ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Аксиологические основания проекта Модерна

 

Клешня Анна Николаевна,

аспирант кафедры философии Национального авиационного университета, г. Киев, Украина.

 

Осмысление эры Модерна как своеобразного проекта стало предметом философской рефлексии в дискурсе «модерн-постмодерн», который наиболее полно обобщили П. Козловски и Ю. Хабермас. Целью нашего исследования является определение ценностных установок культуры Модерна как философского проекта.

Модерн ассоциируется со свободой от безоговорочного диктата традиций и патернализма власти, со свободой суждений и выбора, с динамизмом общественных процессов параллельно с наличием жестких стандартов, императивов. В этом контексте современности как философскую проблему исследуют западные философы М. Вебер, Т. Адорно, X. Арендт, Г. Маркузе, М. Хоркхаймер, М. Фуко и, конечно, Ю. Хабермас.

Модерн является определенным типом философии и критической теории, в основе которой находилась рационализация и секуляризация жизни, самодостаточная субъективность, которая пришла на смену онтологической метафизике и теологии Античности и Средневековья. На сегодняшний день классической в философской литературе есть концепция Ю. Хабермаса, который начинает отсчет эпохи Модерна с Ренессанса, открытие Нового света и Реформации. Как справедливо отмечал мыслитель, проект Модерна сформулированный в XVIII в. философами Просвещения, состоит в том, чтобы неуклонно развивать науки, универсалистские основы морали и права и автономное искусство с сохранением их своевольной природы, но одновременно и в том, чтобы высвобождать накопленные таким образом когнитивные потенциалы с их высших эзотерических форм и использовать их для практики [74, c. 45]. На этапе становления Модерн отмечает человеческом уме, значительно увеличивает значение субъекта и субъективности, которая, с точки зрения Ю. Хабермаса, определяет индивидуализм, критицизм и персональную ответственность за свои действия, характеризующие новую культурную ситуацию.

На рационализацию, как на основной инструмент секулярной эмансипации европейской культуры, ее субъективизации, повлекшие дифференциацию культурных практик, европейская мысль обращает внимание достаточно давно. Об этом, в частности, пишет М. Вебер, с точки зрения которого именно специфика процесса рационализации определяет пути научного, художественного и хозяйственного развития, «характерные для западных стран» [цит. за 74, c. 7]. Действительно, пути становления западной цивилизации существенно отличаются от культурно-исторических практик других культур, хотя автор склонен рассматривать этот факт как естественно-историческое развертывание культуры.

Представители Франкфуртской школы М. Хоркхаймер, Э. Фромм, Г. Маркузе также приравнивали проект модерна к идеалу ratio эпохи Просвещения, указывая на то, что в современности воплотились идеалы рационалистического подхода к миру. Сущность модерна как духовного проекта они видели в полном переосмыслении традиции, когда ничто больше не пользуется авторитетом или значимости, за исключением ума, все оправдывается и объясняется умом. При этом «разум» рассматривался не столько в классическом философском смысле как источник рационального, сколько в смысле прогрессивного, авангардного сознания. Как справедливо отмечает Л. Воробьева: «социокультурная парадигма модерна четко проявляет себя в оппозиции к парадигме культуры традиционного общества (античность, средние века, классика XVIII – середины XIX в.). В этом смысле период модерна начинается вместе с эпохой формирования индустриального общества: примерно с середины XIX – начала XX в. В то же время, современность как своеобразная мировоззренческая установка, проявляет себя в другой оппозиции - оппозиции к онтологической метафизике, и поэтому начало его формирования следует отнести еще к эпохе Просвещения. Не случайно современность часто связывают с проектом Просвещения, который противопоставил себя предыдущим «темным» векам»[17, с.53]. Мы считаем, такое мнение кстати, ведь эпоха Просвещения стала тем исходным периодом, а в масштабах истории человечества, - исходной точкой отсчета, которая определила концептуальные основы реализации проекта Модерна.

В этимологии слова «модерн» заложен приоритет настоящее перед прошлым, которое рассматривается как нечто такое, что уже отжило себя и требует замены. Именно эта дефиниция по созданию нового является первоосновой для понимания эпохи Модерна как проекта. Готовность к изменениям во имя идеи. Идеи мощного разума, замещающего диктат Бога. Проект Модерна в культур-философской парадигме выступает как своеобразный феномен – самоосуществляемых прогнозов, которые действительно реализовались в качестве проекта.

Существует очень много феноменов и явлений культуры, которые были кардинально изменены и совершенно новых, возникших на пути развертывания проекта Модерна во времени, которые по нашему мнению имеют определенное влияние на предмет нашего исследования. Должны признать, что не только теоретические конструкты были причиной возникновения нового этапа в развитии культуры Европы.

Воинственная внутренняя и внешняя политика Европы и перераспределение сфер влияния между странами, ряд буржуазных революций – таким революционным и тревожным было становление Западной цивилизации. Открытие Колумбом Америки, установление торговых связей с Индией, Китаем, Африканским континентом и другими странами открыли европейцам новые культуры. Они отличались не только языком, знаниями, материальными артефактами, но и мировоззренческими принципами, традициями, установленными табу. Цивилизованная Европа колонизировала новые земли и поглощала новые культуры. Однако, вместе с экзотическими товарами и материальными ресурсами в Европу пришли и новые знания, новые, точнее другие культурные ценности. Объявив открытые культуры варварством, европейские страны начали борьбу за распределение мирового влияния.

Как справедливо отмечал М. Хайдеггер, исследуя Новое время: «Культура есть реализацией верховных ценностей путем заботы о высших благах человека. В сущности культуры заложено, что такая забота со своей стороны начинает заботиться о самой себе и так становится культурной политикой» [75, с.42], при этом основанной на идеологическом проекте культуры и определенном самосознании. Главным содержанием этого проекта, как уже отмечалось выше, было стремление к максимальной рациональности всех сфер жизни.

Квинтэссенцией рационализма новоевропейской культуры стал феномен, который впоследствии получил название «дух капитализма». На заре становления буржуазного общества происходит монетизация общественных отношений, натуральный обмен вытесняется денежным, постепенно входит в обиход важнейший элемент капиталистического ведения хозяйства – счет. Отчетность и бухгалтерский учет становятся неотъемлемой частью европейской экономики. Благодаря этому человек, по словам Зомбарта, «приучается к чисто количественной мысли о мире» [29, с.238], формируется новый, материальный идеал.

Светский и рационалистический характер культуры Нового времени оказался в дифференциации ценностных сфер науки, морали, искусства и их автономизации применительно к повседневной практике (ранее их сущностное единство гарантировалось религией). Высокая культура все активнее превращалась в культуру экспертов. «В соответствующих культурных системах деятельности институализируються научные дискурсы, исследования в области морали и теории права, создание произведений искусства и художественная критика как дело специалистов» [73, с.45] отмечал Ю. Хабермас. Распределение труда коснулось и искусства, и духовных практик. Эта тенденция побудила оторванность академической науки и элитарной культуры от бытия. Углубился разрыв между культурой экспертов и широкой общественностью. Рост количества культурных артефактов за счет профессионализации искусства не обогащал духовный мир модерного человека, превращая его в обывателя, потребителя от искусства. Более того, рационализация культуры содержит в себе угрозу обеднение жизненного мира, лишение его непосредственной связи с культурной традицией. Уместно вспомнить «Предварительные замечания» к книге «Протестантская этика и дух капитализма» М. Вебера. В которой автор исследовал прежде всего совпадение обстоятельств которые привели к возникновению на Западе таких явлений культуры, которые развивались в направлении, получившем универсальное значение [13, с.44]. Стоит отметить, что мы не разделяем убеждение Вебера о универсализме западной цивилизации. Развитие культуры имеет конкретно-исторический характер и любое возведение в догму достижений любой цивилизации имеет относительный характер. Однако надо признать, что универсализм действительно есть неотъемлемой чертой проекта Модерна.

Человечество, существовавшее в соответствии с законами разума, стремилось к достижению всеобщего процветания и счастья. В новом обществе разум должен был стать естественным принципом управления людьми и вещами, которые существовали в согласии с естественным порядком. «Естественное право», провозглашенное Б. Спинозой, понималось как право на жизнь любого живого существа, стремящегося к самосохранению. «Итак, - писал Спиноза, - под правом природы, я понимаю законы или правила, согласно которым все и происходит, то есть саму мощь природы. И поэтому естественное право всей природы и, следовательно, каждого индивида простирается настолько далеко, насколько далеко простирается их мощь» [61, с.291]. Естественное право запрещает только то, чего никто не желает. По природе и по естественному праву люди – враги, и их естественно-правовые взаимоотношения в оценке Б. Спинозы по существу совпадают с трактовкой Т. Гоббса «войны всех против всех» в естественном состоянии, где «человек человеку – волк» [20, с .319].

Исходя из изложенного выше, уточним основные концептуальные особенности, или идеалы философского проекта Модерна. Во-первых, это рационализация всех сфер бытия как материального, так и духовного мира. Во-вторых, признание человека творцом, созидающим началом, уравнивание и замена Бога как первоисточника бытия Разумом. В-третьих – универсализация, как создание системы права, регулирующего и изменяющего социальные отношения.

 

Литература

 

1.                  Вебер М. Избранные произведения / Ю. Н. Давыдов (пер.с нем.). - М.: Прогресс, 1990. – 808 с.

2.                  Воробьёва Л. П. Модернизм и постмодернизм в эволюции массовой культуры: философский анализ: дис. кандидата филос. наук: 09.00.13/ Воробьёва Людмила Павловна. Ставрополь, 2006. – 171 с.

3.                  Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского Ч. 2 // Антология мировой политической мысли: В 5 т. / Рук. проекта - Г.Ю.Семигин. - Т.1: Зарубежная политическая мысль: история и эволюция. - М.: Мысль, 1997. - 830 с.

4.                  Спиноза Б. Политический трактат // Избр. произведения. В 2 т. Т. 2./ — М.: Госполитиздат, 1957.— С.185—382.

5.                  Хабермас Ю. Модерн - незавершенный проект // Вопросы философии. 1992. № 4. С.40-53.

6.                  Хабермас Ю. Философский дискурс о модерне / Пер. с нем. М.М. Беляева / — М.: Весь Мир, 2003. — 416 с.

7.                  Хайдеггер М. Время картины мира // Хайдеггер М. Время и бытие: статьи и выступления / - М.: Республика,1993. - С.41-63.

 

Поступила в редакцию 03.06.2015 г.

2006-2017 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.