ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Обстановка проведения сбора продовольственных налогов на селе в начале нэпа (на примере Сибири)

 

Коркин Мстислав Анатольевич,

преподаватель Омского филиала Международного института экономики и права.

 

Продналоговая кампания 1921 г. в Сибири началась значительно позднее, чем в европейской части страны. Это было связано с климатическими особенностями Сибири, поскольку сбор урожая здесь начинался только во второй половине августа, техническими условиями подготовки и проведению сбора продналога.

Налоговый аппарат к началу налоговой кампании не был полностью укомплектован. Основная часть состава продорганов – это рабочие и служащие губернских продовольственных комитетов (губпродкомов) и уездных продовольственных комитетов (упродкомов) – 4 024 чел., а также рабочие и служащие заготконтор – 10 095 чел. Инспекторский персонал составлял 1 500 чел. В Томской губернии к 2 сентября 1921 г. было 142 продинспектора при потребности в 474. В целом по Сибири нехватка продинспектуры составляла 60 %. Наиболее сложной задачей был подбор кадров. Продинспекторы непосредственно контактировали с крестьянством при сборе продналога. Они несли ответственность за выполнение плана на вверенном им участке. Желающих занять эту должность найти было сложно. В течение сентября из центральных районов страны в Сибирь прибыло 600 человек, мобилизованных на продработу. Большинство из них заняло должности продинспекторов. Для укомплектования продорганов с 25 августа 1921 г. в Сибири началась мобилизация рабочих и служащих на продработу. Численность состава продорганов за период с 25 августа по 1 октября увеличилась вдвое. Особенно значительным был рост численности продорганов в Алтайском крае с 3 726 до 7 700 чел.[1] Качественный состав продовольственных инспекторов был ниже минимальных требований, предъявляемых к данной категории работников. Краткие курсы по ознакомлению с декретами и инструкциями по продналогу без предварительной подготовки и опыта не могли дать нужных результатов. Об уровне подготовки продинспектуры можно было судить из отчёта Томского губпродкома. В докладе о деятельности инспекторского продотдела за сентябрь-октябрь 1921 г. отмечается, что как с технической, так и политической стороны 25 % инспекторского персонала должно быть заменено при первой же возможности. [2]

 В продналоговой кампании 1921 г. активное участие принимали сотрудники рабоче-крестьянских инспекций (РКИ) Сибири. С 30 сентября 1921 г., согласно приказу по НК РКИ, основные силы рабоче-крестьянских инспекций были направлены на оказание содействия продорганам. Продовольственные отделы губернских РКИ были реорганизованы в ударные группы. [3]

Самой многочисленной была ударная группа Алтайской ГубРКИ. Первоначально в неё вошли 26 сотрудников ГубРКИ, 4 сотрудника РКИ 21-й дивизии, 2 сотрудника инспекции водного транспорта, 11 представителей ведомственных инспекций Алтайской губернии. В начале октября 1921 г. состав ударной группы пополнили 34 сотрудника центрального аппарата НК РКИ во главе с уполномоченным НК РКИ А.Г.Савиным и Г.В.Абрамовым. К декабрю 1921 г. на продработе было задействовано 75 % сотрудников Алтайской РКИ.[4] Всего по стране к продовольственной кампании 1921г. было привлечено 1 500 сотрудников РКИ. [5]

Задачи, поставленные перед РКИ в период продналоговой кампании 1921 г., заключались в выяснении степени готовности продовольственных органов к приёму налога, наблюдении за быстрым и своевременным сбором продналога, борьбе с бесхозяйственностью и злоупотреблением продовольственных органов.[6] «В ходе продналоговой кампании в РКИ поступали многочисленные жалобы крестьян на неправильное обложение их хозяйств, на применение к ним со стороны налоговых органов физического воздействия. Сотрудники РКИ, осуществлявшие контроль в волостях, оказывались в сложной ситуации. Они должны были всячески способствовать быстрому сбору продналога и в то же время пресекать злоупотребления продработников. Выполнить одновременно обе эти задачи зачастую было невозможно».[7]

«Информация о злоупотреблениях поступала в бюро жалоб РКИ. Оно должно было защищать граждан от незаконных действий должностных лиц. В 1921 г. прокуратура еще не была создана, поэтому фактически бюро жалоб выполняло ее функцию. Бюро жалоб рабоче-крестьянской инспекции имело право издавать акты, имеющие обязательную силу. Заведующий губернской РКИ мог накладывать взыскание на должностных лиц, не выполнивших распоряжение бюро жалоб. Однако на практике в сибирских условиях не редки были случаи, когда распоряжения бюро жалоб не исполнялись. К учреждениям, наиболее часто не выполнявшим распоряжения бюро жалоб, относились отделы губисполкомов, продовольственные органы, ЧК».[8]

 В большинстве губерний Европейской России продналог рассчитывался на основе кадастров пахотных земель. В Сибири он отсутствовал. Это было одной из причин того, что списки налогоплательщиков во всех сибирских губерниях были составлены неправильно, и поэтому в ходе продовольственной кампании их приходилось неоднократно пересматривать. Сельская и волостная администрации были в большинстве случаев малограмотны, а их инспектирование продработниками не давало результатов, поскольку они сами плохо разбирались в инструкциях по продналогу. В результате к началу сбора продналога списки налогоплательщиков в сёлах или не были составлены, или были неполными. Выявление числа едоков в хозяйстве и количества обрабатываемой земли производилось путём личного опроса налогоплательщиков, так как на местах официальные данные отсутствовали. Обмер земли производился у отдельных налогоплательщиков, подозреваемых в сокрытии размера посевных площадей. В большинстве случаев количество пашни определялось без замера. Карты разделов земель отсутствовали. В результате платёжные списки не соответствовали действительности. [9]

Оценивая урожайность хлебов на август 1921 г., Томский губземотдел определил среднюю урожайность ржи и пшеницы в 35 пудов с десятины, а их валовой сбор в 11 млн. 370 тыс. пудов. Потребность в семенах, в случае восстановления размера запашки на уровне 1920 г, составляла 5 млн пудов. На питание сельского населения, из расчёта 17,3 пуда в год на человека, было необходимо 15 млн 858 тыс. пудов, городского, из расчёта 16 пудов на человека, 2 млн 840 тыс. пудов. Таким образом, недостаток продовольственного хлеба по расчётам губземотдела должен был составить 13,7 пудов. Недостаток картофеля – 8 млн 890 тыс. пудов. Опираясь на эти данные, губземотдел пришёл к выводу, что Томская губерния не может отгружать продовольствие в другие регионы страны. Учитывая серьёзность положения, губземотдел обратился в Сибревком с мотивированным ходатайством о переводе Томской губернии с 9-го на 4-й разряд урожайности. Томская ГубРКИ поддержала это ходатайство, направив сведения об урожайности в Сибирскую.рабоче-крестьянскую инспекцию (СибРКИ) и НК РКИ. [10]

В сентябре 1921 г. Томское губстатбюро провело обследование урожайности в губернии. Было установлено, что вследствие дождей и града урожайность хлебов значительно снизилась. Особенно пострадали посевы ржи, урожайность которых на 10 сентября 1921 г. оценивалась в среднем по губернии для яровой в 15 пудов с десятины, озимой в 22 пуда. Оценка валового сбора хлебов понизилась с 11,3 до 6,66 млн пудов. [11]

Губпродком планировал сбор продналога, исходя из указаний народного комиссариата продовольствия (наркомпрод). Большинство волостей Томской губернии были отнесены наркомпродом к 8-му и 9-му разрядам урожайности: 55–60 пудов с десятины и 60–66 пудов соответственно. Губпродком взял за основу своих расчётов 55 пудов с десятины. По расчёту губпродкома, среднее хозяйство, состоящее из пяти человек и имеющее 5 десятин посевов продовольственного хлеба (пшеница, рожь), должно собрать 275 пудов. На семена необходимо 65 пудов, на содержание скота – 50 пудов, продналог составляет 50 пудов, и свободные излишки достигают 40 пудов, продав которые крестьяне смогут купить себе одежду и инвентарь. По этим расчётам продналог был значительно ниже продразверстки – 18 % от собранного урожая. У крестьян должны были оставаться излишки, часть из которых губпродком планировал получить через товарообмен. [12]

Общее количество подлежащего сбору продналога составляло по Томской губернии 2,4 млн пудов продовольственного зерна (рожь, пшеница). Помимо этого крестьяне должны были сдать 4,5 млн пудов фуража, 440 тыс. пудов картофеля, 71 тыс. пудов масла, 10 тыс. пудов мёда, 3,5 млн штук яиц, кожсырьё, коноплю, табак, шерсть. Всего 13 видов налогов. К вывозу за пределы губернии было намечено 877 тыс. пудов хлеба и 575 тыс. пудов зернофуража. [13]

Таким образом, величина продналога в Томской губернии по отношению к валовому сбору зерна составляла в августе 1921 г. 28 %, а по оценке фактического урожая, сделанного губстатбюро в сентябре 1921 г., – 50,6 %. Совершенно очевидно, что собрать такой налог даже с помощью репрессивных мер было невозможно. Нереальность выполнения запланированных объёмов сбора продналога и товарообмена стала очевидна в конце декабря 1921 г. и для губпродкома. К 21 декабря 1921 г. план товарообмена по хлебу был выполнен на 10 %. План по продналогу даже с помощью запугивания крестьян и репрессированных мер – на 30 %. [14]

Томской ГубРКИ, ещё до начала продналоговой кампании было ясно, что налог не реален и его необходимо снизить. Это мнение руководство ГубРКИ довело до сведения СибРКИ и НК РКИ. С началом продналоговой кампании в ГубРКИ и её отделения в уездах стали поступать донесения инспекторов РКИ, направленных в волости для контроля и помощи продорганам, и многочисленные жалобы крестьян на невозможность выполнения налога ввиду несоизмеримости размера фактически полученного зерна с теоретическими исчислениями урожайности. [15]

В качестве примера можно привести ряд положений из доклада инспектора РКИ А.Г. Рогачёва, осуществляющего инспектирование хода сбора продналога в Томском и Мариинском уездах. «Крестьяне во всех волостях, где был инспектор, жаловались на неправильную раскладку налога и на то, что продработники не обращают внимания на их жалобы. Многие председатели сельских советов были наказаны за то, что крестьяне не полностью внесли налог, между тем, их вина в большинстве случаев лишь в том, что они вовремя не обжаловали несоответствие размера налога с величиной собранного урожая. Это несоответствие доходило до того, что с некоторых крестьян требовали больше хлеба, чем они собрали. Никто из продработников не захотел исправить ошибку. Крестьянин в ответ на жалобу слышал угрозу ревтрибуналом. [16]

 В 1921г. Алтайская губерния должна была выполнить 13 различных налогов, охватывающих все отрасли сельского хозяйства. Твердое задание Сибирского продовольственного центра в пшеничных единицах составляло 16 166 тыс. пудов, из них хлебный налог – 11 900 тыс. пудов. [17]

 Урожайность хлебов в губернии была оценена в 70 пудов с десятины и на этой основе она была причислена к 11-му разряду урожайности, в то время как соседний Киргизский край был отнесён к 6-му разряду. Фактически при обмолоте урожай в большинстве уездов не превышал 20 пудов с десятины. Просьбы местных органов власти, заявления Рубцовского продкомиссара А.Г. Бове и сотрудников наркомата РКИ, прибывших для проведения продналоговой кампании из Москвы, о необходимости пересмотра налога, поскольку его выполнение приведёт к тому, что многие крестьяне будут вынуждены не только отдать всё зерно, но и продать инвентарь, наркомпродом не были приняты. В связи с голодом в Поволжье наркомпрод требовал направить все силы губернского аппарата на изъятие имеющихся в Алтайском крае хлебных излишков и перебросить их в голодающие губернии. Сотрудники РКИ должны были наблюдать за быстрым и своевременным сбором продуктов и бороться с неизбежными злоупотреблениями, исправлять в случае необходимости перегибы продовольственных органов, предотвращать хищения и потери при транспортировке хлеба. [18]

Значительные изъятия зерна в Омской губернии в продналоговую кампанию 1921г. в условиях неурожая в большинстве уездов привело к сокращению посевных площадей. Если взять за точку отсчета 1920 г., то в 1921-м посевная площадь сократилась на 24,1 %. В 1922 г. произошло дальнейшее сокращение посевной площади: она уменьшилась на 53, 85 % по отношению к 1920 году. [19]

Таким образом, налоговый аппарат к проведению сбора продовольственных налогов в начале нэпа был подготовлен крайне слабо. Списки налогоплательщиков в сёлах или не были составлены, или были неполными. Карты разделов земель отсутствовали. В результате платёжные списки не соответствовали действительности. Подобная ситуация способствовала волюнтаристским решениям и действиям. Сотрудниками РКИ были выявлены многочисленные злоупотребления налоговых органов, однако направить их действия в рамки законности ей не удавалось.

 

Литература

 

1.                  Анашкин А. П. Из истории создания и деятельности рабоче-крестьянской инспекции на Алтае (1920 – 1921 гг.) // Сибирь и Дальний Восток в период восстановления народного хозяйства. – Томск: изд-во Томск. ун-та, 1972. Вып.6. – С. 49 – 69.

2.                  Государственный архив Новосибирской области (ГАНО). Ф. Р-288. Оп 1 Д. 14.

3.                  ГАНО. Ф.Р-288. Оп.1. Д. 33.

4.                  ГАНО. Ф.Р-288. Оп.1. Д.26.

5.                  ГАНО. Ф.Р-288. Оп.1. Д.30.

6.                  ГАНО. Ф.Р-288. Оп.1. Д.61.

7.                  ГАНО. Ф.Р-288. Оп.1. Д.106.

8.                  Государственный архив Томской области (ГАТО). Ф.Р-320. Оп.1. Д.70.

9.                  Денисова И. В. О некоторых аспектах подготовки и осуществления сбора продовольственного налога в Сибири в 1921г. // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2014. № 1. Выпуск 1.С. 85-89.

10.              Дианов А. Г. Деятельность Сибирской рабоче-крестьянской инспекции в период продналоговой кампании 1921года. Часть 1. // Омский научный вестник. 2010. № 1. С. 13-16.

11.              Дианов А. Г. Методы проведения продналоговых компаний в Сибири в 1921-1922гг. (по документам рабоче-крестьянской инспекции) (Часть 1) // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение, Вопросы теории и практики. 2013. № 12.Часть 3. С. 63-66.

12.              Дианов А. Г. Основные направления деятельности Сибирской рабоче-крестьянской инспекции на завершающем этапе периода военного коммунизма (первая половина 1921 г.) // Альманах современной науки и образования. 2007. № 2. С. 20-25.

13.              Дианов А. Г. Основные направления деятельности Сибирской рабоче-крестьянской инспекции при переходе к нэпу (вторая половина 1921 г.) // Известия Алтайского государственного университета. 2010. № 4. Выпуск 2. С. 58-66.

14.              Дианов А. Г. Продналоговая кампания 1921 года в Омской губернии в освещении Сибирской рабоче-крестьянской инспекции / Сибирская деревня история, современное состояние, перспективы развития: сборник научных трудов. – Омск. ООО Издательский дом Наука. 2012. –Часть 1. – С. 254 – 257.

15.              Дианов А. Г. Роль ударной группы рабоче-крестьянской инспекции в проведении продналоговой кампании 1921 года на Алтае. / Сибирская деревня история, современное состояние, перспективы развития: сборник научных трудов. – Омск. Изд.-во Омскбланкиздат. 2010. –Часть 1. С. 315 – 319.

16.              Дианов А. Г. Сибирская рабоче-крестьянская инспекция о влиянии сбора сельскохозяйственного налога в 1921-1922гг. на сельское хозяйство Алтайской губернии. / Россия и Европа: связь культуры и экономики. Материалы V1 Международной научно-практической конференции. – Прага. Изд-во WORLD PRESS s. r. o. 2013. С. 4 – 8.

17.              Центр хранения архивного фонда Алтайского края (ЦХАФ АК). Ф.Р-12. Оп.2. Д.113.

18.              ЦХАФ АК. Ф.Р-12. Оп.2. Д. 124.

 

Поступила в редакцию 26.03.2014 г.



[1] Государственный архив Новосибирской области (ГАНО). Ф.Р-288. Оп.1. Д.14. Л.33; Д. 33. Л. 14, 25, 30.

[2] ГАНО. Ф.Р-288. Оп.1. Д. 33. Л. 19, 54об, 56.

[3] Центр хранения архивного фонда Алтайского края (ЦХАФ АК). Ф.Р-12. Оп.2. Д.113. Л. 31; ГАНО. Ф.Р-288. Оп.1. Д.26.Л. 36.

[4] Дианов А.Г. Основные направления деятельности Сибирской рабоче-крестьянской инспекции при переходе к нэпу (вторая половина 1921 г.) // Известия Алтайского государственного университета. – 2010. – № 4. – Выпуск 2. – С. 63.

[5] Анашкин А.П. Из истории создания и деятельности рабоче-крестьянской инспекции на Алтае (1920 – 1921 гг.) // Сибирь и Дальний Восток в период восстановления народного хозяйства. – Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1972. –Вып.6. – С. 66; ЦХАФ АК. Ф.Р-12. Оп.2. Д. 124. Л.174, 348.

[6] Дианов А. Г. Роль ударной группы рабоче-крестьянской инспекции в проведении продналоговой кампании 1921 года на Алтае. /Сибирская деревня история, современное состояние, перспективы развития: сборник научных трудов. – Омск: Изд-во Омскбланкиздат, 2010. – Часть 1. – С. 315.

[7] Дианов А. Г. Деятельность Сибирской рабоче-крестьянской инспекции в период продналоговой кампании 1921года. Часть 1. //Омский научный вестник. – 2010. – № 1. – С. 14.

[8] Дианов А. Г. Основные направления деятельности сибирской рабоче-крестьянской инспекции на завершающем этапе периода военного коммунизма (первая половина 1921 г.) //Альманах современной науки и образования. 2007. № 2. С. 24.

[9] ГАНО. Ф.Р-288. Оп.1. Д. 33. Л.19об.

[10] Денисова Ирина Валентиновна. О некоторых аспектах подготовки и осуществления сбора продовольственного налога в Сибири в 1921г. // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2014. № 1. Выпуск 1. С. 87..

[11] ГАНО. Ф.Р-288. Оп.1. Д.30. Л. 36.

[12] ГАНО. Ф.Р-288. Оп.1. Д. 3О. Л. 50, 51.

[13] ГАНО. Ф. Р-288 Оп.1. д. 30. Л. 50, 54.

[14] ГАНО. Ф.Р-288. Оп.1. Д. 3О. Л. 51.

 

[15] ГАНО Ф. Р-288. Оп. 1. Д. 30. Л. 54об; Государственный архив Томской области (ГАТО). Ф.Р-320. Оп.1. Д.70. Л. 3.

[16] Дианов А. Г. Методы проведения продналоговых компаний в Сибири в 1921-1922гг. (по документам рабоче-крестьянской инспекции) (Часть 1) // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2013. –№ 12. – Часть 3. – С. 64.

[17] Дианов А.Г. Сибирская рабоче-крестьянская инспекция о влиянии сбора сельскохозяйственного налога в 1921-1922гг. на сельское хозяйство Алтайской губернии. /Россия и Европа: связь культуры и экономики. Материалы V1 Международной научно-практической конференции. – Прага. Изд-во WORLD PRESS s. r. o. 2013. – С. 5.

[18] ГАНО. Ф.Р-288. Оп.1. Д.14. Л. 32, 33; Д.61. Л. 3, 6, 21; Д.106. Л.1,1об.

[19] Дианов А. Г. Продналоговая кампания 1921 года в Омской губернии в освещении Сибирской рабоче-крестьянской инспекции /Сибирская деревня история, современное состояние, перспективы развития: сборник научных трудов. – Омск: ООО Издательский дом Наука, 2012. – Часть 1. – С. 257.

2006-2017 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.