ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

К определению понятия «государственная стратегия»

 

Стрелков Алексей Яковлевич,

аспирант кафедры регионоведения и международных отношений Северного (Арктического) федерального университета.

 

В настоящее время термин «стратегия» получил очень широкое распространение в разных сферах общества. Этимологически слово «стратегия» было заимствовано из греческого языка и означало искусство войны. Толковые словари русского языка дают следующие значения слова «стратегия»:

1)                 искусство планирования, руководства, основанного на правильных и далеко идущих планах;

2)                 искусство руководства общественной, политической борьбой;

3)                 наука о ведении войны, искусство ведения войны;

4)                 общий план ведения войны, боевых операций[1].

Как видим из приведенных значений, стратегия в общеупотребительном значении ассоциируется с планированием, руководством, политикой и военными действиями. Именно поэтому понятие «стратегия» из чисто военной сферы легко перешло в политику, а затем в бизнес и даже в социальную сферу. Но такое широкое употребление этого понятия имеет и вторую сторону: кажущееся понимание «стратегии» приводит к тому, что в это понятие могут вкладываться разные значения. Попытаемся очертить границы понятия «государственная стратегия».

Е.А. Буланова пишет о терминологической путанице в понятиях «политика» и «стратегия». Несомненно, это два взаимосвязанных понятия, поскольку они представляют собой два важнейших средства государственного регулирования. Она полагает, что «политические цели при переходе от политики к стратегии разукрупняются в задачи, которые, в свою очередь, принимают характер стратегических целей и самой постановкой служат осуществлению политики»[2]. Так, возьмем в качестве примера Государственную стратегию экономической безопасности Российской Федерации, одобренную Указом Президента РФ от 29 апреля 1996 г. В тексте стратегии мы увидим подтверждение того, что она «является составной частью национальной безопасности Российской Федерации в целом и ориентирована на реализацию осуществляемых в Российской Федерации экономических преобразований в ближайшие три-пять лет»[3]. Внешнеэкономическая составляющая стратегии «заключается в эффективной реализации преимуществ международного разделения труда, устойчивости развития страны в условиях ее равноправной интеграции в мирохозяйственные связи, недопущении критической зависимости России от зарубежных стран или их сообществ в жизненно важных вопросах экономического сотрудничества»[4]. Данная стратегия строится на концепции национальной безопасности нашего государства и имеет своей целью реализацию национальных интересов РФ в области экономической деятельности. Поэтому согласимся с Е.А. Булановой в том, что, во-первых, нельзя отождествлять «политику» со «стратегией». Во-вторых, политика представляет собой более широкое понятие, в то время как стратегия предполагает постановку и реализацию конкретных задач.

П.А. Цыганков в определении понятия «стратегия» с точки зрения международных отношений начинает с обзора определений в зарубежной науке. Анализируя определения Б.Г. Лидделла Харта, В. Муррая и М. Гримсли, он подчеркивает связь стратегии с государством и с военной сферой, уточняя, однако, что стратегия не ограничивается использованием военных средств для достижения определенных политических целей. Он приходит к выводу о том, что стратегия – это «долговременная линия поведения, соединяющая науку и искусство в достижении перспективной цели»[5]. Трудно возразить что-либо против такого очень общего определения стратегии. Но далее он представляет стратегию международного актора как «не столько единую доктрину, сколько метод анализа ситуации, оценку направлений ее возможного развития, сопоставление полученной картины с собственными интересами и выбор на этой основе наиболее подходящего момента и наиболее эффективных средств для реализации намеченной цели»[6]. И это определение сразу ставит несколько вопросов: можно ли ставить знак равенства между стратегией и доктриной, между стратегией и методом анализа, стратегией и выбором эффективных средств?

В Стратегии развития арктической зоны РФ появляется еще один набор терминов, через которые определяется сущность стратегии: система приоритетов, целей, задач и мер, национальные интересы России, безопасность страны. Данная стратегия «представляет собой официально признанную систему приоритетов, целей, задач и мер по обеспечению национальных интересов России в Арктике и безопасности страны во всех сферах жизнедеятельности, базовый документ кратко- (3-5 лет), средне- (5-10 лет) и долгосрочного (10-20 лет) планирования социально-экономического развития АЗРФ как на федеральном уровне, так и по субъектам Российской Федерации, входящим в ее состав полностью или частично»[7]. Стратегия развития Арктической зоны оперирует следующими понятиями: «устойчивое развитие», «национальная безопасность», «система обеспечения национальной безопасности», «силы обеспечения национальной безопасности», «средства обеспечения национальной безопасности», «угроза национальной безопасности», «национальные интересы Российской Федерации», «стратегические национальные приоритеты». Отметим, что явно преобладают термины, связанные с военной сферой, что отличает стратегию России от сходных стратегий других арктических стран, особенно малых стран, таких как, например, Швеция.

Ю.Н. Попов чрезвычайно критически подходит к оценке восприятия термина «стратегия» в современной России. По его подсчетам, с 1999 года появилось более 300 «стратегий» в результате «стратегического бума», который начался в связи с созданием Центра стратегических разработок, целью которого была разработка Стратегии до 2020 г. А в мае 2011 г. появилась идея создания Агентства стратегических инициатив[8]. Ю.Н. Попов считает необходимым условием разработки стратегических документов детальную характеристику опыта развитых зарубежных стран, своеобразный бенчмаркинг, анализ передового опыта ведущих институтов[9].

Подведем итог рассмотрению методологически важного понятия «государственная стратегия». Сложность его определения заключается в том, что ее можно рассматривать как в статике (некий документ, текст), так и в динамике (как процесс, включающий в себя стратегический анализ, стратегический выбор с отбором альтернативных вариантов при определенных условиях и реализацию стратегии). Причем динамический аспект стратегии предполагает необходимость корректировки и уточнения стратегических целей и задач, а также механизмов их достижения и соответствующих индикаторов. Стратегию определяют через такие понятия, как «политика», «доктрина», «приоритеты», «национальные интересы», «национальная безопасность», которые являются взаимосвязанными, но не тождественными понятиями. В качестве рабочего понятия «государственная стратегия» в работе принимается следующее определение: стратегия – это государственный документ, в котором должны быть отражены комплексные вопросы суверенности, безопасности, устойчивого экономического развития, охраны окружающей среды, управления, социальной сферы (включая человеческий капитал), науки и технологий на основе тщательно проведенного анализа, дающего возможность постановки конкретных задач и выбора адекватных средств реализации.

 

Литература

 

1.                  Буланова Е.А. Политика и стратегия в механизме государственного регулирования социально-экономических процессов // Вестник Чувашского университета. – 2006. – № 3. – С. 143-153.

2.                  Государственная стратегия экономической безопасности Российской Федерации: основные положения (одобрена указом президента РФ от 29 апреля 1996 г. № 608). Режим доступа: http://www.scrf.gov.ru/documents/23.html.

3.                  Попов Ю.Н. О задачах и путях преодоления концептуального монополизма в разработке государственных стратегий социально-экономического развития // Менеджмент и бизнес-администрирование. – 2012. – № 3. – С. 4-12.

4.                  Стратегия // Общий толковый словарь русского языка. Режим доступа: http://tolkslovar.ru/s12967.html.

5.                  Стратегия развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года (проект). М., 2010. Режим доступа: http://narfu.ru/aan/institut_arctic/strategy_AZRF_2010.pdf.

6.                  Цыганков П.А. Теория международных отношений: учебник / П.А. Цыганков. – 2-е изд., испр.и доп. – М.: Гардарики, 2007. – 557 с.

 

Поступила в редакцию 15.05.2014 г.



[1] Стратегия // Общий толковый словарь русского языка. Режим доступа: http://tolkslovar.ru/s12967.html.

[2] Буланова Е.А. Политика и стратегия в механизме государственного регулирования социально-экономических процессов // Вестник Чувашского университета. 2006. № 3. С. 143-153.

[3] Государственная стратегия экономической безопасности Российской Федерации: основные положения (одобрена указом президента РФ от 29 апреля 1996 г. № 608). Режим доступа: http://www.scrf.gov.ru/documents/23.html.

[4] Там же.

[5] Цыганков П.А. Теория международных отношений: учебник / П.А. Цыганков. – 2-е изд., испр.и доп. – М.: Гардарики, 2007. – С. 268.

[6] Там же.

[7] Стратегия развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года (проект). М., 2010. С. 7. Режим доступа: http://www.narfu.ru/development_program/Stategy_arctic.pdf.

[8] Попов Ю.Н. О задачах и путях преодоления концептуального монополизма в разработке государственных стратегий социально-экономического развития // Менеджмент и бизнес-администрирование. 2012. № 3. С. 5-6.

[9] Там же. С. 11.

2006-2017 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.