ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Поход Второй Тихоокеанской эскадры в годы Русско-японской войны 1904-1905 гг.

 

Зубов Алексей Юрьевич,

старший преподаватель Санкт-Петербургского государственного университета гражданской авиации.

 

Решение царского правительства о посылке на Дальний Восток для усиления 1-й Тихоокеанской эскадры (Порт-артурской) 2-й Тихоокеанской эскадры, сформированной из всех боеспособных кораблей Балтийского флота и достраивавшихся боевых кораблей, готовность которых могла быть обеспечена к сентябрю 1904 г. Командующим эскадрой был назначен контрадмирал З.П.Рожественский, занимавший в это время должность начальника Главного морского штаба.

Ключевые слова: Русско-японская война 1904–1905 гг., поход Второй Тихоокеанской эскадры, царский режим, военные действия, пресса, Цусимское сражение, Морское ведомство, высшее военное руководство.

 

The Decision of the Imperial government on sending to the far East to reinforce the 1st Pacific squadron (Port Arthur) 2nd Pacific squadron, formed from all combat-ready ships of the Baltic fleet and dostraivalsya warships, readiness which could be provided by September 1904, Commander of the squadron was appointed rear-Admiral H. P. Christmas, who at this time the position of chief of the naval staff.

Keywords: Russo-Japanese war of 1904-1905, hike the second Pacific squadron, the tsarist regime, military actions, the press, the battle of Tsushima, the Navy, the senior military leadership.

 

Русско-японская война 1904–1905 гг. – одна из самых трагических страниц истории России, повлиявших на дальнейший исторический путь страны. Она положила начало войнам XX века, в ходе которых начался новый передел мира. Война показала с одной стороны гнилость царского режима, нерешительность и косность высшего военного руководства, с другой стороны – героизм офицеров и матросов Российского флота, которые рисковали собственной жизнью ради того, чтобы уже если не изменить ход сражения, то хотя бы не так бесславно его проиграть [7, c. 132].

На спешно созданную 2-ю Тихоокеанскую эскадру под командованием начальника Главного Морского штаба вице-адмирала З.П. Рожественского возлагались огромные надежды [2, c. 20].

В первые месяцы Русско-японской войны было выявлено, что царское правительство оказалось неподготовленным к войне. Недооценка сил противника и его военных возможностей и самоуверенность Имперского правительства, которые считали, что позиции России на Дальнем Востоке неуязвимым, привело к тому, что Россия не имела на театре войны, необходимые силы. Результаты первых двух месяцев войны на море были крайне невыгодны для русской эскадры в Порт-Артуре. Она понесли такие потери, что Японский флот доминировал на море. Это заставило царское правительство принять меры для укрепления своих военно-морских сил на Дальнем Востоке.

На необходимость усиления эскадры, уступавшей японскому флоту, особенно по количеству крейсеров и миноносцев, неоднократно указывал еще адмирал С.О. Макаров в бытность его командующим флотом. Но все его представления и просьбы не были выполнены. Позднее вопрос об усилении эскадры был пересмотрен при участии нового командующего Тихоокеанским флотом адмирала Скрыдлова, поставившего вопрос и посылке крупных подкреплений на Восток.

В апреле 1904 года, был принципиально решен отправить из Балтийского флота, названный 2-й Тихоокеанской эскадры. Планировалось приобрести за рубежом 7 крейсеров. Благодаря тому, что его структура 2-й Тихоокеанской эскадры не был достаточно сильным, чтобы решить индивидуальные проблемы, что позволяло преследовать цель усиления порт-Артурской эскадры. Для формирования эскадры и подготовки ее к переходу на Дальний Восток был назначен контр-адмирал Рожественский, который тогда был в должности начальника военно-морского штаба и назначен командиром эскадрильи. Его ближайшими помощниками были младшие флагманы контр-адмиралы: Фелькерзам и Энквист.

Перед уходом из Балтийского моря эскадра в полном составе ни разу не плавала, и только отдельные отряды кораблей совершили несколько совместных походов. Поэтому практика в совместном плавании и маневрировании была недостаточной. За короткий срок пребывания в Ревеле корабли эскадры смогли произвести очень ограниченное число стрельб, тем более что полученное для этого количество практического боезапаса было меньше, чем предполагалось. Торпедных стрельб с миноносцев тоже было проведено недостаточно. Материальная часть торпед была не подготовлена, поэтому при первых стрельбах много торпед затонуло. Организация эскадры, установленная в начале похода, изменялась несколько раз и окончательно установилась только после оставления берегов Индокитая. Состав отдельных отрядов менялся, что отчасти вызывалось обстановкой похода. Все это не могло не отразиться на взаимоотношениях и влиянии начальников отрядов на своих подчиненных и на обучении команд кораблей. Кроме того, такое положение приводило к тому, что штабу командующего эскадрой приходилось заниматься разрешением различных мелких вопросов, которые могли бы быть разрешены младшими начальниками. Сам штаб командующего эскадрой не имел правильной организации. Начальника штаба не было, а флаг-капитан был только исполнителем приказаний командующего. Согласованности в работе флагманских специалистов не было, и каждый работал сам по себе, получая указания непосредственно от командующего эскадрой. Таким образом, эскадра при выходе на театр военных действий не имела достаточной боевой подготовки и правильной организации. 

Артиллерийский бой начался с того, что японские корабли обрушили шквал огня на эскадренный броненосец «Суворов», подверглись нападению и другие корабли эскадры. Русские моряки сражались героически, но не помогло ни отчаянное сопротивление, ни мужество экипажей. Вице-адмирал З.П. Рождественский, получивший тяжелое ранение, был снят со своим штабом с борта поврежденного «Суворова» и передан на эсминец «Бедовый». Командир «Суворова» капитан 1 ранга Василий Игнациус тоже был ранен, но отказался покинуть свой корабль. Вот как описывали гибель русского броненосца японцы «В течение дня он был обстрелян поочередно и с самой близкой дистанции почти всеми нашими кораблями… Оставшись далеко от места боя, совершенно один, без мачт, без труб, с сильным креном, он исчезал в облаках дыма и пламени». К вечеру 11-я флотилия миноносцев снова получила приказание на его атаку. Несмотря на свое отчаянное положение, мужественный корабль продолжал отстреливаться из одной малокалиберной пушки, пока держался на воде… Около 7.00 после того, как наши миноносцы еще дважды бросались на него в атаку «Суворов» величественно скрылся под водой».

Гибель «Суворова» описал в своей книге «Бой при Цусиме» известный флотский историк В.Семенов, автор трилогии «Расилата».

Финал Цусимской трагедии, хорошо известен: эскадра вице-адмирала З.П. Рожественского как организованная боевая сила практически перестала существовать. Из 38 кораблей было потоплено 18. Из 14 тыс. человек личного состава эскадры погибли свыше 5 тыс. Потери японского флота были значительно меньше: три потопленных корабля, около 700 убитых и раненых.

Контр-адмирал Н.И.Небогатов, принявший командование по сути уже разгромленным соединением, был морально подавлен картиной гибели кораблей эскадры. Он принял решение о сдаче японцам оставшихся кораблей. Белый флаг подняли эсминец «Бедовый», эскадренный броненосцы «Император Николай I» и «Орел», броненосцы береговой обороны «Генерал-адмирал Апраксин» и «Адмирал Сенявин».

Позже свое решение Небогатов мотивировал желанием спасти жизнь 2 тысяч моряков от неминуемой и бессмысленной гибели. Разумеется, его поступок можно объяснить гуманными соображениями, но оправдать нельзя.

Ведь еще в знаменитом морском уставе, утвержденным Петром I 13 апреля 1720 г., было изложено требование: корабли Российского флота ни при каких обстоятельствах не должны спускать свой флаг перед неприятелем [1, c. 125].

В результате этого позорного решения в японском плену оказалось свыше 6 тыс. моряков русского флота, в том числе и командующий эскадрой вице-адмирал З.П. Рожественский. В дневнике мичмана Н.А. Сакеллари, который был вахтенным офицером на броненосце «Орел», приводятся уточненные информационные материалы данные. В плен к японцам попало 6142 человека. Этот дневник, по своей сути, личный вахтенный журнал, имеет историческую ценность, потому как был написан очевидцем и участником Цусимского сражения. По другим данным в японском плену находилось 7282 человека. На научной конференции, посвященной итогам и урокам Цусимского сражения, которая проходила в санкт-петербургском Доме ученых 27 мая 2005 г., выступавшие отмечали, что, к сожалению, до настоящего времени не установлены точные цифры попавших в японский плен русских моряков.

После Цусимской трагедии боевые действия фактически завершились. К этому времени японцы заняли южную Манчжурию и Сахалин. При посредничестве США Россия и Япония начали мирные переговоры в Портсмуте.

Несмотря на то, что русские моряки сражались героически, Цусима стала национальной трагедией России. «Описание этого боя, единственного в своем роде, – писал Щухов, – будет занимать в истории одну из самых тяжелых и печальных страниц…». Он отмечал, что «Цусимский разгром-это результат нашей технической отсталости и заносчивости, технической неумелости, нерадивости. Ужасны подробности этого поражения. Не хотелось бы думать, говорить и писать о них. Но следует и думать, и говорить, и писать. Это нужно для того, чтобы скорбные результаты этой скорбной морской войны не пропали без пользы для будущего».

При всем многообразии исторической литературы, посвященной русско-японской войне 1904–1905 гг. и ее заключительному этапу – Цусимскому сражению, особый интерес представляют воспоминания непосредственных участников тех далеких событий. Поэтому наряду с такими известными произведениями как «Расплата» В.И. Семенова, «Цусима» А.С. Новикова-Прибоя «На «Орле в Цусиме» В.П. Костенко важное место в оценке трагических событий занимают и воспоминания судового врача крейсеров «Изумруд», а затем «Аврора» «Через три океана» В.С. Кравченко. В своей книге он подробно описал как участие «Авроры» в бою, так и героическое поведение экипажа крейсера.

Несомненно, воспоминания В.С.Кравченко как очевидца и участника Цусимского сражения представляют значительный интерес как для специалистов, так и для читателей, интересующихся историей российского флота [4, c. 116].

В связи с этим нелишне напомнить, что крейсер 1 ранга «Аврора» был построен на Ново-Адмиралтейском заводе и спущен на воду 22 мая 1900 г. Спустя 105 лет крейсер остался единственным кораблем, принимавшим участие в Цусимском сражении. И ныне «Аврора» как филиал Центрального Военно-морского музея принимает посетителей, которых на борту легендарного крейсера побывало уже свыше 20 миллионов.

После Цусимского разгрома было принято решение привлечь к ответственности прибывших весной 1906 г. из японского плена адмиралов и некоторых старших офицеров-участников проигранного сражения. В ноябре-декабре 1906 г. в особом присутствии военно-морского суда Кронштадтского порта прошло слушание дела. Суд приговорил контр-адмирала Н.И.Небогатова и сдавшихся командиров кораблей «Император Николай I», «Генерал-адмирал Апраксин» и «Адмирал Сенявин» В.В.Смирнова, Н.Г. Лишина и С.Г. Григорьева к смертной казни, которую император Николай II заменил десятилетним заключением в крепости.

Что касается вице-адмирала З.П. Рожественского, то он был оправдан еще раньше, а Николай II прислал в его адрес телеграмму со словами благодарности за честное исполнение воинского долга. В конце концов, оправдали «за недоказанностью обвинения» и других подсудимых.

Поражение русского флота в войне с Японией стало потрясением для всей страны, а Цусимская трагедия отозвалась неслыханной болью в сердцах миллионов людей. Как символ благодарной народной памяти морякам, с честью выполнившим свой воинский долг, был задуман храм Спас-на-Водах. По всей России начался сбор пожертвований на строительство морского храма-памятника [5, c. 199].

 

Литература

 

1.                  Лучинин В. Русско-японская война 1904-1905. Библиографический указатель. М., 1939.

2.                  Мартынов Е.И. Из печального опыта русско-японской войны. СПб., 1907.

3.                  Мелентьев В.Д. Тыловое обеспечение 2-й Тихоокеанской эскадры // Военно-исторический журнал. 2005, №4. С.60-61.

4.                  Морозов С.Д. Военное образование в России на рубеже XIX-XX вв. // Военно-исторический журнал. 2008. №4. С.83-91.

5.                  Мурзаев Э.М. Северо-Восточный Китай. Физико-географическое описание. М., 1955.

6.                  Незнамов А. Из опыта русско-японской войны. СПб., 1906.

7.                  Ольденбург С.С. Царствование императора Николая II. Т.1-2. Белград, 1939.

8.                  Описание военных действий на море в 37-38 гг. Мейдзи. Т.1-4. СПб., 1909-1910.

9.                  Орлов А.С., Георгиев В.А. История России: учебник. М., 2005.

10.              Павлов Д.Б. Российская историография и археография русско-японской войны 1904-1905 гг.: основные периоды, идеи и направления // Отечественная история. 2005. №3. С.144-157.209

11.              Павлов Д.Б. Русско-японская война 1904-1905 гг.: секретные операции на суше и на море. М., 2004.

12.              Панин И.Г. Уроки трехсотлетней российской военной школы // Военно-исторический журнал. 1998. №6. С.2-8.

13.              Саркисов К. О. Путь к Цусиме: по неопубликованным письмам вице-адмирала З. П. Рожественского. СПб.: Аврора, 2010.

14.              Сорокин А.И. Русско-японская война 1904-1905 гг. М., 1956.

15.              Старшов Ю.В. Русско-японская война. Словарь-справочник. М., 2004.

16.              Японская армия. Ее формы, организация, распределение по родам оружия и численность. М., 1904.

 

Поступила в редакцию 19.01.2015 г.

2006-2018 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.