечают: «У человека и общества в целом с помощью внешних воздействий можно менять структуру мировоззрения («картину мира»). Это осуществляется внедрением в сознание политических мифов, позволяющих заменить целостное мировоззрение фрагментарным» [4, с. 36-37]. Такого же мнения придерживается И. Панарин. Разоблачая роль масс-медиа в манипулировании общественным мнением, он отмечает: «В целом манипулирование основано на лжи и обмане. Основой для манипулирования служат мифы (фактически – дезинформация)» [5, с. 234].

Мифологическое сознание предусматривает унификацию, упрощение образа мира, ориентацию на определенные стереотипы. Если традиционные мифы (мифы первого поколения) пытались объяснить и реальность, и мотивы поведения человека, то современное мифотворчество, используя образы и концепты древних мифов, и на их основании создавая мифы второго поколения – неомифы, навязывает определенные матрицы, заставляя человека постоянно балансировать между медиареальностю и действительностью. Возможность, при помощи новейших информационно-коммуникационных технологий, донести мифы второго поколения до широкой аудитории, ведет к увеличению иррациональности в структуре массового сознания, к его ремифологизации. В противоположность научному мышлению, миф основывается на нарративном, фантастическом, затрагивающим эмоции восприятии.

Политические силы, используя масс-медиа, все чаще прибегают к использованию социального мифотворчества для обоснования своих планов. Обращение к мифам делается для того, как отмечает М. Энафф, «чтобы указать на вполне определенный персонаж или развить вокруг него свою аргументацию. Мифологический персонаж становится носителем той или иной идеи или положения» [8, с. 233]. Средства массовой информации, принадлежащие политическим партиям и власти, используя политические мифы, корректируют, регламентируют и проектируют массовое сознание и психику людей, формируют определенные общественные настроения. Политические мифы, с их утвердительным содержанием, рассчитанные на некритическое сознание массового человека, который ориентируется на впечатления, а не на аргументированный анализ. М. Хоркхаймер и Т. Адорно справедливо отмечают, что человечество погружается в пучину бед, в первую очередь, не в силу ложных мифологий и заговоров, а вследствие покидания мыслью своей родной критической стихии [7, с. 9].

С изобретением Интернета – наиболее интерактивного вида медиа, процесс мифогенеза обрел ускоренные темпы. Сейчас, практически, нет такой сферы деятельности, которая бы ни была затронута сетями www. «В окружающем человека мире не существует такого цикла сетевого взаимодействия, в который он не был бы так или иначе, прямо или косвенно включен», – отмечает М. Кузнецов [2, с. 79]. События общественной жизни тут же стают достоянием сетей. Все газеты, журналы, телеканалы имеют свои представительства в Интернете. События, представленные в сети, вызывают определенный интерес и вовлекают в обсуждение многих людей – возникает «пользовательская активность», образуется сетевой миф. Так возникает новый вид взаимодействия – ситуативно возникающие сообщества, период существования которых определяется интересом к данному событию, личности или вещи. «Специфика опыта сетевого мифа состоит в том, что миф неотделим от сети настолько, что даже не может быть представлен как мифология. Количественные мифы народов мира блекнут перед мифами сети; систематизировать, архивировать и адаптировать весь этот виртуальный мифоэпос или даже его часть – значит создать новую сеть. Ведь дело еще осложняется тем, что одно и то же лицо может быть носителем разных, не связанных друг с другом напрямую сетевых мифических циклов» [1, с. 130-131].

В конструировании социальной и политической реальности мифы часто используют метафору – краткие сравнения, образные или поэтические языковые выражения, влияющие на мышление человека. Дж. Лакофф и М. Джонсон обращают внимание на возможности использования метафоры как средства познания действительности, как инструмента организации опыта человека, структурирования его знаний о действительности. «Большинство метафор прошли долгий путь развития в нашей культуре, но многие навязываются нам сильными мира сего – политическими и религиозными лидерами, финансовыми воротилами, рекламой, средствами массовой информации и т. д. В культуре, которой присущ миф объективизма и в которой истина всегда абсолютна, определение того, что считать абсолютно или относительно истинным, зависит от людей, навязывающих свои метафоры культуре» [6, с. 187]. Использование метафор как когнитивных феноменов, влияющих на мышление человека, направлено на обработку структур знаний, поскольку, как отмечают Дж. Лакофф и М. Джонсон, «метафоры по сути своей являются феноменами, обеспечивающими понимание» [6, с. 208]. Использование метафор в политическом мифотворчестве направлено на влияние на процесс принятия решений в проблемных ситуациях, поэтому количество метафор в мифах возрастает в периоды общественно-политических и экономических кризисов. Метафора дает возможность противопоставить явное и вымышленное, высокое и низкое, прямое и сублимированное. При помощи метафоры удается создать новую текстовую реальность и разрушить первоначальный смысл, задаваемый темой.

Особенностью мифогенеза в современном обществе является то, что он направлен на формирование мировоззрения, которое оценивает разные события и явления нашей жизни с позиции Добро – Зло. И хотя у отдельных людей и групп понимание этих категорий может варьироваться, внедрение мифов в сознание общества направлено на согласование системы индивидуальных ценностей с основными ориентирами, которые пытаются внедрить создатели мифов. Мифотворчество, при помощи современных масс-медиа, становятся мощным оружием в руках политических сил в борьбе за завоевание, сохранение и реализацию власти. Влияние на массы достигается определенным информационным воздействием, которое называют «брейн уошинг» («Brain washing») – промывание мозгов, с помощью которого может осуществляться зомбирование людей, создание пассивного послушного человека, превращение народа в легко управляемую массу [4, с. 45]. Хотя в обществе насаждается миф о существовании независимых масс-медиа, они в действительности контролируются правительством, структурами бизнеса, крупными рекламодателями. При помощи комментариев-манипуляций материал преподносится в нужном для читателя или зрителя виде.

Многие мифы, насаждаемые масс-медиа, порождены определенными интересами тех или иных политических или финансово-промышленных групп и ничего общего не имеют с действительностью. Такие мифы периодически вбрасываются в информационное пространство и их принимают априори, не подвергая критическому анализу. Так, в современном обществе активно внедрятся политический миф о том, что власть можно заставить соблюдать закон при помощи активности гражданского общества. Именно самодеятельные объединения граждан и общественные организации представляют как силу, способную сменить власть на очередных выборах на такую, что буден проводить политику в интересах всех граждан. Но реалии жизни таковы, что даже если удастся провести самые демократические выборы, то все равно к власти придут те, кто сможет профинансировать себе многомиллионную избирательную кампанию в национальном масштабе или в округах.

Масс-медиа, которые отражают интересы определенных этнических групп, делают акцент на этнических, религиозных особенностях их представителей, стимулируют этнофикацию культуры. Благодаря современным масс-медиа культурная этнофикация превратилась в глобальный процесс, который создается множеством культурных идеологий, что быстро распространяются в мире и способствуют активной политизации культурных идентичностей среди меньшинств, национальных регионов и коренного населения. Усиление национализма, этнических и локальных движений, фундаментализм религиозных движений ведут к образованию общностей, которые основываются на локальных характеристиках, на собственном культурном самосознании, и которые стремятся к автономии от национально-государственных центров. Эти процессы могут привести к трансформации национально-государственного принципа через возникновение конфликтов и локальных войн.

Технические средства массовой коммуникации способствуют распространению как политических мифов, так и мифов массовой культуры, возобновляя этим мифологические интенции разных направлений. Новые мифы – мифы второго поколения – создаются на основании древнего мифотворчества, но с расчетом на то, чтобы влиять на сознание массового человека, который воспринимает мир фрагментарно, на основании клипмейкерского сознания, сформированного сетевыми коммуникациями. Рациональное объяснение мифов, осознание, в чьих интересах внедряются взгляды и понятия, которые они насаждают, способствует выработке критического мышления, принятию решений на основе диалога, где приводятся рациональные аргументы. Жизнь намного сложнее, чем бивалентность мифа с его разделением мира на Добро и Зло. Воплощение мифа в жизнь может дать совершенно другую реальность, чем та, которая изображалась как идеальное общество. Демифологизация сознания современного человека должна основываться на рациональном объяснении процессов и явлений жизни современного общества.

 

Литература

 

1.                  Иваненко Е. А., Корецкая М. А., Савенкова Е. В. Созвездие Горгоны (эссе об эффектах медиа). – СПб.: Алетейя, 2012. – 328 с.

2.                  Кузнецов М. М. Виртуальная реальность – техногенный артефакт или сетевой феномен? // Виртуалистика: Экзистенциальные и эпистемологические аспекты. – М.: Прогресс – Традиция, 2004. – С. 62-90.

3.                  Лакофф Дж., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем. – М.: Издательство ЛКИ, 2008. – 256 с.

4.                  Лисичкин В. А., Шелепин Л. А. Третья мировая (информационно-психологическая война). – М.: Институт социально-политических исследований АСН, 1999. – 304 с.

5.                  Панарин И. Н. Технология информационной войны. – М.: «КСП+», 2003. –320 с.

6.                  Свасьян К. А. Философия символических форм Э. Кассирера: Критический анализ. – М.: Академический Проект; Альма Матер, 2010. – 243 с.

7.                  Хоркхаймер М., Адорно Т. Диалектика просвещения. Философские фрагменты / Пер. с нем. М. Кузнецова. – М.-СПб.: «Медиум», «Ювента», 1997. – 311 с.

8.                  Энафф М. Клод Леви-Строс и структурная антропология / Пер. с фр. О. В. Кустовой. – СПб.: ИЦ «Гуманитарная Академия, 2010. – 560 с.

 

Поступила в редакцию 22.03.2014 г.

2006-2017 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.