ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Деятельность налоговых органов в период продналоговой кампании 1921 г. (на примере Сибири)

 

Коркин Мстислав Анатольевич,

преподаватель Омского филиала Международного института экономики и права.

 

В статье анализируется обстановка проведения сбора продовольственных налогов на селе в начале нэпа. Автор обращает внимание на то, что кампания 1921 г. в Сибири по методам сбора налога напоминала продразверстку.

Ключевые слова: рабоче-крестьянская инспекция, продналоговая кампания, репрессии, жалобы, ревизии, злоупотребления.

 

Рабоче-крестьянская инспекция в изучаемый период была основным контрольным органом Советского государства. В её функции входил постоянный контроль над всеми организациями и предприятиями: предварительная ревизия, последующая ревизия, фактическая ревизия. Она должна была не просто пресекать злоупот­ребления, а добиваться улучшения деятель­ности всех подконтрольных ей учреждений. Важной функцией РКИ был и контроль над исполнением законов и распоряжений правительства, борьба с волокитой и бюрократизмом в государственном аппарате.[1]

К сбору продовольственных налогов в Сибири в 1921 г. приступили значительно позднее, чем в европейской части страны. Это было связано с климатическими особенностями Сибири (сбор урожая здесь начинался только во второй половине августа) и техническими условиями подготовки и проведению сбора продналога.

Налоговый аппарат к началу налоговой кампании не был полностью укомплектован. Наиболее сложной задачей был подбор продовольственных инспекторов. Они непосредственно контактировали с крестьянством при сборе продналога и несли ответственность за выполнение плана на вверенном им участке. Желающих занять эту должность найти было сложно. Для укомплектования продовольственных органов с 25 августа 1921 г. в Сибири началась мобилизация рабочих и служащих на продовольственную работу. Качественный состав продовольственных инспекторов был неудовлетворительный. В докладе о деятельности Томского губернского продовольственного комитета за сентябрь-октябрь 1921 г. отмечалось, что как с технической, так и политической стороны 25 % инспекторского персонала должно быть заменено при первой же возможности.[2]

 В продналоговой кампании 1921 г. активное участие принимали сотрудники рабоче-крестьянских инспекций (РКИ) Сибири. С 30 сентября 1921 г., согласно приказу по НК РКИ, основные силы рабоче-крестьянских инспекций были направлены на оказание содействия продовольственным органам. Продовольственные отделы губернских РКИ были реорганизованы в ударные группы.[3]

Самой многочисленной была ударная группа Алтайской губернской рабоче-крестьянской инспекции (ГубРКИ). Первоначально в неё вошли 26 сотрудников ГубРКИ, 4 сотрудника РКИ 21-й дивизии, 2 сотрудника инспекции водного транспорта, 11 представителей ведомственных инспекций Алтайской губернии. В начале октября 1921 г. состав ударной группы пополнили 34 сотрудника центрального аппарата НК РКИ во главе с уполномоченным НК РКИ А.Г.Савиным и Г.В.Абрамовым. К декабрю 1921 г. на продовольственной работе было задействовано 75 % сотрудников Алтайской РКИ.[4] Всего по стране к продовольственной кампании 1921 г. было привлечено 1 500 сотрудников РКИ.[5]

Задачи, поставленные перед РКИ в период продналоговой кампании 1921 г., заключались в выяснении степени готовности продовольственных органов к приёму налога, наблюдении за быстрым и своевременным сбором продналога, борьбе с бесхозяйственностью и злоупотреблениями продовольственных органов. «В ходе продналоговой кампании в РКИ поступали многочисленные жалобы крестьян на неправильное обложение их хозяйств, на применение к ним со стороны налоговых органов физического воздействия. Сотрудники РКИ, осуществлявшие контроль в волостях, оказывались в сложной ситуации. Они должны были всячески способствовать быстрому сбору продналога и в то же время пресекать злоупотребления продработников. Выполнить одновременно обе эти задачи зачастую было невозможно».[6]

«Информация о злоупотреблениях поступала в бюро жалоб РКИ. Оно должно было защищать граждан от незаконных действий должностных лиц. В 1921 г. прокуратура еще не была создана, поэтому фактически бюро жалоб выполняло ее функцию. Бюро жалоб рабоче-крестьянской инспекции имело право издавать акты, имеющие обязательную силу. Заведующий губернской РКИ мог накладывать взыскание на должностных лиц, не выполнивших распоряжение бюро жалоб. Права бюро жалоб были расширены в мае 1921 г. Согласно Постановлению ВЦИК от 30 мая 1921 г. распоряжение бюро жалоб о приостановлении решений учреждений до их рассмотрения в бюро жалоб, подтвержденное зав. губернским отделом РКИ, было обязательно для всех учреждений. Однако на практике в сибирских условиях были случаи, когда распоряжения бюро жалоб не исполнялись. К учреждениям, наиболее часто не выполнявшим распоряжения бюро жалоб, относились отделы губисполкомов, продовольственные органы, ЧК».[7]

В большинстве губерний Европейской России продовольственный налог рассчитывался на основе кадастров пахотных земель. В Сибири он отсутствовал. Это было одной из причин того, что списки налогоплательщиков во всех сибирских губерниях были составлены неправильно, и поэтому в ходе продовольственной кампании их приходилось неоднократно пересматривать.[8]

Оценивая урожайность хлебов на август 1921 г., Томский губземотдел определил среднюю урожайность ржи и пшеницы в 35 пудов с дес., а их валовой сбор в 11 млн 370 тыс. пудов. Опираясь на эти данные, губземотдел пришёл к выводу, что Томская губерния не может отгружать продовольствие в другие регионы страны. Учитывая серьёзность положения, губземотдел обратился в Сибревком с мотивированным ходатайством о переводе Томской губернии с 9-го на 4-й разряд урожайности. Томская ГубРКИ поддержала это ходатайство, направив сведения об урожайности в Сибирскую рабоче-крестьянскую инспекцию (СибРКИ) и НК РКИ.[9]

В сентябре 1921 г. Томское губстатбюро провело обследование урожайности в губернии. Было установлено, что вследствие дождей и града урожайность хлебов значительно снизилась. Оценка валового сбора хлебов понизилась с 11,3 до 6,66 млн. пудов.[10]

Сбор налога в Сибири проходил в условиях, напоминавших продразвёрстку. Раскладка налога осуществлялась без участия населения. В докладах сотрудников РКИ отмечалось, что продработники, имевшие огромные полномочия, привыкшие в ходе продразвёрстки арестовывать всех, кто, по их мнению, тормозит работу по сбору продовольствия, действовали таким образом и при сборе продналога. Помимо арестов во всех уездах широко применялось физическое воздействие, нередко доходившее до зверств. В бюро жалоб РКИ поступали десятки жалоб на незаконные действия работников продовольственных органов. В Усть-Чарышском районе Алтайского края для обеспечения полного сбора продналога представитель ревтрибунала выгонял из домов на мороз крестьян вместе с детьми и не давал им одеваться до получения расписки о том, что налог будет сдан в ближайшее время полностью.[11]

По мнению представителей РКИ, работавших в период продналоговых кампаний во всех продовольственных районах Алтайской губернии, излишне суровые меры к не выполнившим продналоговые задания, применяли выездные сессии ревтрибунала. Крестьяне, не сдавшие продналог, приговаривались к конфискации имущества или принудительным работам на срок от одного года до пяти лет. Только в Алейском районе было арестовано около 2 тыс. крестьян, а в отношении 300 вынесены приговоры, предусматривающие конфискацию имущества.[12] В Томской губернии только в Ноломошинской волости выездной сессией ревтрибунала в сентябре 1921 г. привлечены к ответственности за неуплату налога в полном размере 82 налогоплательщика. К тюремному заключению с конфискацией имущества было осуждено 26 человек, условно – 14 человек, 32-х налогоплательщиков обязали сдать налог в двукратном размере. С 15 по 29 декабря 1921 г. в Сибири был осуществлён ударный двухнедельник по сбору продналога. В ходе его проведения было вынесено 5 200 обвинительных приговоров, которые предусматривали конфискацию имущества.[13]

Давая характеристику деятельности продорганов в период продналоговой кампании 1921 г., Сибирская рабоче-крестьянская инспекция отмечала, что методы их работы зачастую вступают в противоречие с общими положениями о продналоге, которые предусматривают не только фискальную сторону, но и определённый политический подход к деревне, а также продналоговую справедливость по отношению к отдельному налогоплательщику.[14]

При установлении величины продналога по отдельным районам Сибири принимались во внимание местные климатические особенности. Так, например, в Енисейской губернии наибольшая величина сбора продналога была запланирована в Минусинском уезде, далее следовал Канский, затем Ачинский, на четвертом месте находился Красноярский уезд. Однако, учитывая близость железной дороги, а также деятельность партизан, больше всего хлеба было собрано в Ачинском уезде, на втором месте был Минусинский, на третьем Красноярский и на четвёртом, вследствие развития партизанского движения, Канский. Подобная ситуация была и в других губерниях Сибири. Продналоговые органы старались собрать как можно больше хлеба в районах, находящихся в непосредственной близости от железной дороги или водных путей, а также в тех районах, где не было партизанского движения. Вследствие этого наиболее пострадали от продразверстки именно эти районы, в большинстве из них продналог был собран на 100%.[15]

В ходе проведения продналоговой кампании 1921г. РКИ выявила многочисленные случаи плохой подготовки зернохранилищ и ссыпных пунктов к приёму урожая, что приводило к порче хлеба. Особенно критическими были условия хранения зерна, предназначенного для вывоза в центральные районы страны. Из-за низкой пропускной способности железной дороги и плохой организации работ по погрузке хлеба на железнодорожных станциях зерном были заполнены все пристанционные склады и прилегающая территория. В декабре 1921 г. на территории железнодорожных станций скопилось огромное количество зерна. Для организации работ по спасению приходящего в негодность хлеба наркомпрод выделил 100 тыс. пудов проса на оплату рабочим. СибРКИ было поручено осуществлять наблюдение за региональным использованием продовольствия в ходе работ по приведению хлеба в кондиционное состояние. Принятые меры позволили спасти основную часть хлеба.[16]

Таким образом, из-за плохой организации транспортировки продовольствия погибла значительная часть с таким трудом собранного хлеба. Многие сибирские крестьяне остались без семян, а часть хлеба не была доставлена в голодающее Поволжье.

Часть собранного в тяжёлых условиях продовольствия разворовывалась. В Омской губернии в феврале 1922 г. комиссией, состоящей из представителей РКИ, ревтрибунала и губпродкома, был установлен перерасход семенного и продовольственного зерна. В Енисейской губернии при проверке РКИ складов губпродкома в бочках, где по документам должно было храниться 17 пудов мёда, обнаружено 9 пудов мёда и 8 пудов камней, грязи и воды.[17]

Одним из направлений деятельности рабоче-крестьянской инспекции была в этот период борьба с индивидуальными выдачами продуктов со складов продовольственных органов. Трудности в борьбе с индивидуальными выдачами продуктов связаны с тем, что зачастую предать суду виновных в самоснабжении очень трудно, поскольку в списках, полученных в результате обследований РКИ, присутствуют и члены ревтрибунала и сотрудники ЧК.[18]

В ходе проверки работы продовольственных органов РКИ Сибири были обнаружены злоупотребления, хищения и другие упущения в работе продовольственных органов, которые приводили к потере части с таким трудом собранного продовольствия.[19] В случае установления конкретных виновников утраты продовольствия, на них, как правило, возбуждались уголовные дела. По сравнению с показателями в целом по РСФСР (возбуждено 2 682 судебных дела и привлечено к суду 4 350 чел.) данные показатели, учитывая соотношение численности населения, были в 1,5 раза выше.[20]

В 1921 г. Алтайская губерния должна была выполнить 13 различных налогов, охватывающих все отрасли сельского хозяйства. Твердое задание Сибирского продовольственного центра в пшеничных единицах составляло 16 166 тыс. пудов, из них хлебный налог 11 900 тыс. пудов.[21]

Продналог в Алтайской губернии был собран на 101,6 %, в том числе хлебный – на 106,7 %. Однако сбор продналога подорвал сельское хозяйство Алтайской губернии. Посевная площадь, подлежащая обложению в 1921 г., составляла по губернии 1 086 тыс. дес., в 1922 г. она сократилась до 900 тыс. дес. Посев ценных культур и пшеницы снизился на 50 % за счёт повышения процента посева малоценных культур, требующих меньших расходов и дающих количественно больший урожай. Количество крупного рогатого скота уменьшилось, большинство быков-производителей было сдано в счёт уплаты продналога.[22] Подобное явление не было исключением, в Сибири в Томской губернии посевная площадь сократилась в 1921г. по сравнению с 1920г. на 35 %.[23]

Томской ГубРКИ, ещё до начала продналоговой кампании было ясно, что налог не реален, и его необходимо снизить. С началом продналоговой кампании в ГубРКИ и её отделения в уездах стали поступать донесения инспекторов РКИ, направленных в волости для контроля и помощи продорганам, и многочисленные жалобы крестьян на невозможность выполнения налога ввиду несоизмеримости размера, фактически полученного зерна с теоретическими исчислениями урожайности.[24]

Значительное изъятие зерна в сибирских губерниях в продналоговую кампанию 1921 г. привело к сокращению посевных площадей и уменьшению средней величины посева на одно крестьянское хозяйство с 7,39 десятин в ноябре 1920 г. до 6,58 в феврале 1921 г.[25]

Кризис охватил не только земледельческую отрасль, но и животноводство. В результате продналоговой кампании 1921 г. произошло значительное сокращение поголовья скота. Количество коров в Сибири сократилось с 32,6 голов на 100 чел. в ноябре 1920 г. до 26,6 голов в феврале 1921 г.[26]

Томская РКИ предложила пересмотреть практику налоговых органов, требовавших соблюдения пропорций различных культур при уплате налога каждым налогоплательщиком. Для выполнения этого требования многие крестьяне были вынуждены менять у соседей одни хлебные культуры на другие. В продкампании 1922 г. необходимо было предусмотреть возможность замены одной с/х культуры на другую. Определение сверху сроков взимания налогов, без учёта местных условий, препятствовало рационализации работы налоговых органов. Было желательно установление только максимальных сроков сбора продналога. Техника налогообложения, порядок обжалования налогоплательщиками величины установленного для индивидуального хозяйства налога нуждались в серьёзных изменениях. В продкампанию 1921 г. Томский губпродком вернул в РКИ большую часть жалоб крестьян на основании пропуска срока обжалования, даже не рассмотрев их.[27]

Омская ГубРКИ выступила с предложением изменения в Сибири объекта обложения. По её мнению, в Сибири объектом обложения не должна быть пашня. Поскольку её обложение не стимулирует развитие крестьянского хозяйства. Объектом обложения должен быть размер посева, определённый заданием посевкома на основе мощности конкретного хозяйства. В том случае, если хозяйство засеет больше данного ему задания, величина обложения не должна была увеличиваться. Крестьянское хозяйство должно было получать сведения о размере налога не позднее 15 августа. [28] Данная система обложения облегчала работу налоговых органов, поскольку отпадала надобность в ежегодном определении количества обрабатываемых крестьянским хозяйством десятин, обнаружении скрытой пашни, определении урожайности. Старательные хозяйства должны быть поощрены, поскольку посевы сверх задания не облагаются налогом. Нерадивые не имели оправдания, потому что они должны были выполнить задание в соответствии с имеющимися у них средствами производства.[29]

Таким образом, сбор продовольственных налогов в Сибири в 1921 г. начался значительно позднее, чем в европейской части страны. Налоговый аппарат к началу налоговой кампании не был полностью укомплектован. Продорганы не смогли рационально использовать квалифицированных работников, которые были направлены в них по мобилизации. Многие из мобилизованных специалистов ожидали назначения 2-3 недели, нередко им давали неквалифицированную работу – наблюдение за приёмкой продуктов. Сбор налога в Сибири проходил в условиях, напоминавших продразвёрстку. Раскладка налога осуществлялась без участия населения. Методы работы продовольственных органов зачастую вступали в противоречие с общими положениями о продналоге.

 

Литература

 

1.                  Анашкин А.П. Из истории создания и деятельности рабоче-крестьянской инспекции на Алтае (1920 – 1921 гг.) // Сибирь и Дальний Восток в период восстановления народного хозяйства. – Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1972. – Вып.6. – С. 49 – 69.

2.                  Государственный архив Красноярского края (ГАКК). Ф. Р-241. Оп. 1 Д. 61.

3.                  Государственный архив Новосибирской области (ГАНО). Ф.Р-288. Оп.1. Д.14.

4.                  ГАНО. Ф.Р-288. Оп.1. Д. 26.

5.                  ГАНО. Ф.Р-288. Оп.1. Д. 30.

6.                  ГАНО. Ф.Р-288. Оп.1. Д. 33.

7.                  ГАНО. Ф.Р-288. Оп.1. Д. 61.

8.                  ГАНО. Ф.Р-288. Оп.1. Д. 106.

9.                  Государственный архив Томской области (ГАТО). Ф. Р-320. Оп. 1. Д. 70а.

10.              Денисова И. В. Обстановка проведения сбора продовольственных налогов на селе в начале нэпа (1922г) // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. – 2014. – № 2. – Выпуск 1. – С. 68-73.

11.              Денисова И.В. О некоторых аспектах подготовки и осуществления сбора продовольственного налога в Сибири в 1921 г. //Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. – 2014. – № 1 (60). –Часть 1. – С. 85-89.

12.              Дианов А. Г. Возникновение советских контрольных органов в Сибири // Европейский журнал социальных наук. – 2013. – № 4. – С. 333-341.

13.              Дианов А. Г. Деятельность бюро жалоб сибирской рабоче-крестьянской инспекции по защите конституционных прав граждан в 1920-1921гг./ Права и свободы человека: теория, история, практика (к 20-летию отмены статьи 6 Конституции СССР) /Материалы Всероссийской научной конференции. – Омск, 2010. – С. 152-156.

14.              Дианов А. Г. Деятельность Сибирской рабоче-крестьянской инспекции в период продналоговой кампании 1921года. Часть 1. // Омский научный вестник. – 2010. – № 1. – С. 13-16.

15.              Дианов А. Г. Деятельность Сибирской рабоче-крестьянской инспекции в период продналоговой кампании 1921года. Часть 2. // Омский научный вестник. – 2010. – № 2. – С. 5-9.

16.              Дианов А. Г. Сибирская рабоче-крестьянская инспекция о влиянии продовольственной разверстки 1920г. на состояние сельского хозяйства Томской губернии / Россия и Европа: связь культуры и экономики /Материалы V1I Международной научно-практической конференции. – Прага. Изд-во WORLD PRESS s. r. o. – 2013. – С. 11 – 13.

17.              Дианов А. Г. Методы проведения продналоговых компаний в Сибири в 1921-1922гг. (по документам рабоче-крестьянской инспекции) (Часть 1) // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2013. № 12. – Часть 3. – С. 63-66.

18.              Дианов А. Г. Методы проведения продналоговых компаний в Сибири в 1921-1922гг. (по документам рабоче-крестьянской инспекции) (Часть 2) // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2014. № 1. – Часть 1. – С. 75-78.

19.              Дианов А. Г. Сибирская рабоче-крестьянская инспекция о влиянии сбора сельскохозяйственного налога в 1921-1922гг. на сельское хозяйство Алтайской губернии / Россия и Европа: связь культуры и экономики. Материалы V1 Международной научно-практической конференции. – Прага. Изд-во WORLD PRESS s. r. o. – 2013. – С. 4-8.

20.              Дианов А. Г. Основные направления деятельности Сибирской рабоче-крестьянской инспекции при переходе к нэпу (вторая половина 1921 г.) //Известия Алтайского государственного университета. – 2010. – № 4. – Выпуск 2. – С. 58-66.

21.              Дианов А. Г. Основные направления деятельности сибирской рабоче-крестьянской инспекции на завершающем этапе периода военного коммунизма (первая половина 1921 г.) // Альманах современной науки и образования. 2007. № 2. С. 20-25.

22.              Дианов А. Г. Ревизионная деятельность Сибирской рабоче-крестьянской инспекции на начальном этапе нэпа (1922г.) Часть 1. // Омский научный вестник. 2011. № 5 (101). С. 5-10.

23.              Известия рабоче-крестьянской инспекции. – № 10-11. – 20с.

24.              Иконников С. М. Организация и деятельность РКИ в 1920 – 1925гг. –М.: Изд-во. АН СССР, 1960. – 215с.

25.              Реховская Т.А. Обеспечение продовольственной безопасности сельского населения Западной Сибири в первой половине 20-х гг.// Известия Алтайского государственного университета. – 2008.– №4. – Выпуск 4.

26.              Труды ЦСУ. Т.ХХХ. Вып.2: Состояние питания сельского населения СССР 1920 – 1924 гг.– М.,1928.

27.              Центр хранения архивного фонда Алтайского края (ЦХАФ АК). Ф.Р-12. Оп.2. Д.113.

28.              ЦХАФ АК. Ф.Р-12. Оп.2. Д. 124.

 

Поступила в редакцию 22.04.2014 г.



[1] Дианов А. Г. Возникновение советских контрольных органов в Сибири // Европейский журнал социальных наук. – 2013. – № 4. – С. 335.

[2] Государственный архив Новосибирской области (ГАНО). Ф.Р-288. Оп.1. Д.14. Л. 33; ГАНО. Ф.Р-288. Оп.1. Д. 33. Л.14, 19, 25, 30, 54об, 56.

[3] Центр хранения архивного фонда Алтайского края (ЦХАФ АК). Ф.Р-12. Оп.2. Д.113. Л. 31; ГАНО. Ф.Р-288. Оп.1. Д.26. Л. 36.

[4] Дианов А. Г. Основные направления деятельности Сибирской рабоче-крестьянской инспекции при переходе к нэпу (вторая половина 1921 г.) // Известия Алтайского государственного университета. 2010.

 № 4. Выпуск 2. С. 63.

[5] Анашкин А. П. Из истории создания и деятельности рабоче-крестьянской инспекции на Алтае (1920 – 1921 гг.) // Сибирь и Дальний Восток в период восстановления народного хозяйства. – Томск: изд-во Томск. ун-та, 1972. Вып.6. – С. 66; ЦХАФ АК. Ф.Р-12. Оп.2. Д. 124. Л. 174, 348.

[6] Дианов А. Г. Деятельность Сибирской рабоче-крестьянской инспекции в период продналоговой кампании 1921года. Часть 1. // Омский научный вестник. 2010. № 1. С. 14.

[7] Дианов А. Г. Основные направления деятельности сибирской рабоче-крестьянской инспекции на завершающем этапе периода военного коммунизма (первая половина 1921 г.) // Альманах современной науки и образования. 2007. № 2. С. 24.

[8] Денисова И.В. О некоторых аспектах подготовки и осуществления сьора продовольственного налога в Сибири в 1921 г. //Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. № 01 (60).Часть 1. – С. 88.

[9] ГАНО. Ф.Р-288. Оп.1. Д. 33. Л. 50, 51.

[10] ГАНО. Ф.Р-288. Оп.1. Д.30. Л.36.

[11] Дианов А. Г. Деятельность бюро жалоб сибирской рабоче-крестьянской инспекции по защите конституционных прав граждан в 1920-1921гг./ Права и свободы человека: теория, история, практика (к 20-летию отмены статьи 6 Конституции СССР). Материалы Всероссийской научной конференции. Омск. 2010. С. 154.

[12] ГАНО. Ф.Р-288. Оп.1. Д.106. Л. 2.

[13] ГАНО. Ф.Р-288. Оп.1. Д. 33. Л. 10об; Д.30. Л.53.

[14] Дианов А. Г. Методы проведения продналоговых компаний в Сибири в 1921-1922гг. (по документам рабоче-крестьянской инспекции) (Часть 2) // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение, Вопросы теории и практики. 2014. № 1.Часть 1. С. 76.

[15] Дианов А. Г. Деятельность Сибирской рабоче-крестьянской инспекции в период продналоговой кампании 1921года. Часть 2. // Омский научный вестник. 2010. № 2. С. 7.

[16] Там же.

[17] ГАНО. Ф.Р-288. Оп.1. Д. 33. Л. 10; Государственный архив Красноярского края (ГАКК). Ф. Р-241. Оп. 1 Д. 61. Л. 431.

[18] ГАНО. Ф.Р-288. Оп.1. Д. 33. Л.11.

[19] Дианов А. Г. Ревизионная деятельность Сибирской рабоче-крестьянской инспекции на начальном этапе нэпа (1922г.) Часть 1. // Омский научный вестник. 2011. № 5. (101) С.10.

[20] Известия рабоче-крестьянской инспекции. № 10-11.С. 19; Иконников С. М. Организация и деятельность РКИ в 1920 – 1925гг. М.: Изд-во. АН СССР, 1960. С. 89.

[21] Дианов А. Г. Сибирская рабоче-крестьянская инспекция о влиянии сбора сельскохозяйственного налога в 1921-1922гг. на сельское хозяйство Алтайской губернии. / Россия и Европа: связь культуры и экономики. Материалы V1 Международной научно-практической конференции. – Прага. Изд-во WORLD PRESS s. r. o. 2013. С. 5.

[22] ГАНО. Ф.Р-288. Оп.1. Д.61. Л.20-22.

[23] Дианов А. Г. Сибирская рабоче-крестьянская инспекция о влиянии продовольственной разверстки 1920г. на состояние сельского хозяйства Томской губернии. / Россия и Европа: связь культуры и экономики. Материалы V1I Международной научно-практической конференции. – Прага. Изд-во WORLD PRESS s. r. o. 2013. С. 13.

[24] ГАНО. Ф.Р-288. Оп.1. Д.30. Л. 54об; Государственный архив Томской области (ГАТО). Ф. Р-320. Оп. 1. Д. 70а. Л.3.

[25] Труды ЦСУ. Т.ХХХ. Вып.2: Состояние питания сельского населения СССР 1920 – 1924 гг.– М.,1928. Л. 16, 34.

[26] Реховская Т.А. Обеспечение продовольственной безопасности сельского населения Западной Сибири в первой половине 20-х гг.// Известия Алтайского государственного университета. – 2008. № 4 Выпуск 4. С. 170.

[27] Дианов А. Г. Деятельность Сибирской рабоче-крестьянской инспекции в период продналоговой кампании 1921года. Часть 2. // Омский научный вестник. 2010. № 2. С. 8.

[28] ГАНО. Ф.Р-288. Оп.1. Д. 33.Л. 12об, 13.

[29] Денисова И. В. Обстановка проведения сбора продовольственных налогов на селе в начале нэпа (1922г) // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2014. № 2. Выпуск 1.С. 72.

2006-2017 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.