ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

Пути и время проникновения иранских племён в Иран в советской историографии

 

Суровцева Галина Ивановна,

учитель высшей категории МКОУ «Дубровская СШ №21» Ефремовского района Тульской области.

 

Проблема происхождения древних иранцев является актуальным предметом исторического исследования.

В 1971 году отмечалось 2500-летие создания иранского государства – державы Ахеменидов.

Советская научная общественность рассматривала это событие как важный этап в истории и культуре многих народов мира. Поэтому такое важное значение придавалось эпохе, предшествующей ахеменидскому периоду, когда происходило проникновение части древних иранцев в Иран. Дело в том, что появление иранцев на арене древней Передней Азии совпадает с качественно новым периодом развитой древности. Иранцы создают рабовладельческое государство, в развитии которого прослеживается закономерный переход от территориального царства (Мидия) к Ахеменидской мировой державе. Помимо этого, этот вопрос является составной частью проблемы индоевропейской языковой семьи. Он представляет и теоретический интерес, так как даёт материал к изучению миграционных и этнических процессов в древнем мире. Не случайно поэтому так велик к нему интерес у зарубежных и отечественных исследователей. Качественно новую интерпретацию эта проблема получила в советской науке.

В исторической науке иной раз встречается недифференцированный подход к исследованию проблем этногенеза, что ведёт к существенным упрощениям. Очень интересно подошёл к методике исследований по этнической истории И.М. Дьяконов. Он считает, что проблема этногенеза населения любой территории разделяется на три не совпадающие по решению проблемы: (I) антропологической, (II) историко-культурной и (III) языковой [6, с. 90].

Неоднократно в советской науке поднимался вопрос о типах миграций. Н.Я. Мерперт рассмотрел три модели миграций: неолита, энеолита и бронзы [9, с. 5-6]. В.С. Титов выделил три типа миграций в бронзовом веке. Основным критерием для В.С. Титова служит взаимоотношение пришлой и местной культуры [11, с. 91]. Четыре типа миграций выделяет Е.Е. Кузьмина. Они имеют археологическое отражение и дают различные возможности для заключения о смене или сохранении языков [7, с. 102]. В свете этих данных советские исследователи ставили вопрос об уточнении локализации прародины народов, времени и мест их просачивания на новые территории. Эти теоретические исследования помогают и в решении проблемы происхождения древних иранцев.

Ираноязычное население преобладало в Иране уже начиная с мидийско-ахеменидской эпохи. Само его название происходит от слова «арии», как называли себя ираноязычные племена (мидяне, персы и др. в Иране, скифы и сарматы, древние народности Средней Азии согдийцы, парфяне и т.д.).

Цель нашей статьи – дать сравнительный анализ различных точек зрения в советской науке на проблемы, относящиеся к путям и времени проникновения иранских племён в Переднюю Азию.

По нашему мнению, это тем более уместно, что, несмотря на несомненные успехи советской историографии, эта проблема далека от своего решения.

Так как статья носит историографический характер, то основными источниками служат для нас работы советских учёных.

Советская иранистика включала десятки работ, так или иначе затрагивающих эту проблему. Детально она исследована в трудах И.М. Дьяконова «История Мидии от древнейших времён до конца IV века до н.э.» (1956), «Языки древней Передней Азии» (1967) и т.д. Большой вклад в изучение этой проблемы внёс И. Алиев. Вопросы, связанные с древней историей иранцев, он рассматривает в монографии «История Мидии» (1960). В 1965 году в свет вышло исследование В.И. Абаева «Скифо-европейские изоглоссы», позволившей по-новому решать проблему ранней истории древних иранцев.

Большая заслуга в изучении истории раннеиранского населения Ирана принадлежит Э.А.Грантовскому. Его работа «Ранняя история иранских племён Передней Азии» (1970) является основным исследованием по этому вопросу как в нашей, так и в зарубежной литературе. В 1980 году в ВДИ появилась статья Т.В. Гамкрелидзе и В.В. Иванова «Древняя Передняя Азия и индоевропейская проблема», где они касаются вопроса локализации прародины древних иранцев. Все выше названные авторы опираются в своих исследованиях в основном на лингвистические источники. Они немногочисленны и содержатся в надписях ассирийских и урартских царей, предпринимавших завоевательные походы на территорию Ирана. Наиболее ранние из этих данных об иранских племенах на западе Ирана относятся к IX-VII вв. до н.э. А самым древним из дошедших до нас памятников словесности самих иранцев является «Авеста» (конец II – 1 половина I тыс. до н.э.)

Археологические же источники более многочисленны. Сюда относятся материалы раскопок в юго-восточной Европе, Закавказье, Средней Азии и в самом Иране. Эти источники фрагментарны и различны по своему характеру и познавательности.

В 1977 году вышла монография К.Ф. Смирнова, Е.Е. Кузьминой «Происхождение индоиранцев в свете новейших археологических открытий», написанная с опорой исключительно на археологические источники.

На археологические же источники опирается и М.Н. Погребова в своей работе «Иран и Закавказье в раннем железном веке» (1977), пытаясь проследить связи Восточного Закавказья и Ирана в конце II – начале I тыс. до н.э.

Проблема истории древних иранских племён находит отражение в трудах известных советских археологов И.Н. Медведской и В.М. Массона.

Как мы видим, советские учёные используют как археологические, так и письменные памятники. А Э.А. Грантовский, например, наряду с письменными источниками привлекает к исследованию и археологические материалы, т.е. на виду комплексный подход к изучению происхождения древних иранцев.

Выше мы перечислили наиболее важные труды, посвящённые древней истории иранских племён. Одни из этих работ носят лишь общий характер, а в других книгах, наоборот, рассматриваются лишь сравнительно узкие исторические вопросы.

 

Пути и время проникновения иранских племён в Иран как одна из проблем, связанных с ранней историей древних иранцев, широко освещалась в работах советских учёных. Предполагалось, что племена эти могли попасть в Иран либо через Кавказ, либо через Среднюю Азию.

Так, Эд. Мейер, как и большинство исследователей конца 19 – начала 20 веков, считал, что иранские племена пришли в Западный Иран с востока, из Средней Азии [4, с. 10].

Среди сторонников среднеазиатского пути проникновения иранцев в Иран в советской исторической науке можно назвать И.М. Дьяконова. Он полагал, что основные следы иранцев сосредоточены на востоке Ирана, а не на Западе. На восток Иранского нагорья ираноязычные племена, по мнению И.М. Дьяконова, проникли через Среднюю Азию. Путь через Кавказ представляется И.М. Дьяконову маловероятным как по историческим, так и по чисто географическим соображениям. Не исключая возможности проникновения отдельных иранских групп также прикаспийским путём, учёный всё же считает основным путём проникновения на юг ираноязычных племён долину реки Теджена-Герируда. «Только здесь, - пишет И.М. Дьяконов, - есть экологически единообразная полоса, связывающая Индостан и внутренние районы Ирана со Средней Азией и пригодная на всём протяжении как для выпаса скота (в том числе и крупного), так и для подсобного земледелия» [5, с. 126-127].

В.М. Массон считает, что по историческим данным определённо установлен приход с востока переднеазиатских ариев в середине II тыс. до н.э. и западноиранских племён в начале I тыс. до н.э. Для персов и мидян, по его мнению, это доказано И.М. Дьяконовым [8, с. 130].

И.М. Дьяконов как предков иранцев рассматривает скотоводческие племена андроновцев. Но, так как археология не свидетельствует о придвижении андроновцев в Иран (это подчёркивал В.М. Массон) [8, с. 113-116], проникновение, вероятно, происходило без коренной смены материальной культуры. И хотя влияния шли, возможно, с юга на север, это, по мнению И.М.Дьяконова, не означает, что язык и племя не могли двигаться в обратном направлении.

За В.М. Массоном и И.М. Дьяконовым следуют и некоторые другие авторы. Например Ю.В. Ганковский, который согласует эту точку зрения с выводами о прародине индоиранцев в Северном Причерноморье. Предки иранцев продвинулись в Среднюю Азию. С этой территории и произошло их расселение на запад – в Иран и Переднюю Азию [3, с. 35-43].

В целом, для этой точки зрения можно отметить следующее: она согласуется с традиционным положением о среднеазиатской прародине иранцев и об их распространении оттуда в Иран. Но их помещают в Среднюю Азию и соседние районы гораздо ранее, чем это обычно принято. Положение о приходе западных иранцев с востока не основано на конкретных данных археологии, а лишь увязывает материалы из Средней Азии и соседних районов с традиционным мнением о происхождении иранцев из этих областей.

В конце 19 века было высказано и иное мнение, согласно которому группы индоиранских племён шли через Кавказ. Оно основано прежде всего на выводах ряда индоевропеистов, считающих, что неверно помещать родину индоиранцев на восток, на данных об арийском элементе в Передней Азии в середине II тыс. до н.э. и затем, с накоплением данных, а также на археологических материалах из Западного Ирана, отнесённых к иранским племенам [4, с. 11].

Этой точки зрения придерживается Э.А. Грантовский. Учёный предложил новую аргументированную локализацию некоторых «стран», упоминаемых в ассирийских источниках IX-VIII вв. до н. э., где засвидетельствован иранский ономастический материал. Это заставляет пересмотреть вопрос об их местоположении и локализовать их западнее территории Мидии уже в IX в. до н.э., чем предполагалось прежде. А это, несомненно, лишает доказательной силы гипотезу о продвижении иранских племён с востока на запад [4, с. 54-55].

Сторонниками этой же точки зрения являются В.И. Абаев [1, с. 33] и Играр Алиев [2, с. 199].

Надо отметить, что эта точка зрения имеет под собой прочные основы. Сторонники кавказского пути имеют то преимущество, что они исходят из анализа памятников Западного Ирана. Эти памятники действительно обнаруживают определённые связи с Закавказьем, а иногда и с Северным Кавказом (исследования Е.Е. Кузьминой, И. Алиева, М.Н. Погребовой). Именно в ту пору, когда в южнорусских степях и на Северном Кавказе господствуют коневодческие подвижные племена, в северо-западных областях Ирана, как об этом свидетельствуют археологические комплексы Хурвина, Амлата, Марлика, Хасанлу и др., появляются новые группы иммигрантов: коневоды и всадники – носители иранского этноса. Об этом свидетельствует и ономастика. Упомянутые комплексы не обнаруживают следов влияния со стороны Средней Азии.

И ещё об одном, что говорит в пользу продвижения иранцев через Дербентский проход на Кавказе. На Северном Кавказе, Азербайджане, северо-западном Иране выявлены конские погребения конца II - начала I тыс. до н.э. Возможно, что это как раз фиксирует путь продвижения древних иранцев.

Небезынтересно мнение И.В. Пьянкова по этому вопросу. Учитывая исторические аналогии, он отметил, что передвижение народов по степному евразийскому поясу происходило лишь с востока на запад. Движение в противоположном направлении здесь невозможно. Такая разница могла быть, по И.В. Пьянкову, лишь при условии резкого изменения хозяйственного типа в степях Евразии. Но это изменение не фиксируется в археологическом материале [10, с. 150].

На наш взгляд, такой подход к проблеме миграций является предопределённым. Миграции возникают от избытка населения в том или ином районе. Поэтому иранцы, обитавшие на западе, распространяются на восток.

Дальнейшие исследования российских учёных, возможно, помогут пролить свет на этот вопрос. Мы же считаем, что в Иран древние иранцы могли попасть из евразийских степей через Кавказ, либо, продвинувшись на восток и обойдя Каспийское море с севера, идти вдоль его восточного побережья.

Если говорить о времени появления ираноязычных племён в Иране, то общепринятым является мнение, что народ появляется незадолго перед тем, как о нём упоминается в письменных источниках. Так как иранские племена впервые засвидетельствованы в IX веке до н.э., следовательно, они появились в Иране в конце II тыс. до н.э. – в начале I тыс. до н.э.

 

Литература

 

1.                  Абаев В.И. К вопросу о прародине и древнейших миграциях индоиранских народов. В кн.: Древний Восток и античный мир. М., 1972.

2.                  Алиев И. Сармато-аланы на пути в Иран. В кн.: История Иранского государства и культуры. М., 1971.

3.                  Ганковский Ю.В. Народы Пакистана.М., 1964.

4.                  Грантовский Э.А. Ранняя история иранских племён Передней Азии. М., 1970.

5.                  Дьяконов И.М. Восточный Иран до Кира. В кн.: История Иранского государства и культуры. М., 1971.

6.                  Дьяконов И.М. К методике исследований по этнической истории. В кн.: Этнические проблемы истории Центральной Азии в древности. М., 1981.

7.                  Кузьмина Е.Е. Происхождение индоиранцев в свете новейших археологических открытий. В кн.: Этнические проблемы истории Центральной Азии в древности. М., 1981.

8.                  Массон В.М. Древнеземледельческая культура Маргианы. – МИА. Вып.73, М. – Л., 1959.

9.                  Мерперт Н.Я. Миграция в эпоху неолита и энеолита. СА, 1978.

10.              Обсуждение докладов. В кн.: Этнические проблемы истории Центральной Азии в древности. М.. 1981.

11.              Титов В.С. К изучению миграций бронзового века. В кн.: Археология старого и нового Света. М., 1982.

 

Поступила в редакцию 23.03.2016 г.

2006-2018 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.