ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Нанотехнологии в плоскости философской рефлексии


Бейлин Михаил Валерьевич,

кандидат технических наук, доцент, доцент кафедры гуманитарных наук Харьковской государственной академии физической культуры.

 

Nanotechnologies in the plane of philosophical reflection

 

Beilin Mikhail,

Candidate of Engineering Sciences, assistant professor, Department of Humanitarian sciences, Kharkiv State Academy of Physical Culture.

 

В статье проводится философский анализ нанотехнологий и показано их влияние на понимание реальности современным человеком. Нанотехнологии рассматриваются как инновационные технологии, которые находятся между наукой и интеллектуальным развитием человечества. Выделены три научно-философских эксплорации к пониманию нанобудущего и представлена теоретическая модель нанореальности. Показаны трансформация теоретической модели нанореальности на уровне воплощенных в художественно-фантастическую форму обыденных представлений человека и роль нанотехнологий в трансформации мировоззрения человека относительно нанобудущего человечества.

Ключевые слова: нанотехнологии, нанореальность, наномир, наноутопия, нанофутуризм, нанофилия, нанофобия, наноструктуры, наномашины, нанобудущее.

 

http://golfstreamcredit.ru

Автоломбард займ выгодно и быстро! Заходи

golfstreamcredit.ru

The article presents a philosophical analysis of nanotechnology and shows its impact on the reality understanding of modern man. Nanotechnology is regarded as innovative technologies that are between science and intellectual development of mankind. Three scientific and philosophical explorations to understanding the nanofuture are emphasized, and a theoretical model of nanoreality is presented. The nanoreality theoretical model transformation at the level of embodied in artistic and fantastic shape ordinary human notion is revealed and defined the role of nanotechnology in the transformation of a person's world view concerning nanofuture of humanity.

Keywords: nanotechnologies, nanoreality, nanoworld, nanoutopia, nanofuturism, nanophilia, nanophobia, nanostructures, nanomachines, nanofuture.

 

Нанотехнологии на современном этапе научно-технического развития представляют собой результат инновационной научно-технологической деятельности, своеобразное интеллектуальное движение, образованное группами исследователей естественнонаучных направлений. Рассматривать нанотехнологии в качестве интеллектуального движения позволяет наличие исторически обоснованного концептуального ядра, образованного совокупностью программных текстов (речи нобелевского лауреата по физике Р. Фейнмана, работы автора термина «нанотехнологии» Н. Танигучи, серия научно-популярных статей Э. Дрекслера); конфликт, разворачивающийся между специалистами различных областей науки технологии; отсутствие академической конвенции и технических стандартов, регулирующих данную сферу, наличие исследовательских команд, заинтересованных в реализации масштабной исследовательской компании и ориентированных на популяризацию нанотехнологий во внешних (вненаучных) аудиториях. В условиях быстрых темпов распространения нанотехнологий, своеобразного «нанобума» возникает необходимость философского анализа новой нанореальности, её перспектив и последствий для человечества.

 Цель статьи – рассмотреть изменения в понимании реальности современным человеком под воздействием нанотехнологий. Для этого используется типологический метод, необходимый для классификации философских подходов к пониманию нанотехнологии; метод теоретического моделирования для формирования модели нанореальности; аксиологичский метод, позволяющий анализировать понимание нанотехнологий с позиций выявления в них этических ценностей, а также методы интерпретации художественных произведений. Сосредоточение внимания на изучении нанотехнологий стал результатом общего резонанса в обществе, возникшего благодаря множеству подходов к осмыслению нано, среди которых выделился футурологический подход, позволяющий представить нанотехнологическое будущее и использовать понятие нанофутуризм. Авторами наноутопий являются Р. Фейнман («пророк» нанотехнологий), Р. Смолли, Р.А. Фрейтас мл., Р. Меркле, К. Петерсон, Р. Курцвейл, И. Амато, Дж. Уайтсайдс. Например, Р.А. Фрейтас мл. предсказывает создание микроскопических химических фабрик [6], а Р. Курцвейл развивает теорию сингулярности и слияния человеческого и машинного интеллекта [7]. Картины мира нанотехнологического будущего неоднородны, и в них могут быть выделены два направления: оптимистическое (нанофилия) и пессимистическое (нанофобия), где одни с восторгом смотрят на развитие нано, а другие описывают «мрачное будущее», в котором человеку отведена второстепенная роль и место в социуме. В целом футурологические научно-популярные идеи предполагают изменённую реальность (нанореальность) будущего, понимание которой человеком будет зависеть от его взаимоотношений с этой трансформированной реальностью, т.е. в данном случае речь идет о порабощении человека техническими устройствами. В другом же случае, наоборот, принято предположение об усилении власти человека над природными процессами. Философия науки в наноисследованиях сосредоточена на философской рефлексии теоретико-методологических проблем, связанных с развитием и внедрением нанотехнологий. Представители этого направления – А. Нордманн, А. Грунвальд, Л. Фостер, В.Г. Горохов, Г.Г. Малинецкий, В.С. Лукьянец, В.А. Цикин, К.В. Корсак и другие утверждают, что нанотехнологии уже прошли этап гипербол и предположений, их существование уже является свершившимся фактом, и наночастицы – это не проект или фантазии, а объекты действительности.

С открытием наночастиц человек обрёл мощный инструмент для конструирования будущего, тем самым детерминируя изменяемую действительность, что значительно повышает ответственность человека за создаваемое им будущее и выводит на первый план проблему целевой причины наноисследований, которая, по мнению Дж. Шуммера, должна быть «обеспечена более, чем просто понятиями здоровье, богатство, безопасность и т.д., и более, чем относительные атрибуты, такие как меньше, быстрее, сильнее и дешевле» [8]. Нанореальность в этом смысле предстаёт в качестве объективно существующей действительности, фактической и эмпирически доказуемой. Точка зрения К. Милберна, Дж. Корна, Дж. С. Питта, Л. Сачмена относительно чувственной верификации наночастиц наталкивается на скептическую позицию, заключающуюся в склонности считать нано скорее проектом, чем действительностью. Замечания о необходимости пересмотра смысла понятия «видеть» свидетельствуют о неизбежности обусловленных нанотехнологическими инновациями изменений в понимании реальности.

В этическо-аксиологическом аспекте научно-философские эксплорации нанотехнологии сконцентрированы на проблемах будущего, в частности, на осознании того, что человек хочет получить в будущем и как следует создавать желаемое нанотехнологическое будущее. Здесь возникает задача социально-продуктивного и гуманного применения нанотехнологий, обуславливающая морально-этическую основу нанонауки и наноэтики. Вопрос о целесообразности технологических инноваций порождает инициативу «технологической оценки», которая, как поясняет А. Грунвальд, занимается экспертизой инновационных процессов и их коррекцией с позиций образа будущего. Сравнивая будущее и настоящее в контексте общественного диалога, задаваясь вопросами: «каковы последствия применения той или иной технологии в будущем?» и «что нужно предпринимать, чтобы достичь желаемого будущего?», можно создать предпосылку к разработке требований, которым должно отвечать технологическое развитие: «бережное отношение к ресурсам; совместимость окружающей среды, климата и здоровья; уменьшение рисков и толерантность к ошибкам; справедливость в доступе к распределению энергетических ресурсов; всеохватывающая экономия этих ресурсов; социальная совместимость; международное сотрудничество [1].

 Естественнонаучный, этико-аксиологический и прогностический подходы, объясняющие понятие «нано», позволяют создать модель нанореальности, включающую в себя три звена, которые составляют единую картину наномира. Естественнонаучный аспект является ядром теоретической модели, вокруг которого организуются другие элементы, производные от этого ядра. Это объективная наличная составляющая, включающая в себя то, что фактически существует, эмпирически проверяемо и независимо от человеческого сознания. В этом аспекте «нано предстает как предмет естественнонаучного дискурса, дихотомия доказательств и опровержений, убеждений и скептических сомнений в существовании наночастиц, особенностями является естественнонаучная, синергетическая методология, верифицируемость и субстанциональный подход» [2, с.149-154].

 Этико-аксиологический аспект расширяет естественнонаучную модель, включая объективную составляющую и выстраиваемую на её основе идеальную сферу, предлагающую варианты благоприятного и неблагоприятного путей дальнейшего развития нанотехнологий в мире и их применения в различных сферах жизни и деятельности человека.

 Основным компонентом морально-этического дискурса, онтологически исходной единицей этико-аксиологического осмысления является человеческая индивидуальность, общество и весь мир, включая природу. Возникает вопрос выбора метода для этико-аксиологического оценивания нанотехнологий: прагматизм, эвдемонизм, утилитаризм, экогуманизм и т.д. От выбора метода и параметров исследования зависит постановка этико-аксиологических задач, способ их решения и, соответственно, образ будущего. Этико-аксиологическая составляющая ставит перед обществом основные морально-этические вопросы и осуществляет попытку прогнозирования возможных проблем, порождаемых наноизменениями, предлагая способы решения этих проблем.

Прогностически-футурологический аспект занимает периферийное опоясывающее положение в теоретической модели, объединяя в себе естественнонаучный и этико-аксиологический блоки и присовокупляя к ним пласт эсхатологических представлений. Особенностью прогностической методологии является поливариантность: каждый исследователь предлагает свою субъективную модель, отражающую будущее), отсутствие убедительной доказательной базы, стихийность, доступность изложения. Именно эта модель является на данном этапе развития нанотехнологий теоретической основой понимания нанореальности современным человеком.

 Прогностическая-футурологическая модель нанореальности предлагает несколько вариантов будущего, описывающих дальнейшее существование цивилизации и, соответственно, человеческое мышление. Выделяется два варианта нанобудущего – пессимистический (когда технология управляет человеком) и оптимистический (когда человек улучшает свои возможности за счёт технологии). Концепция неконтролируемой «серой слизи» Э. Дрекслера в художественной форме изложена в романе М. Крайтона «Рой» в виде образа самоорганизованной стаи нанороботов-ассамблеров – «механической чумы», захватившей Землю [3]. Эсхатологический сюжет, в котором начинается война между человечеством и биоматериалом, обладающим коллективным искусственным интеллектом, созданным в результате генной инженерии, представлен в книге Д. Ширли «Ползучие», где колонии наноорганизмов стремятся захватить власть над природой и человеком, переваривая человечество и превращая людей в единую биомассу [4]. В этих сюжетах представлена основная проблема чрезмерного развития нанотехнологий и их выхода из-под контроля человека, а также отражается идея детерминации общества продуктами высоких технологий. Общей мыслью названных произведений является опасение того, что мир высоких технологий и искусственного интеллекта сможет выйти из-под контроля человека и развиваться по собственным правилам, порождая иную реальность. Антиутопические картины будущего предлагают также и компьютерные игры, активно воздействующие на мировоззрение детей, подростков и молодежи. Мир наномашин, в котором человек должен «отвоевывать» свою свободу, представлен в ряде популярных, особенно в молодежной аудитории, кинофильмов «Терминатор 3» (2003, режиссер Д. Мостоу), «Версия 1.0.» (2004, режиссеры Д. Ренфро, М. Торссон), «Ультрафиолет» (2006, режиссер К. Виммер), «Виртуальность» (2009, режиссер П. Берг). Воздействие на массовое сознание через художественную сферу даёт определённое представление о наномире, но в тоже время формирует отрицательное отношение к нанотехнологиям и вызывает сопротивление нанобудущему. Альтернативный образ будущего создаётся в контексте научно-популярных жанров, имеющих целью не только ознакомление людей с инновациями в сфере высоких технологий, но и формирование у них позитивного отклика на применение нанотехнологий в реальной жизни. Описание принципиально иных возможностей нанотехнологий создаёт положительный, оптимистический образ будущего наномира, где реальностью станет умение создавать для удовлетворения потребностей человека новые вещи, которые влияют на его сознание и способствуют созданию образа идеального нанобудущего. Таким образом, происходит формирование научно-популярной формы общения с массовой аудиторией, для которой нанореальность предстает как утопическая фантазия (наноутопизм).

Нанореальность в этико-аксиологическом подходе к пониманию нанотехнологии представляет собой антропологический ответ на технологические изменения действительности, характеристикой которой становится совокупность объективных инновационных процессов и понимание этих процессов человеком, его управление этими процессами и их коррекция, обусловленная этико-аксиологическим образом будущего.

Сюжеты, преобладающие в фантастике, и форма авторского диалога свидетельствуют о том, что фантастика занимает промежуточное положение между наукой и литературой. В фантастике создаются идеи, обогащающие науку и подготавливающие к научной деятельности новые поколения учёных, формируется положительный имидж науки в обществе, и на фоне кризиса сциентизма происходит встраивание этих идей в общий фон массовой культуры. Так, Станислав Лем в романе «Осмотр на месте» ставит мысленный эксперимент и создаёт в высокотехнологическом обществе этикосферы, где действуют «вирусы добра», обеспечивающие нормы поведения в обществе механически, исключая сознательные человеческие процессы и фактически лишая личность свободы выбора и принятия ответственности. Этическая позиция С. Лема отмечена идеей сопротивления, исходным пунктом которой является индивидуальность человека и неотъемлемые права личности. В романе рассматривается проблема модификации человеческого организма, его срастания с техническими частями, не подверженными распаду. Трансгуманистическим ценностям противопоставляется духовность человека и подчеркивается невозможность найти грань между человеческим и сверхчеловеческим или технологическим, где природа уступает место технологии и человек лишается «человечности», трансформируясь в киборга. Визуализация материи в наноразмере подтверждает объективную субстанциональную концепцию нано и расширяет понимание человеком окружающей действительности.

 Нанотехнологии изменяют действительность вокруг человека и, воздействуя на обыденное массовое сознание через доступные ему формы, изменяют понимание реальности. Естественнонаучный и прогностический подходы к пониманию нанотехнологий отражают теоретические модели на обыденном уровне сознания и используют научно-популярные художественно-фантастические произведения в литературе и кино. Для понимания нанореальности обычным человеком доминирующим является эмпирический материал, подтверждающий наличие нано – «нанореклама», создающая привлекательный образ будущего с нанотехнологиями (человек, проводя научные исследования, разрабатывает нанотехнологии, которые впоследствии делают его более сильным, удовлетворённым и счастливым), а также антиутопическая фантастика, вызывающая страх потери свободы и контроля над природой и технологиями (нанотехнологии развиваются быстрее человека и порождают критический уровень зависимости от них).

 Развитие нанотехнологий значительно изменило представления человека о мире, в том числе – о природе базовых понятий, таких как естественное и искусственное, живое и неживое, разум, человек и его соотношение с машиной и природой. Можно предположить, что в результате подобных трансформаций изменениям будут подвержены все аспекты жизни человека. «Превращение человеческого бытия в объект технологических манипуляций – событие эпохального масштаба. Порождая грандиозные по своему размаху и трагизму экзистенциальные и мировоззренческие катаклизмы, это событие знаменует собой завершение эпохи естественного «самотёка» глобальной эволюции Homo sapiens» [5, с.177]. Главная мировоззренческая ценность развития нанотехнологии состоит в том, что она приводит к плюралистическому взгляду на мир, с одной стороны возбуждая в человеке эйфорию по поводу прорыва в новую более совершенную нанореальность, а с другой мировоззренческое разочарование, экзистенциальную тревогу, возрастание недоверия к надвигающемуся техногенному будущему.

 Таким образом, в контексте трёх научно-философских эксплораций мы сформировали теоретическую модель нанореальности, состоящую из трёх уровней: естественнонаучного как основы нанореальности, экспериментально подтверждающей наличие нано; этико-аксиологического, занимающегося управлением и развитием нано с точки зрения моральных норм и принципов; прогностически-футурологического, рождающего проекты, гиперболы и фантазии, воплощенные в научно-популярной и художественно-фантастической формах, через которые реализуются воздействия теории наномира на человека. В трансформации мировоззрения современного человека некоторая роль принадлежит нанотехнологическим инновациям, благодаря которым расширяется понятие «реальность»; в неё включается наноуровень, изменяется отношение к пониманию «визуального восприятия», усиливая физически ограниченные возможности чувственного опыта человека технологическими опциями. В формировании образа нанобудущего принимают участие такие грани теоретической модели реальности, как искусство и футурология, имеющие множество способов воздействия на сознание человека, в то время как этический уровень недостаточно представлен в массовой культуре, что существенно сужает социально-гуманитарную платформу понимания роли нанотехнологий в развитии мира, а также лишает современного человека инициативного участия в изменении общества и выстраивании этического образа такого будущего, каким его человек хочет видеть в идеале.

 

Литература

 

1.                  Грунвальд А. Техника и общество: Западноевропейский опыт исследования социальных последствий научно-технического развития: [пер. с нем.] / Армин Грунвальд. – М.: Логос, 2011. – 409с.

2.                  Отраднова О. А. Нанотехнологии и их роль в понимании реальности в современном обществе / О. А. Отраднова // Философия науки. – №4 (59). – Новосибирск: Сиб. от. РАН, Ин-т философии и права СО РАН, 2013. – С.18-36.

3.                  Крайтон М. Рой / Майкл Крайтон. – М.: Изд-во «Эксмо», 2004. – 480с.

4.                  Ширли Д. Демоны. Ползущие / Джон Ширли. – М.: АСТ, 2006. – 736с.

5.                  Цикин В. А. Философский дискурс феномена конвергенции супертехнологий в обществе риска: Монография / В. А. Цикин. – Суми: Видавництво «МакДен», 2012. – 264 с.

6.                  Freitas R.A. Jr. A Mechanical Artificial Red Cell : Exploratory Design in Medical Nanotechnology Artificial Cells / Robert A. Freitas Jr. // Artificial Cells, Blood Substitutes, and Immobilization Biotechnology: Volume 26, № 4, 1998, pp.411-430.

7.                  Kurzweil R. The singularity is near: when humans transcend biology / Ray Kurzweil. – New York, Viking Penguin, 2005. – 602p.

8.                  Schummer J. Cultural diversity in nanotechnology ethics / Joachim Schummer // In: interdisciplinary science review, 2006, Vol.31. No.3. – pp.217-230.

 

Поступила в редакцию 02.06.2014 г.

2006-2017 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.