ISSN 1991-3087

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-24978 от 05.07.2006 г.

ISSN 1991-3087

Подписной индекс №42457

Периодичность - 1 раз в месяц.

Вид обложки

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Тел.: 8-910-740-44-28

E-mail: jurnal@jurnal.org

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

О некоторых основах существования природы. Материя. Пространство. Время. Движение

 

Мигунов-Миллер Сергей Николаевич.

 

В статье в самом общем виде рассмотрены такие категории бытия материального мира как сама материя, пространство, движение, время. Показана их взаимосвязь, иное, чем принято на сегодняшний день, их толкование, их физическая сущность.

Ключевые слова: материя, пространство, системы отсчёта, движение, время, процессы.

 

В конце второго ─ начале третьего тысячелетия в фундаментальной теоретической физике сложилась неблагоприятная ситуация и по существу эта область знаний человечества о природе оказалась в кризисном состоянии. Теория относительности, квантовая механика, теория электромагнитного поля, оптика, термодинамика, разрабатываемые квантовые теория тяготения, теория физического вакуума, релятивистская космология – это далеко неполный перечень теорий и разделов, на которые опирается современная фундаментальная теоретическая физика и которые являются её составляющими. Наличие этих составляющих является, с одной стороны, положительным моментом. Оно показывает, что изучение физических объектов и явлений природы ведётся по многим направлениям, охватывая огромное их природное многообразие на самых различных уровнях, с привлечением исследователей, имеющих самые разные взгляды на природу этих объектов и явлений.

Но именно это множество теорий, разделов, воззрений на окружающий нас мир является определённым недостатком современной физики. Всё это показывает, что в фундаментальной теоретической физике на сегодняшний день отсутствуют некие определяющие, фундаментальные положения и понятия, некий главенствующий стержень, который позволял бы построить общую физическую метатеорию. И тем самым взглянуть на окружающий нас физический мир более целостным взглядом.

На протяжении многих последних столетий исследования в области фундаментальной теоретической физики строились таким образом, что отвечали в основном на вопросы «что?» и «как?», но в значительно меньшей степени отвечали на вопрос «почему?». На наш взгляд этот дисбаланс очевиден. И это в свою очередь показывает, что в фундаментальной теоретической физике при исследовании того или иного объекта, явления предпочтение стало отдаваться количественной стороне и в меньшей мере качественной стороне вопроса. По существу в физике стали превалировать математические начала в ущерб физической сущности вещей и явлений.

Все только что сказанное ни в коей мере не должно расцениваться как призыв к ограничению применения математики при описании и исследовании тех или иных физических моделей. Однозначно, математика – язык физики, являясь, по существу, её методологией. И здесь нет, и не может быть, никаких сомнений. Речь идёт о другом.

Дело в том, что неразрывно с вышеуказанной проблемой, являясь по существу её основой, выступает определённый образ, стиль мышления исследователей в области фундаментальной теоретической физики. Об этом вскользь нами было упомянуто в статье «Некоторые следствия фундаментального характера, вытекающие из анализа теории относительности» [2, с. 88]. Условно это два типа мышления, каждый из которых, конечно же, в чистом виде не встречается у того или иного физика-теоретика. Однако склонность к тому или иному стилю мышления у каждого конкретного исследователя, несомненно, имеется. Первый образ мышления ─ отвлечённый, абстрактный. И это свойственно математике. Второй – конкретно-физический. Под конкретно-физическим стилем мышления необходимо иметь в виду философское понимание исследователем окружающей его природы, с выделением в ней конкретных объектов и явлений, подвергающихся исследованию, в неразрывной связи последних с остальным миром, с реальным его бытием. Исследователь в области фундаментальной теоретической физики должен обладать и тем и другим образом мышления, но, несомненно, с преобладанием последнего, конкретно-физического. В противном случае мы получим то, что имеем на настоящий момент в теоретической физике: была утрачена способность видеть в вещах и явлениях их глубинную физическую сущность. Фундаментальная теоретическая физика всё более превращается в абстрактную науку, имеющую мало что общего с исследованием реального физического мира.

В этой связи необходимо сказать, что с лёгкой руки некоторых физиков-теоретиков, физика, как наука, превращается всё чаще в своеобразный, не всегда оправданный полигон некоторых математических разработок. И всё было бы ничего, если бы эти абстрактные математические построения не становились в некоторых случаях главной основой последующих физических теорий и гипотез, без детального анализа соответствия их фундаментальным физическим понятиям.

Наряду с этим, являясь задачей того же порядка, тесно переплетаясь с только что сказанным, выступает проблема соотношения знания и понимания в науке. Не вызывает сомнения то, что знания сами по себе очень и очень важны. Применительно к обсуждаемой в данной работе тематике, знания, достигнутые человечеством на настоящий момент в области математики, философии, самой физики и других дисциплинах, переоценить невозможно. Однако оперирование самими знаниями в чистом виде при обсуждении той или иной проблемы явно недостаточно. Ибо непонимание существа предмета обсуждения, глубинной сути явления или объекта, приводит к никчемному набору положений, рассуждений и формул. Однозначно понимание базовой сущности того или иного процесса, объекта, явления есть первооснова правильной их оценки и описания. Описания методами достигнутых знаний. Другими словами важными являются как знания, так и понимание, но при главенстве последнего.

Приступая к обсуждению основ бытия природы однозначно необходимо коснуться проблемы нашего виденья окружающего мира, нашего мировосприятия. Как не трудно понять это имеет одно из определяющих значений, влияющих на результаты исследований.

При рассмотрении вопросов касающихся проблем мироздания, мы придерживаемся и опираемся на философию тождества материального и идеального. Тем самым по нашему глубокому убеждению материя и сознание, материальное и идеальное равны друг другу, и что как первое, так и второе – это скрытые возможности, свойства и качества природы. И то, и другое – потенциал, который действительность взаимосвязано проявляет и реализует в своем вечном существовании. Тем самым материальное и идеальное являют собой две взаимосвязанные, взаимопроникающие, различные, но в то же время единые формы существования природы.

По нашему убеждению ничего не может вызвать сомнения в том, что мир материален. Под материальностью мира мы понимаем в самом общем виде то, что составляет начало, лежащее в основе многообразия вещей и явлений и воспринимаемое органами чувств непосредственно или же с помощью тех или иных технических средств. Соответственно под материей мы понимаем всё многообразие мира, всю совокупность предметов и явлений, их свойств и отношений, то есть совокупность всего физического, чувственного. Это с одной стороны.

 С другой стороны нельзя не заметить, что всё в материальном мире логически взаимосвязано. Причем под логикой взаимосвязи природных явлений и свойств нужно понимать всё многообразие её проявлений. Это и тончайшая подстройка всех мировых физических констант. И возможность описания закономерностей, существующих в природе, казалось бы независимыми, математическими методами. В той же мере, как и наоборот, наличие математических закономерностей неразрывно связано с самим фактом существованием природы. Это и подчинение сущности материального мира логике вообще. Но, так же как и противоположно этому, существование самой логики в нашем материальном мире. Это, по большому и главному счету, само существование окружающего мира, природы.

У нас, конечно же, имеется понимание того, что в основе логики вообще лежит принцип причинности, который по нашему глубокому убеждению является одним из определяющих принципов мироздания. Сам этот принцип, как категория бытия, является по своей сути нематериальной, или иными словами идеальной формой. Однако в предположении не существования материи не существовал бы и этот принцип. Так же как и наоборот: – при отсутствии принципа причинности материя находилась бы в состоянии полного хаоса, и тем самым вряд ли в этом случае можно было бы говорить о её существовании. В этом, несомненно, единство материального и идеального, в этом основа существования природы.

В этой связи скажем, что для нас является неприемлемым материалистический монизм. Также как и, по существу, его мировоззренческая противоположность – идеализм. И уж тем более нами категорически отрицается религия вообще, утверждающая существование божественного начала в окружающей действительности.

Необходимость показать свою мировоззренческую позицию диктуется тем, что в современной физической науке многие теории, их положения, рассуждения и выводы находятся в нелогической связи друг с другом, не поддаются никакому разумному объяснению. Сторонники и последователи этих теорий (и теории относительности в первую очередь) ссылаются при этом на ограниченность человеческого разума, неспособностью человека посредством мышления ассоциировать положения теории с повседневными явлениями и объектами окружающей природы, в том числе и с научной точки зрения.

Наши суждения, основанные на приведенном выше мировоззрении, заключаются в том, что человек, как существо, обладающее разумом, является частью и продуктом природы. А отсюда, вкупе со всем вышесказанным, логика, которым оперирует в своей деятельности человеческий разум, находится в неразрывной связи с логикой природы вообще. Другими словами человеческая логика есть составляющая и продукт общей логики мироздания. Это же в свою очередь означает, что для человеческой мысли нет, и не может быть, ничего из природных объектов и явлений что не может поддаваться логическому объяснению. Мы не можем логически понять и объяснить те или иные явления природы и закономерности, лежащие в их основе, в том случае, если наши знания в рассматриваемой области или же недостаточны, или же ошибочны.

Такова в самых общих чертах наша мировоззренческая позиция. Именно на этих основах мы и будем вести все наши дальнейшие рассуждения и исследования.

На рубеже XIX – XX веков в фундаментальной физической науке сложилась такая ситуация, когда с полной определённостью возник вопрос выбора между двумя направлениями её развития. Первый вариант указанного выбора состоял в том, чтобы считать неверными формулы преобразований Галилея при переходе от одной инерциальной системы отсчета к другой инерциальной системе координат. Соответственно этому принцип эквивалентности всех инерциальных систем отсчёта имеет иную, чем была принята на тот момент в физике, реализацию. Этот радикальный выбор приводил к отказу (а точнее к ограничению в применении) от всей классической механики Ньютона.

В другом случае необходимо было признать, что уравнения электромагнитной теории Максквелла не инвариантны относительно преобразований Галилея и требуют существования некоей выделенной, так называемой Абсолютной, инерциальной системы координат, в которой они имеют стандартный вид. Этот вариант соответствовал признанию существования несущей материальной субстанции. На тот момент за такую субстанцию принимался эфир.

Сейчас однозначно можно сказать, что, к сожалению, был выбран первый вариант. Результатом такого общего разрешения ситуации стало создание и признание в научном мире Специальной, а затем и Общей теории относительности, фундаментальные положения которых стали одними из определяющих при рассмотрении тех или иных закономерностей, существующих в природе. Это, несомненно, в самом широком смысле, имело негативное последствие для развития физики как науки, ибо ограничивало рамки объяснений тех или иных явлений, налагало определенные запреты при разработке тех или иных физических теорий.

Второй вариант был отвергнут без серьёзного и достаточного анализа, что, в конечном итоге, явилось, вне всякого сомнения, грубейшей ошибкой.

В настоящий момент физика в обсуждаемой области, в том числе и в фундаментальном понимании категорий бытия материи, оказалась в состоянии, близком к тому, что существовала в конце XIX – начале XX веков.

Но тогда возникает вопрос – означает ли это, что необходимо полностью вернуться к эфирной модели и на этой основе начать новые исследования? А отсюда следует вопрос: как иначе объяснить теоретические, экспериментальные и наблюдательные результаты, которые не вписываются в эту эфирную модель?

По существу поставленных вопросов необходимо сказать следующее. Эфирная модель в своей основе, несомненно, ближе к истине, чем та, которая была выбрана в указанный период. Но это не означает, что её следует взять как базисную. Именно подобное представление о реальном материальном мире и привело к кризису в физике на рубеже XIX-XX веков. Считать серьезным положение о том, что все материальные тела существуют, движутся в пространстве, заполненном эфиром, несомненно, является наивностью. Именно поэтому теоретические посылки, основанные на этом понимании реалий окружающего материального мира, зачастую не совпадали с наблюдательными и экспериментальными фактами.

Каким же образом физика могла выйти из кризисного состояния в указанный прошедший период и как можно решить возникшую вновь глобальную проблему сейчас? И имелась ли такая возможность в упомянутый прошедший период? Можно ответить однозначно: да, такая возможность была. Наука в целом имела в своём арсенале фундаментальные положения, накопленные знания, которые способны были при их внимательном рассмотрении привести к правильному решению проблемы. Тем более наука располагает этим в ещё большей степени в настоящее время.

О чём идет речь? Ответ здесь очень прост. Материя – вот основа основ, вот сущность сущностей. И для объяснения явлений происходящих в материальном мире, для осмысления и описания закономерностей, в нём существующих, нет никакой необходимости вводить в рассмотрение, с точки зрения научного познания природы, какие бы то ни было дополнительные материальные или иные субстанции.

Это касается и такого понятия как эфир. Имеется ли в таком подходе существенное, фундаментальное отличие от эфирной модели? Несомненно, имеется. В отличие от предлагаемой здесь концепции эфирная модель предлагает и утверждает наличие особой материальной субстанции - эфира, которая во взаимодействии с другими формами существования материи образуют наблюдаемый нами реальный мир. Концепция, основанная на положении о материи, как всеобщей, всеобъемлющей основе мира (как одной из двух основных форм бытия природы) позволяет объяснить все явления и закономерности на основе рассмотрения свойств самой материи.

Здесь необходимо особо отметить следующее. В последние годы стали появляться работы, посвящённые разработке теории эфира, а также теории физического вакуума. При этом понятие эфира, его свойства зачастую приравниваются к понятию и свойствам физического вакуума.

В этой связи нужно помнить, что эфир по своей изначальной сущности принималась как материальная субстанция, одна из таких составляющих её категорий как вещество. И этой субстанцией заполнено всё пространство, в котором находятся, движутся самым разнообразным образом все вещественные объекты, пронизанные этой субстанцией, и колебания которого есть электромагнитные волны.

Несомненно, это неверная точка зрения, противоречащая всем современным знаниям.

Действительно, заполнять пространство, являющегося формой существования материи, материальным эфиром ─ это тоже самое, что заполнять, к примеру, воду водой, кислород кислородом, железо железом, и т.д. и т.п. Причем во всех попарно взятых случаях имеющих одинаковые параметры.

Физический вакуум представляет собой одну из форм состояния материи. Не проявившееся, невозбужденное её состояние. Так называемую скрытую материю. При этом, как не трудно догадаться, сам физический вакуум никоим образом не может заполнять пространство, так как это сама материя, формой существования которой является пространство. Отсюда следует, что ни в коем случае нельзя ставить знак равенства между понятиями и свойствами эфира и физического вакуума.

Кроме того, из всего сказанного следует, что в фундаментальной области следует рассматривать все явления и закономерности природы с точки зрения её главных атрибутов, т.е. в данном случае материи.

Обратимся теперь, в связи с вышеизложенным, к такой категории бытия материи как пространство.

Начиная с древнегреческих ученых и до наших дней, в понятие пространства вкладываются самые разнообразные толкования его сущности в зависимости от мировоззрения того или иного учёного, той или иной физической школы. По существу сложились две главные концепции, лежащие в основе понимания пространственных свойств материального мира. Первая ─ субстанционная (Демокрит, Платон, др., и наиболее ярко Ньютон). Вторая ─ релятивистская (Аристотель, Декарт, Лейбниц, др., и, несомненно, Эйнштейн).

В основе субстанционной концепции, как известно, лежит понятие пространства, как не зависящей от материи сущности. Классическая механика, которая наиболее полно представляет субстанционную концепцию, рассматривает пространство как чистую протяженность, неподвижное, однородное трехмерное вместилище материальных тел. По преставлениям Ньютона пространство существует вечно, само по себе, всегда неизменно и ни от чего не зависит.

Релятивистская концепция отрицает идею однородного пространства, существующего самостоятельно и независимого от материи. Тем самым пространство в этом случае является объективной формой существования материи. По современным представлениям пространство не независимое от материи её вместилище, а её неотъемлемое свойство, признак или качество. Отметим особо следующее. Причисляя Эйнштейна к сторонникам релятивистской концепции (что естественно для создателя релятивистской теории), необходимо отметить, что его позиция по этому вопросу носит непоследовательный и противоречивый характер. С одной стороны он признаёт положение о пространстве как форме существования материи, а с другой стороны частенько заполняет пространство материей. Более того, отрицая существование эфира, он в то же время в некоторой степени признает возможность заполнения эфиром пространства, наделяя последний некоторыми абстрактными свойствами. (Для того, чтобы не быть голословным, сошлемся, к примеру, на статью Эйнштейна «Эфир и теория относительности» [8 , с. 682 – 689]). Согласно взглядам, соответствующим сущности теории относительности, пространственные отношения носят не абсолютный характер, а зависят от условий, при которых эти отношения реализуются и рассматриваются.

Эти известные положения приведены нами для того, чтобы в более полной форме показать нашу позицию в этом вопросе. А позиция эта заключена в следующем.

У нас не вызывает никакого сомнения то, что пространство является объективной формой существования материи. И ничем оно не может быть заполнено в силу того, что это не сосуд, не какое – то вместилище и не какая – либо другая субстанция, взаимодействующая в той или иной мере с материей. Не арена, где происходит действие материального мира. Это сама материя, существующая в такой форме.

Как видно в этой части наша позиция полностью совпадает с положениями релятивистской концепции.

Однако на этом сходство этих позиций заканчивается. Мы категорически отвергаем положение об относительном характере пространственных отношений с точки зрения существования материи вообще.

И в этой связи, прежде всего, необходимо определить относительно ли пространство или же абсолютно. Дело в том, что уже в классической механике пространство относительно. Это означает, что пространственные соотношения между различными событиями зависят от того, в какой системе отсчета эти события описываются. То же самое относится и к современным взглядам, основанным на положениях Специальной теории относительности.

В связи с тем, что пространство является объективной формой существования материи, а материя, однозначно, является категорией абсолютной, то и пространство является абсолютным в физико-философском понимании этой категории.

Несомненно, эта проблема напрямую связана с определением понятия системы отсчёта. Как известно, система отсчёта есть совокупность взаимно неподвижных тел или частей одного и того же тела, по отношению к которым рассматривается движение или покой того или иного исследуемого тела. Наиболее часто это определение интерпретируют в несколько ином виде. А именно под системой отсчёта понимают систему координат, служащую для указания положения частиц в пространстве, вместе со связанными с этой системой часами, служащими для указания времени.

Сопоставляя первое и второе из только что приведённых определений понятий систем отсчёта можно однозначно сказать, что они (эти определения) отражают суть не одно и то же.

В первом случае положение того или иного тела рассматривается относительно тела (или частей одного и того же тела), принятого за неподвижное, с которым и связывают соответствующую систему отсчёта. Это означает, что покой или движение исследуемого тела в любой момент времени определяется относительно тех тел (или частей одного и того же тела), которые составляют основу соответствующей системы отсчёта. При этом вообще не ставится вопрос о том, движется ли в пространстве эта система отсчёта и тела, с которыми она соответственно связана, или же покоится. В этом случае всякое движение и покой являются относительными, так как имеется полная неопределенность в состоянии самой системы отсчёта относительно пространства, в смысле ее движения или покоя, что ведет к лишению всякого смысла ответа на поставленный вопрос (в смысле пространства).

Вторая трактовка понятия системы отсчёта утверждает, что положение любого тела в любой момент времени посредством выбранной системы определяется относительно пространства.

Существует огромное количество систем отсчёта, связанных соответственно с определенными физическими объектами и движущимися относительно друг друга (или пространства?) с различными скоростями, как по величине, так и по ориентации вектора скорости. И если признавать справедливость второго определения системы отсчёта, то это означает или же, что всякое движение и покой в каждой системе отсчёта из их множества является абсолютными или же, что каждой из этого многообразия систем отсчёта соответствует свое пространство. Очевидно сразу, что и первое и второе предположение, несомненно, противоречивы и являются полным абсурдом и, кроме того, как мы определили ранее, это противоречит положению о том, что покой является понятием относительным.

Отметим, что это второе из приведенных понятий систем отсчёта является реально существующим в физике их определением. Более того, на этой трактовке понятия системы отсчёта и соответственно соотношения понятий пространства, движения, покоя и системы отсчёта построена Специальная теория относительности. Тем самым волей или неволей современная фундаментальная физика использует это определение данного понятия. Как нами было определено, это является грубейшей ошибкой, так как именно здесь заложено положение об относительности пространства.

Можно конечно много говорить о причинах, приведших к подобному положению в обсуждаемом вопросе. Но главное думается здесь заключено в том, что произошло смещение этого понятия от реальности окружающего физического материального мира в сторону математического его понимания, т.е. чрезмерного абстрагирования понятия систем отсчёта. При этом реальное физическое пространство, рассматриваемое в той или иной физической модели, стали подменять абстрактными пространствами математического их содержания. Физическое понимание системы отсчёта как совокупность неподвижных относительно друг друга реальных материальных тел или частей одного и того же тела, относительно которых и рассматривается то или иное движение или покой, это вовсе не то же самое, что абстрактное математическое понимание координатной системы, которую условно связывают с неподвижными относительно друг друга абстрактными телами или частями одного и того же тела. При этом самое главное, эти условные тела или условные части одного и того же тела начинают рассматривать в отрыве от реальности, т.е. отвлеченно, по существу в любом случае покоящимися в пространстве.

Из всего сказанного становится ясно, что утверждение об относительности пространства основано на неверном понимании толкования определения систем отсчёта. Несомненно, первое из приведенных выше определений системы отсчёта ближе к истине, так как не затрагивает вообще вопроса об относительности или абсолютности пространства, а позволяет рассматривать любое движение и покой относительно в том смысле, который в это определение заложен.

По сути, для рассмотрения и описания положения исследуемого тела (его движения или покоя) должна приниматься физико-математическая модель системы отсчёта, когда с физическими объектами, являющимися её основой, совмещается некоторая абстрактная координатная система. При этом надо помнить о том, что исследуются реальные физические объекты и явления.

Это, несомненно, прописная истина. Однако эту тривиальность зачастую забывают, применяя для решения конкретных фундаментальных задач физики неправильное толкование понятия систем отсчёта. Все это связано с абстрактным, математическим образом мышления некоторых физиков-теоретиков, которые не учитывают физической реальности материального мира, о чём говорилось во вступительной части данной работы.

Таким образом, можно констатировать, что применять вторую из приведенных выше формулировок понятия систем отсчёта просто антинаучно и, кроме того, просто абсурдно с точки зрения простой логики.

Тем самым мы подтверждаем, что твердо придерживаемся положения об абсолютности пространства, в противовес релятивистской концепции, заложенной в СТО. Но это абсолютное пространство в корне отличается от абсолютного пространства ньютоновской классической физики.

Кроме того, из всего только – что сказанного необходимо отметить следующее. Вообще существует теснейшая органическая связь между сущностью и свойствами таких фундаментальных понятий как пространство, движение, системы отсчёта, принципами относительности и постоянства скорости света и самой материей со всеми её атрибутами. Включая всё из только что перечисленного.

Перейдём теперь к рассмотрению в самом общем виде такой категории бытия как время. Согласно современным взглядам, наиболее ярко выраженных в СТО, время, как всеобщая реальность, определяет темпы, длительность протекания тех или иных процессов в зависимости от скорости движения инерциальных систем отсчета относительно друг друга. Другими словами, именно время является той «причиной», из-за «замедления течения» которой происходит замедление всех процессов в движущейся инерциальной системе отсчёта относительно длительности их протекания в покоящейся системе. Тем самым, согласно взглядам Эйнштейна и его последователей, время первично, а процессы, протекающие в пространстве с материальными объектами, вторичны. То, что эти взгляды ошибочны, говорит отчасти тот факт, что Специальная теория относительности, основу которой составляет такая трактовка времени, при внимательном рассмотрении её положений приводит к явным противоречиям.

Нетрудно, однако, заметить, что везде в материальном мире, вне зависимости от того, как трактуется понятие времени вообще, между материальными объектами происходят взаимодействия, т.е. протекают разнообразные процессы. Причем понятие процесса нужно трактовать в широком смысле. Так само существование материального объекта вообще связано непосредственно с процессом распространения информации о своем существовании в пространстве, окружающем этот материальный объект. Это выражается в изменении свойств окружающего этот материальный объект пространства. Современная же физика полагает, что эта информация о существовании объекта осуществляется посредством носителей того или другого типа взаимодействий, того или иного поля.

Нетрудно, однако, заметить, что действие часов, посредством которых производятся необходимые измерения промежутков времени, основано на протекании тех или иных периодических процессов. И только именно так. Другими словами любые часы являются устройством или, если угодно, прибором, в котором происходят определённые процессы, отсчитывающим ход времени. Но ни в коем случае не прибором, действие которого основано на воздействии тем или иным способом времени, как некоей реальной субстанции, на тот или иной определяющий элемент часов. Согласно же СТО, время первично, а любые процессы вторичны. А это огромнейшая разница. На самом деле все обстоит совершенно иначе, чем предполагает и утверждает СТО. На самом деле, исходя из рассуждений о процессах, происходящих в окружающем мире, об их роли в самом факте существования материи, с уверенностью можно заключить, что само время, как объективная, реальная субстанция не существует вообще. Время – это абстракция, с помощью и посредством которой обозначается и утверждается само существование материи как реальности в ее движении и развитии. В материальном мире реальны процессы, происходящие между материальными объектами в пространстве. По существу, согласно выдвигаемой концепции время «течь» в буквальном и переносном смысле не может в силу своего отсутствия как реальной субстанции.

Естественно возникает вопрос о том, что все мы «ощущаем течение» времени и как совместить это «ощущение» с утверждением об абстрактности времени? Действительно, все мы в реальной жизни оперируем с разнообразными датами, началом и концом того или иного процесса, ограниченного некоторыми событиями – это и жизнь любого человека, и исторический период, эпоха, это и события, процессы в микро- и макро- космосе. Дело в том, что всё это наше субъективное ощущение непрерывной, взаимосвязанной цепи разнообразных процессов в реальном мире. Процессы в реальном мире с реальными материальными объектами и в реальном трехмерном пространстве происходят с различными по размерам, различной энергетической наполненностью и т.д. объектами, находящимися на различных расстояниях друг от друга и с различными скоростями протекания процессов. В этом смысле время является всеобщим эквивалентом быстроты протекания всех взаимосвязанных, взаимозависимых, взаимопроникающих многообразных процессов реального мира, находящихся, в конечном счете, в причинно-следственных связях друг с другом. Но этот эквивалент имеет субъективно-абстрактную природу и в этом смысле первичны, реальны, объективны процессы, протекающие в материальном мире.

Конечно, здесь мы не будем детально рассматривать понятие времени в этом новом понимании. Для построения новой физической концепции достаточно того, что сказано выше. В дальнейшем под понятием «время» мы будем понимать то, что все процессы в природе происходят в пространстве и с конечной скоростью. Иначе, что причина и следствие одного, любого процесса никогда не могут находиться в мгновенной связи друг с другом. Другими словами, причина и следствие одного процесса не могут никогда происходить одновременно.

В этой связи приведем некоторые рассуждения, на основании которых сделаем некоторые выводы.

Допустим, что в материальном мире все взаимодействия происходят мгновенно, то есть с бесконечно большой скоростью. Тогда очевидно, что любые причинно-следственные связи в таком мире находятся в мгновенной зависимости. Так как любое следствие процесса является причиной в следующем процессе, то всё многообразие взаимосвязанных, взаимопроникающих процессов природы в этом случае произойдут мгновенно. Другими словами при этом вечность существования природы уместится в одном мгновении. Иначе время жизни Вселенной была бы равна нулю.

Далее допустим, что скорость света в нашем мире стала меньше (или больше, что в данном случае не имеет значения), чем ныне существующая. Тогда все процессы, которые протекают со скоростью света (впрочем, как и все остальные) будут происходить медленнее (или соответственно быстрее), чем идентичные в настоящее время. Отсюда промежуток времени между причиной и следствием любого процесса будет больше (или меньше), чем в идентичных процессах в ныне существующем мире.

Из всего сказанного следует, что темп течения времени и скорость света (скорость передачи информации вообще) находятся в прямо пропорциональной и, самое главное, в неразрывной, реальной и логической зависимости. Это одна сторона дела. Другая сторона соответствует нашим воззрениям – скорость протекания процесса распространения света в пространстве есть объективная первопричина субъективного ощущения течения времени.

Немного коснёмся здесь Специальной теории относительности. Согласно положениям этой теории скорость света в вакууме есть величина постоянная и не зависит от скорости источника и приемника света (второй постулат теории). Это с одной стороны. С другой стороны согласно теории в движущейся инерциальной системе отсчета темп течения времени замедляется. Но это противоречит нашим вышеприведенным рассуждениям.

Забегая несколько вперед, скажем, что это противоречие можно преодолеть, только приняв за основу положение о субъективно-абстрактной природе времени. Длительность процессов при этом действительно может увеличиваться, но всё зависит от скорости движения системы и связанных с этим изменениях линейных размеров материальных тел. Отметим: речь идет не о скорости движения искомой системы отсчёта относительно другой, принятой нами как неподвижная. Речь идет совершенно о другой скорости движения. А именно речь при этом идёт об абсолютной скорости движения в пространстве. Это будет рассмотрено и получит свое объяснение впоследствии.

Кроме того, в связи с вышесказанным, думается, было бы более правильным принять за основную единицу измерения не единицу измерения времени, как принято в настоящее время, а единицу измерения скорости света. При этом, естественно, единица измерения времени перешла бы в разряд производных единиц. По крайней мере, это соответствовало бы реальному положению вещей. Тем более что распространение света (электромагнитных волн) есть реальный процесс, а электродинамическая постоянная с входит в число фундаментальных физических констант.

Очевидно, что разница между той трактовкой понятия времени, которая принята в настоящее время (и на которой основана Специальная теория относительности) и той трактовкой времени, которая предлагается в этой статье (и которая, несомненно, соответствует реалиям бытия), огромна.

В первом случае, как указывалось выше, время образует в неразрывной связи с пространством четырёхмерный континуум, являясь формой существования материи.

Во втором случае время является субъективно-абстрактным понятием, неким всеобщим универсальным эквивалентом, с помощью и посредством которого характеризуется как темпы протекания того или иного отдельно взятого процесса, так и темпов протекания множества процессов, взятых суммарно, в том числе и всех процессов, происходящих во Вселенной. Другими словами, в предлагаемой трактовке материя существует в пространстве и в движении, которые являются формой и способом существования материи и тем самым её неотъемлемыми свойствами. При этом время есть производная категория от этих основных сущностей, атрибутов материи – пространства и движения. Только ввиду наличия у материи этих неотъемлемых её свойств появляется ощущение существования материи во времени. Таким образом, материя является самодостаточной объективной всеобщей субстанцией, определяющей всё многообразие проявлений самой себя. И нет никакой необходимости вводить дополнительный её атрибут – время. Возлагать при этом на него то свойство, которым сама материя обладает и которое является её неотъемлемой составной частью, одной из её сущностей.

Коль скоро по предлагаемой трактовке время является эквивалентом (субъективно-абстрактным эквивалентом) процессов (сущность которых в конечном итоге составляет движение), происходящих в реальном материальном мире, то, несомненно, должны существовать общие, характерные черты, объединяющие эти два понятия. Но они должны иметь и различия, которые носят фундаментальный характер.

Время, как и процессы, обладают своеобразным векторным свойством, т.е. им свойственна направленность своего протекания. Для времени этот вектор направлен от прошлого, через настоящее к будущему. Все многообразие процессов, произошедших в прошлом, являются причиной нынешнего состояния, которое является следствием прошлого состояния и всех изменений, произошедших в нём. Соответственно, настоящее является причиной будущего, которое, по отношению к настоящему, а уж тем более по отношению к прошлому, является следствием.

Процессы также протекают в строго определённом направлении – от причины к следствию. По существу причина и прошлое, а также следствие и настоящее (будущее, ибо настоящее – это будущее, по отношению к прошлому), в смысле отношения к данной проблеме, являются понятиями-синонимами. Тем самым по рассмотренному только что свойству время и процессы являются абсолютно идентичными по отношению друг к другу понятиями.

Другим моментом является то, что время – это скалярная, относительно пространства, величина. Это означает, что в любой, но в определенной, т.е. в данной системе отсчета, в любой её точке, при любой ориентации время «течет» одинаковым образом. Тем самым, это свойство времени связано непосредственно с таким свойством пространства как его изотропность и однородность. Невозможно представить, чтобы время «текло» в различных частях данной системы отсчета по-разному в зависимости от направления движения этой системы отсчета относительно какой-либо другой. Кстати, это обстоятельство сразу же бросается в глаза даже при беглом знакомстве со Специальной теорией относительности. Логически оно находится в явном противоречии с изменением пространственной метрики в зависимости от направления движения; изменением «темпов течения» времени в системе отсчёта вообще; положением об инвариантности скорости света и соблюдением принципа относительности. В некоторой степени это касается и синхронности хода часов в зависимости от их положения в движущейся системе отсчёта относительно так называемых поверочных часов. Если предположить, что имеется некая особая система отсчёта, или как её иногда называют Абсолютная система отсчёта, то в этой системе отсчёта процессы протекают относительно пространственной ориентации абсолютно одинаково. И в этом смысле время и процессы идентичны. Но здесь схожесть этих двух понятий заканчиваются, и более того в этом заключено одновременно и их фундаментальное различие. В движущейся в пространстве системе отсчёта скорость протекания некоторых процессов зависит от скорости движения самой системы и от относительного направления их протекания и движения. Отметим особо: замкнутые, круговые процессы в движущейся в пространстве системе отсчёта в любых её областях протекают одинаково быстро.

Снова сделаем только одно замечание. Это замечание касается Абсолютной системы координат. Здесь упоминается об этой системе только для того, чтобы показать, что между понятиями времени и процессами в рассматриваемом смысле имеется полное сходство. Можно ли серьёзно говорить о существовании Абсолютной системы координат или нет, будет рассмотрено позднее. Не будем утверждать о сходстве этого свойства времени и процессов вообще в любой инерциальной системе координат, основываясь на положения Специальной теории относительности.

Но как же быть с экспериментальным «подтверждением» справедливости положения Специальной теории относительности об эффекте «замедления течения» времени в движущейся инерциальной системе координат, а также «замедлении течения» времени в гравитационных и других «полях»? В том - то всё и дело, что, как мы отмечали выше, процессы в этих движущихся инерциальных системах отсчёта зависят от скорости движения системы. Зависят они также от разности потенциалов «поля» между начальным и конечным событиями, ограничивающих тот или иной процесс. Кроме того, в условиях силовых «полей» темпы протекания процессов зависят вообще от напряженности поля в той части пространства, где эти процессы протекают. Поэтому наблюдаемые эффекты увеличения продолжительности жизни элементарных частиц, замедления хода часов в том или другом случае (именно замедления хода часов, а не «замедления течения» времени – это абсолютно разные вещи) могут быть объяснены в рамках предлагаемой концепции времени.

Подобная точка зрения на отсутствие времени как объективной реальной субстанции, предлагаемая в этой работе, не одинока в современной физической науке. Подобной точки зрения, основываясь на интуитивном восприятии проблемы, придерживаются некоторые известные физики-теоретики. Однако их проблема состоит в том, что они признают при этом несомненную правильность Специальной, да и Общей теории относительности, что просто несовместимо.

Проблема времени обширна, и об этой категории бытия нужно многое ещё сказать. Но в данной работе достаточно того, что уже сказано для создания концепции новой, более общей физической теории. Самый главный вывод заключается в том, что время есть субъективно-абстрактное понятие, с помощью которого и посредством которого обозначается и утверждается само существование материи как реальности в её движении и развитии. Движение и пространство – вот форма и способ существования, проявления материи. Материя не может проявлять себя вне своего движения и вне пространства. Не может быть движения и пространства вне материи. Тем самым именно движение и пространство образуют континуум, который является единой формой и способом существования (проявления) материи.

К вопросу времени, пространства, движения в дальнейшем придётся возвращаться неоднократно в связи с рассмотрением других фундаментальных категорий бытия материи. Это следует из взаимосвязи всех этих определяющих понятий. К сожалению, и это объяснимо, формат статьи не позволяет сразу, более предметно рассмотреть всё, что мы здесь обсуждали. Для этого необходимо продолжение исследований.

 

Литература

 

1.                  Кучевский В.Б. Анализ категории «материя». М., «Наука». 1983. – 256 с.

2.                  Мигунов-Миллер С.Н. Некоторые следствия фундаментального характера, вытекающие из анализа теории относительности / Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов, №8(110), 84-91 с.

3.                  Потёмкин В.К., Симонов А.Л. Пространство в структуре мира. Новосибирск, «Наука», 1990. – 176 с.

4.                  Чернин А.Д. Физика времени. – М., Наука. 1987 – 224 с.

5.                  Хокинг С., Пенроуз Р. Природа пространства и времени. [пер. с англ. А. Беркова, В. Лебедева]. – СПб.; Амфора, 2009. – 171 с.

6.                  Хокинг С. Кратчайшая история времени / Стивен Хокинг, Леонард Млодинов / [пер. с англ. Б. Оралбекова под ред. А.Г.Сергеева]. – СПб.; Амфора 2009. – 180 с.

7.                  Эйнштейн А. Работы по теории относительности / Альберт Эйнштейн; [пер. с нем. и англ.] / СПб., Амфора, 2008. – 330 с.

8.                  Эйнштейн Альберт. Собрание научных трудов в четырёх томах. Том 1. «Работы по теории относительности 1905 – 1920г.», М., Наука, 1965 – 1967. – 702 с.

 

Поступила в редакцию 15.01.2016 г.

2006-2018 © Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов.
Все материалы, размещенные на данном сайте, охраняются авторским правом. При использовании материалов сайта активная ссылка на первоисточник обязательна.