ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Отношения церкви и власти накануне «великого перелома» в Рязанской губернии (1927-1929 годы)

 

Гераськин Юрий Вениаминович,

доктор исторических наук, профессор,

Дудорова Ольга Алексеевна,

аспирант.

Рязанский государственный университет им. С. А. Есенина.

 

Исследуемый период представляет интерес, как сравнительно небольшой по времени отрезок между заявлением митрополита Сергия (Страгородского) в НКВД СССР от 18 мая 1927 года о регистрации Временного Патриаршего Священного Синода, Посланием митрополита Сергия к пастырям и пастве от 29 июля 1927 года и Постановлением ВЦИК СНК РСФСР «О религиозных объединениях» от 8 апреля 1929 года.

Это был тяжелый период нестроений в жизни Русской Православной Церкви, когда на фоне уже имеющих место оппозиций возникли новые иерархические течения, полностью нарушившие церковное единство.

В период с 1917года по 1927год Рязанские епископы пребывали на кафедре кратковременно. Епископ Иоанн (Смирнов),1917-1919гг.; епископ Вениамин (Муратовский), 1920-1922гг.; епископ Амвросий (Смирнов), 1923г.; архиепископ Борис (Соколов), 1923-1928гг. Обновленческое движение в Рязанской губернии возникло в 1922 году. В раскол ушел архиепископ Рязанский и Зарайский Вениамин (Муратовский). На православную кафедру (тихоновской ориентации) Патриарх Тихон направляет сначала епископа Амвросия (Смирнова), а затем через полгода архиепископа Бориса (Соколова), который вступает в борьбу с обновленчеством.[1] Он создает епархиальную канцелярию, приступает к изданию журнала «Циркуляры», много ездит по епархии с проповедями. Обновленцы, теряя позиции, обращаются за помощью к власти. Ввиду отсутствия регистрации епархиальной канцелярии, ее деятельность была признана недействительной, архиерей арестован и выслан с предписанием о запрете въезда в Рязанскую губернию. Однако, архиепископ Борис между арестами продолжал руководить епархией по переписке, вплоть до своей смерти в начале 1928 года. Фактически в этот период обязанности правящего Рязанского архиерея исполнял викарный епископ Глеб (Покровский) до ареста в 1926 году, а затем епископ Ранненбургский Мефодий (Абрамкин).

 Новый канонический раскол возникает после смерти Патриарха Тихона 7 апреля 1925 года. Было вскрыто его завещание, в котором он называл трех кандидатов на пост Местоблюстителя Патриаршего престола в следующем порядке: митрополит Казанский Кирилл (Смирнов), митрополит Ярославский Агафангел (Преображенский), митрополит Крутицкий Петр (Полянский). Поскольку первые два кандидата находились в ссылке, решением всего наличного собрания архиереев, митрополит Петр воспринял звание Патриаршего Местоблюстителя. Однако в декабре 1925 года, предчувствуя арест, митрополит Петр издает акт о временной передаче обязанностей, указывая также трех кандидатов в следующем порядке: митрополит Нижегородский Сергий (Страгородский), экзарх Украины митрополит Михаил, архиепископ Ростовский Иосиф. После ареста митрополита Петра 10 декабря 1925 года, согласно акта, временное исполнение обязанностей Местоблюстителя возложил на себя митрополит Сергий (Страгородский). Не все первоиерархи РПЦ были согласны с его назначением. Архиепископ Свердловский Григорий (Яцковский) и примкнувшие к нему одиннадцать архиереев создали Временный Высший Церковный Совет (ВВЦС) для ведения текущих церковных дел. Обновленческий ВЦС и григорианский ВВЦС были легализованы органами советской власти.

События этого периода подробно рассматривают церковные историки: митрополит Санкт-Петебургский и Ладожский Иоанн (Снычев) в своем труде «Церковные расколы в Русской церкви 20-30 годов ХХ столетия» и Поспеловский Д.В. в монографии «Русская православная церковь в ХХ веке». Они сходятся во мнении, что обновленчество и григорианский раскол были подготовлены органами ГПУ и народным комиссаром по делам религий Тучковым Е. Лидер раскола – архиепископ Григорий (Яцковский) был известен рязанской пастве, как активный деятель начала ХХ века, бывший ректор Рязанской Духовной семинарии с монархическими взглядами. Однако, несмотря на известность лидера, его паства в епархии была немногочисленна: два епископа – Иоанн (Киструсский) и Смарагд (Яблоков), а также не более 20 приходов в Ранненбургском и Скопинском районах.

18 мая 1927 года митрополит Сергий обращается в НКВД СССР с заявлением о регистрации Временного Патриаршего Священного Синода и получает разрешение. В июне 1927 года было зарегистрировано и Рязанское епархиальное управление. В газете Рабочий клич № 237 от 16 октября было опубликовано Послание епископа Мефодия верующим Рязанской епархии, в котором он известил паству о регистрации епархиального управления.

29 июля 1927 года члены Патриаршего Синода обратились с Посланием к пастырям и пастве, в котором выразили полную лояльность к Советскому правительству. Послание было опубликовано в газете Известия ЦИК от 19 августа 1927 года.[2] Временный управляющий Рязанской епархией епископ Мефодий в своем Послании к Рязанской пастве поддержал Патриаршего Местоблюстителя: « Искренность православно верующего народа в отношении к гражданской родине и советской власти будет поддерживаться нами и углубляться до полного соответствия советскому законодательству…».[3] Однако Послание заместителя местоблюстителя вызвало взрыв негодования со стороны многих иерархов Русской православной церкви. Недооценив взятый митрополитом Сергием новый курс церковной политики, они усмотрели в его действиях измену православию. Появились новые иерархические течения, которые возглавили епископ Глазовский Виктор (Островидов) и митрополит Ленинградский Иосиф (Петровых). Отделившиеся епископы распространяли обращения и воззвания к пастырям и пасомым с призывом порвать молитвенно-каноническое общение с митрополитом Сергием. Между иосифлянами и сергианами возникла самая настоящая непримиримая вражда. «Противники громили друг друга прямо в храмах, не считаясь ни с положением, ни со святостью места. Некоторые, ища успокоения, переходили в секты. Иные оставили вообще веру и стали людьми, чуждыми церкви. Сами верующие осознавали, что они своими разномыслиями и вздорами способствуют антирелигиозной пропаганде».[4] Ушел в оппозицию и митрополит Казанский Кирилл со своей паствой, посчитав церковную реформу митрополита Сергия греховным поступком в прекращении действенности преемственной канонической единоличной власти (патриаршества) и переход к синодальному управлению. В начале 1928 года от митрополита Сергия отделился митрополит Ярославский Агафангел (Преображенский), образовав со своими викариями «Ярославскую Церковную область». Митрополит Агафангел считал, что именно ему принадлежат законные права Патриаршего Местоблюстителя согласно завещанию Патриарха Тихона. По этому поводу митрополит Иоанн пишет: «С появлением в Церкви новых течений увеличились и новые страдания в жизни Русской Православной Церкви. Теперь уже терзали ее недра не чужие члены, а свои, и именно те, кто считал себя «шибко православным». Картина представлялась в самых мрачных красках. С одной стороны, Патриаршую Церковь теснило обновленчество, а с другой стороны не давали покоя григорианство, викторианство и иосифлянство. Единство церковное все дробилось и дробилось…»[5] Причины новых расколов, по мнению православного историка Льва Регельсона, имели канонический характер. В своей книге Трагедия Русской Церкви он подробно рассматривает все иерархические течения и делает вывод: «В полной силе остается главное обвинение, предъявленное митрополиту Сергию ведущими иерархами, — обвинение в узурпации церковной власти, в том, что он называл себя первым епископом Церкви и действовал как первоиерарх, не будучи таковым на самом деле. Он не имел Харизмы первосвятительской власти, потому что присвоил себе эту власть самовольно, в нарушение соборного волеизъявления Церкви».[6]

В апреле 1928 года на Рязанскую кафедру был назначен архиепископ Иувеналий (Масловский Евгений Александрович), один из опытнейших и достойнейших иерархов Русской православной церкви. Он родился 15 января 1878 года в городе Ливны Орловской губернии в дворянской семье. По окончании гимназии в 1900 году, поступил в Казанскую духовную академию, где ректором в то время был архимандрит Антоний (Храповицкий), воспитавший целое поколение уче­ного монашествующего духовенства. Среди его слушателей были и буду­щие иерархи Русской церкви: святитель Тихон (Беллавин) и митрополит Сергий (Страгородский). Евгений Масловский был постриженником архимандрита Антония, его учеником и почитателем.

После окончания Академии со степенью кандидата богословия и двух лет преподавания в Псковской семинарии его переводят настоятелем Спасо-Елеазарова монастыря, а затем в 1910 году в Новгородский Юрьев монастырь, где он на протяжении четырёх лет управляет им в сане архимандрита. Хиротония архимандрита Иувеналия во епископа Каширского, викария Тульского, была совершена в августе 1914 года. В июле1917 года его назначили на Тульскую кафедру. Он был участником Священного Поместного Собора в Москве в 1917-1918 гг. На Поместном Соборе 1917-1918 годов Митрополит Антоний (Храповицкий) был в числе трех кандидатов на патриарший престол и получил большее количество голосов. Сразу по избрании на патриарший престол через жребий митрополита Московского Тихона (Беллавина), вновь нареченный Патриарх обратился лично к преосвященному Антонию (Храповицкому) как к наставнику со словами благодарности.

Однако в ближайшем будущем пути этих первоиерархов разойдутся. Митрополит Киевский и Галицкий Антоний (Храповицкий), как убежденный монархист, возглавит Высшее Церковное Управление Юга России, будет помогать Белому движению и в марте 1920 года покинет Россию. Впоследствии он станет основателем Русской Православной Церкви заграницей и, до своей кончины в 1936 году, будет возглавлять ее. Патриарх Тихон, а затем и Заместитель Патриаршего Местоблюстителя Сергий прекратят с ним каноническое общение. Архиепископ Рязанский Иувеналий останется верным своему учителю и будет ждать его возвращения. Об этом свидетельствуют показания священника села Долгинино Рязанского района Сурина Петра Николаевича, проходившего по одному делу с Иувеналием в январе-марте 1936 года: «Масловский в беседе со мной высказывал недовольство на церковное разделение, говорил, что обновленцы при поддержке советской власти ведут православную церковь к гибели, обвинял существующее церковное управление, что оно не защищает православную церковь и сказал, что если бы сейчас был в России митрополит Антоний Храповицкий, он был бы патриархом и сохранил православную церковь от развала. Далее Масловский мне объяснил, что Антоний Храповицкий вынужден был эмигрировать от Советской власти за границу, где и проживает до настоящего времени, но придет время, когда он снова вернется в Россию и изменит существующее здесь положение».[7] 

Епископ Иувеналий в октябре 1923 года Указом Священного Синода он был возведен в сан архиепископа Курского. В феврале 1924 года он был арестован по обвинению в «антисоветской агитации» и отправлен в Соловецкий лагерь. После ходатайства митрополита Сергия (Страгородского) перед властями об амнистии некоторым из заключённых священнослужителей, поданного им 7 октября 1927 года, архиепископ Иувеналий смог вернуться из заключения.

Обстановка в это время внутри церкви достигла наивысшего накала. Митрополит Сергий повел решительную борьбу с оппозиционерами и возлагал надежды на архиепископа Иувеналия как на своего сторонника, введя его в состав Временного Патриаршего Синода. В мае 1928 года Серий (Страгородский) направил архиепископа Иувеналия к отделившемуся после выхода «Декларации» авторитетнейшему иерарху митрополиту Ярославскому Агафангелу для достижения согласия. Благодаря особой мягкости характера, владыке Иувеналию удалось смягчить разрыв митрополита Агафангела с Заместителем Местоблюстителя митрополитом Сергием. После исполнения возложенной на него миссии архиепископ Иувеналий прибыл на Рязанскую кафедру.

Историк Рязанской епархии Беляков А.А. в очерке по новой истории Рязанской епархии «История гонений в ХХ веке», рассматривая этот период, отмечает, что «до августа 1929 года всё было тихо. В епархии не было арестов, не происходило закрытие храмов. Лишь у обновленцев за два года успели поменяться три «архиепископа» [6].[8] Таким образом, в Рязани продолжали параллельно сосуществовать две епархии – обновленческая и тихоновской ориентации. В конце октября архиепископ Иувеналий открывает викарную кафедру в Скопине, но упраздняет в Шацке. С 7 августа 1929 года он именуется архиепископ Рязанский и Шацкий.

Анализируя вышеизложенное, можно сделать следующие выводы: накануне «великого перелома» в Русской православной церкви возникли оппозиционные течения, приведшие к дроблению церковного единства. И если обновленчество и григорианский раскол, по мнению церковных историков, были спровоцированы органами ГПУ, то последующие расколы и оппозиции носили чисто канонический характер, вызванный неприятием митрополита Сергия (Страгородского) как Заместителя Местоблюстителя Патриаршего Престола. В Рязанской губернии в этот период процветало обновленчество, поддерживаемое властью. Вновь назначенный на Рязанскую кафедру, архиепископ Иувеналий (Масловский) в этот период был сторонником митрополита Сергия (Страгородского) и проводил в жизнь его церковную политику.

 

Литература

 

1.                  Архив УФСБ РФ по Рязанской области. Д. 9611.Т.2.Л.38.

2.                  Беляков А.А. Очерк по истории Рязанской епархии. История гонений в ХХ веке // Сайт Рязанской епархии: http://ryazeparh.ru/.

3.                  Лев Регельсон. Трагедия Русской Церкви. М.: изд-во Крутицкого подворья, 2007, 367с.

4.                  Митрополит С-Петербургский и Ладожский Иоанн. Церковные расколы в Русской Церкви 20-х и 30-х годов ХХ столетия. - Сортавала., 1993.- 271с.

5.                  Газета Рабочий клич. № 237 от16 октября 1927 года.

6.                   Сборник Русская православная церковь и коммунистическое государство 1917-1941. Документы и фотоматериалы. - М.: изд. Библейско-Богословского Института св. апостола Андрея, 1996. – 352с.

7.                  В. Цыпин. Русская Православная Церковь 1925-1938. М.: изд-е Сретенского монастыря, 1999. 429 с.

 

Поступила в редакцию 22.01.2015 г.



[1] Беляков А.А. Очерк по истории Рязанской епархии. История гонений в ХХ веке // Сайт Рязанской епархии.

[2] Сборник Русская православная церковь и коммунистическое государство 1917-1941. Документы и фотоматериалы. - М.: изд. Библейско-Богословского Института св. апостола Андрея, 1996. – С.225.

[3] Газета Рабочий клич. № 237 от 16 октября 1927 года.

[4] Митрополит С-Петербургский и Ладожский Иоанн. Церковные расколы в Русской Церкви 20-х и 30-х годов ХХ столетия. - Сортавала., 1993.- С.177.

[5] Митрополит С-Петербургский и Ладожский Иоанн. Церковные расколы в Русской Церкви 20-х и 30-х годов ХХ столетия. - Сортавала., 1993.- С.12.

[6] Лев Регельсон. Трагедия Русской Церкви. М.: изд-во Крутицкого подворья, 2007, С.361.

[7] Архив УФСБ РФ по Рязанской области. Д. 9611.Т.2.Л.38.

[8] Беляков А.А. Очерк по истории Рязанской епархии. История гонений в ХХ веке // Сайт Рязанской епархии.

2006-2018 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.