ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Внешняя политика КНР: опыт сопоставительного анализа периода «культурной революции» и современности

 

Стульникова Элина Фаридовна,

аспирантка Казанского (Приволжского) федерального университета, института международных отношений, истории и востоковедения.

 

Феномен культурной революции, которая проходила в КНР в 1966-1976 гг., до сих пор остается малоизученным. При этом важность феномена для современного Китая и для всей его истории в целом несомненна. Культурная революция в Китае была предшественницей глубоких экономических реформ, которые в итоге привели его к статусу великой мировой державы. В данной статье мы провели сопоставительный анализ внешней политики КНР в период с 1966-1976 гг. и на современном этапе.

Прежде всего, рассмотрим период «культурной революции». Разногласия в руководстве КПК по проблемам определения внутриполитического курса и внешнеполитической ориентации страны достигли большой остроты к концу 1965 г. После Х пленума ЦК КПК 8-го созыва (1962 г.) Мао Цзэдун начал пропагандировать и навязывать стране мысль об «обострении классовой борьбы», выдвинул положение «о продолжении революции при диктатуре пролетариата». В этой связи появился и тезис о том, что часть членов КПК встала на путь «ревизионизма». Причем с самого начала борьба с «ревизионизмом» внутри страны стала неразрывно увязываться с борьбой против «международного ревизионизма», в это понятие включалась КПСС и ряд других коммунистических и рабочих партии.

«Культурная революция», задуманная и развязанная Мао Цзэдуном в 1966 г., была нацелена на то, чтобы устранить из руководящих органов партии всех несогласных с его политикой, прежде всего сторонников VIII съезда КПК, навязать партии и народу свою схему развития Китая в духе левацких концепций «казарменного коммунизма», ускоренного строительства социализма, отказа от методов экономического стимулирования. Одновременно продолжалось раздувание культа личности Мао Цзэдуна. Именно он в обход партийного руководства страны развернул «культурную революцию» и руководил ею.

Для подавления оппозиционных сил в партии Мао Цзэдун и его сторонники использовали политически незрелую молодежь, из которой формировались штурмовые отряды хунвэйбинов - «красных охранников». Занятия в школах и вузах по инициативе Мао Цзэдуна были прекращены, для того чтобы учащимся ничто не препятствовало проводить «культурную революцию», начались преследования интеллигенции, членов партии, комсомола. Профессоров, школьных учителей, деятелей литературы и искусства, а затем и видных партийных и государственных работников выводили на «суд масс» в шутовских колпаках, избивали, глумились над ними якобы за их «ревизионистские действия», а в действительности - за самостоятельные суждения о положении в стране, за критические высказывания о внутренней и внешней политике КНР.

В результате «культурной революции» и проводившейся в ходе ее хунвэйбиновской экстремистской «дипломатии» международное положение Китая сложилось не лучшим образом. Встал вопрос о преодолении изоляции на мировой арене и враждебности в отношениях с большинством государств.

На международном Совещании коммунистических и рабочих партий в Москве в июне 1969 г., подавляющее большинство участников которого резко осудило взгляды и действия китайского руководства. В целом период «культурной революции» это резвое ухудшение советско-китайских отношений. В середине 60-х гг. Советский Союз был окончательно возведен в статус врага. В пропагандистский обиход вошел термин «угроза с Севера». Когда в октябре 1964 г. КНР произвела первое испытание атомной бомбы, было официально заявлено, что это сделано «во имя защиты суверенитета, против угроз США и великодержавности СССР»[1, c. 13].

Отношения двух стран неизбежно приближались к разрыву.

IX съезд ЦК КПК, состоявшийся в апреле 1969 г., закрепил антисоветские акценты во внешней политике КНР. На съезде был выдвинут курс на «непрерывную революцию» и подготовку к войне. Однозначно тезис о необходимости подготовки к войне ассоциировался с антисоветскими приготовлениями китайского руководства. Военные приготовления в этом ряду занимали далеко не последнее место.

На фоне ухудшения советско-китайских отношений в администрации президента США Р. Никсона (1969—1972 годы) было принято решение о строительстве отношений с КНР. В 1970 году во время слушаний в Конгрессе США по вопросу отношений между США и Китаем предполагалось «строить отношения с КНР… и использовать советско-китайские разногласия…». Однако официальные дипломатические отношения между двумя странами были установлены только в 1979 г. [2, c. 27].

Китайское руководство активизировало свою международную деятельность на всех ее направлениях. Пекин развил маоистскую внешнеполитическую доктрину «трех миров» как идеологическую базу сближения Китая со всеми реакционными силами для борьбы против Советского Союза. Лидеры КНР, во-первых, предпринимают практические меры к созданию «единого фронта» в составе Китая, США, Японии и Западной Европы против Советского Союза. Во-вторых, более изощренно осуществляют тактику «дифференцированного подхода» к социалистическим странам. В-третьих, КНР активизирует связи с капиталистическими державами и с НАТО, чтобы заручиться содействием Запада в модернизации китайского экономического и особенно военного потенциала. В целом, можно сказать, что вся внешнеполитическая стратегия Пекина нацелена на обострение противоречий между социалистическими и капиталистическими странами, особенно между СССР и СЩА, на использование конфликтных ситуаций (идет речь о Ближнем Востоке, положений на Африканском Роге, в Заире, на юге Африки и др.) для нагнетания международной напряженности, на реализацию тезиса о неизбежности новой мировой войны.

Сегодняшняя внешняя политика Китая тесно связана с нынешней внутренней политикой и стратегическими задачами страны.

Первое: китайское руководство разработало установку на переход от концепции общественного развития, понимаемого как использование экономического роста для повышения преимущественно качественных показателей благосостояния населения, к концепции, нацеливающейся на построение социума, различные сферы жизни которого развиваются гармонично и во взаимодополняющем режиме. Среди основных задач – продолжение и углубление политики «реформ и открытости» Китая внешнему миру, совершенствование рыночной экономической системы на здоровой основе, ускорение модернизации и постепенное повышение уровня жизни народа, основанные на «внимании к правам и реальным интересам человека».

Второе: значимым фактором экономического развития Китая в последнее десятилетие стало все более активное включение страны в мировую экономику, в процессы глобализации и регионализации. В результате успешной политике реформ и открытости взаимозависимость Китая и внешнего мира углубляются.

Третье: с учетом новых реалий ЦК КПК в конце 2003 г. Разработал и в 2004 г. Официально выдвинул новую внешнеполитическую концепцию мирного возрождения страны, в которую входя пункты:

Китай может заново возродиться только мирным путем.

Китай должен дорожить возможностями, которые предоставляет сегодняшняя мирная международная остановка.

Опора развития Китая – его собственные силы.

Китай не должен проводить политику самоизоляции.

Премьер Госсовета Вэй Цзябао на пресс-конференции для китайских и иностранных журналистов:

«Необходимо, чтобы несколько поколений или может быть, даже несколько десятков поколений китайцев прилагали усилия для достижения великой цели возрождения сраны. Китай, извлекая исторические уроки, выбирает мир, не претендуя на гегемонию, он не угрожает другим нациям. Китайское возрождение должно гарантировать мирное и продуктивное развитие другим странам» [3, c. 11].

Четвертое: Китай стремится к новому международному порядку, который основывался бы на общепризнанных нормах международных отношений и шел бы на благо мира и стабильности на планете. Для этого необходимо способствовать продвижению к многополярности, проводить демократизацию международных отношений, выступать против стремления каких бы о ни было держав к гегемонии и силовой политике. Власти КНР считают, что ООН как универсальная международная организация по-прежнему должна играть руководящую роль в содействии гармоничному совместному развитию на планете.

Сравнивание курсов внешней политики КНР за исследуемые два периода показывают только различия и никаких общностей. Результатом сопоставительного анализа является доказательство их диаметральной противоположности. Основным тезисом внешней политики КНР в период «культурной революции» является неизбежность мировой войны, в то время как современные Китай говорит о стремлении к миру и стабильности на планете. Конфронтация с СССР переродилась в стабильные дружеские отношения с Российской Федерацией. «Дифференциальный подход» в отношении социалистических стран вовсе сменился политикой невмешательства в дела других стран.

 

Литература

 

1.                  Апалин Г. В. Великодержавный курс Пекина – угроза миру и безопасности народов / Г. В. Апалин. – М.: Знание, 1978. – 48с.

2.                  Дегтярев А. В. Дипломатическая подготовка визита Р. М. Никсона в КНР в 1972 г./ А. В. Дегтярев // Автореферат диссертации. Томск, 2010.

3.                  Лю Цзайци. Внешняя политика КНР и перспективы Китайско-Российских отношений. / Л. Цзайци // Мировая экономика и международные отношения. – 2004. - № 9. – С. 84-90.

 

Поступила в редакцию 19.01.2015 г.

2006-2018 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.